ЛитМир - Электронная Библиотека

Она поняла, что потеряла большие деньги, которые, по ее расчетам, должны были гарантировать, что этой ночью Дженни, эта маленькая мерзавка, уже не сможет переспать с Бреттом Мак-Кормиком. А она висит себе как ни в чем не бывало на шее у Бретта, прямо около открытой нараспашку двери своего чертова драндулета, и вид у сладкой парочки такой, словно они расстались не сегодня, а минимум несколько месяцев назад.

Моди почувствовала, как желчь разливается по всему ее дрожащему от ярости телу: Бретт взял проклятую девку на руки и понес ее в свою квартиру.

– Черт бы вас побрал! Обоих! Он мой!!! – Побелевшие пальцы с силой сжались на бинокле. – В следующий раз, грязная шлюха, в следующий раз.

– В следующий раз либо ты закончишь свои дела засветло, либо тебе придется чувствовать мое дыхание на своем затылке на протяжении всего своего трудового дня.

Дженни прижималась к Бретту, и его крепкие, все еще дрожавшие от пережитого волнения руки обнимали ее. Как только она ощутила Бретта рядом с собой, остатки страха удивительным образом полностью улетучились.

– Ты даришь мне счастье, но, черт побери, Дженни, то, что случилось с тобой этой ночью, то, что могло случиться, пугает меня.

– Поверь, меня тоже. Я обещаю тебе, что никогда больше не отправлюсь работать в город на ночь глядя.

– Очень рад это слышать.

Он еще сильнее прижал ее к своей груди, и Дженни лишний раз убедилась, насколько его движения точны, последовательны и ласковы одновременно, как они зажигают в ней огонь желания, заставляют сильней колотиться сердце.

Около Бретта Дженни чувствовала себя абсолютно защищенной от любых невзгод.

Она уже заснула, а Бретт лежал с закрытыми глазами, и перед глазами его стояла картина. Темная улица нижнего города, Дженни, бредущая по тротуару, этот ублюдок с ключом в глазу. Да, у Бретта было немало шансов потерять ее этой славненькой ночкой!

На следующее утро Бретт по-прежнему чувствовал себя не в своей тарелке. Происшедшее с Дженни будоражило его воображение и не давало ни на минуту отвлечься. Так было и на следующий день, и еще на следующий. В середине недели он был вынужден признаться самому себе, что боязнь за безопасность Дженни так глубоко укоренилась в нем, что вышла за рамки обычного страха за близких.

Он никогда не испытывал такого всепоглощающего беспокойства за других женщин, с которыми когда-либо имел отношения. Пока Дженни работала с клиентами, все мысли Бретта были сосредоточены только на том, когда она вернется назад. Он прислушивался к своим эмоциям, страху за Дженни, любви и нежности к ней и переносил это на бумагу. Пробегая глазами продолжение романа, он все больше убеждался, что получается неплохо.

Черт побери, он никогда не думал, что сможет так писать! Причем это не требовало от него никаких усилий, мысли сами рождались и так же легко ложились на бумагу. Работа шла, как ему казалось, почти без его участия. Бретт не раздумывал о целесообразности введения той или иной сцены, не напрягал фантазию – пальцы, бегающие по клавишам компьютера, существовали автономно.

Через некоторое время он устало откинулся на спинку стула. Неужели его любовь к Дженни породила такое озарение?

Черт, конечно, это здорово, но, Бог свидетель, ему не хотелось писать под влиянием женщины, тем более такой, которая верит в реинкарнацию. Что, если этот небольшой заскок возобладает над ее прочими чувствами и наконец поглотит их полностью? Кого Дженни видит в нем прежде всего – Бретта или Сэза?

Мак-Кормику внезапно стало не по себе от этой мысли. Лучше уж жить без любви, чем делить ее с вымышленными персонажами.

Глава 13

Трехчасовая работа над романом в среду днем потребовала от Бретта предельной собранности. Он блаженно потянулся на стуле, прикидывая, сколько баночек пива можно себе за это позволить. Затем он совершил грубую ошибку, подойдя к телефону. Результатом разговора стало то, что Грейс уже мчалась к нему, чтобы уточнить некоторые детали предстоящей поездки. Бретт убеждал себя в том, что, даже если бы он и не поднял трубку, Грейс скорее всего приехала бы без предупреждения. Она всегда вцеплялась в рекламные турне, как бульдог в кость, причем Бретту показалось, что в этот раз ее хватка даже несколько сильнее, чем обычно. Нужно отдать должное: Грейс умела организовать дело. Не успел он выступить в трех главных программах страны, и вот опять, пожалуйста, – Нью-Йорк и Чикаго. Поездка планировалась через семь недель, и Бретт пока ничего не говорил Дженни. Но ему ужасно хотелось, чтобы они поехали вместе.

Грейс не заставила себя долго ждать. Обсуждение предстоящего турне заняло больше времени, чем планировал Бретт: слишком уж оно было насыщенным. Поездка предполагала участие в телевизионном шоу и выступления на радио, интервью для газет и журналов и встречи с распространителями.

– Ты не считаешь, что мы будем повторяться? – уточнил Бретт. – Я же вернулся из Нью-Йорка всего несколько недель назад.

Лицо Грейс озарилось улыбкой триумфатора.

– Америка, мой мальчик, тобой заинтересовалась и хочет, чтобы ты снова приехал в Нью-Йорк. Все твои выступления не прошли даром и были замечены. Кстати, говорят, что телефоны телевизионных агентств разрываются от звонков молодых и красивых женщин, желающих еще раз увидеть по телевизору твою дьявольски обаятельную улыбку.

Бретт залился краской смущения, но сделал вид, что не заметил последнюю фразу Грейс. Ему представился Нью-Йорк и жадные, напоминающие длинных змей, руки женщин, тянущиеся к нему со всех сторон.

– Им просто понравились мои книги, Грейс.

– Естественно, не без этого. Им нравятся и книги, и твое холостое положение тоже.

Бретт и без нее прекрасно знал, что это правда.

После их недавней дискуссии о женщинах у Бретта не поворачивался язык сообщить Грейс, что Дженни наверное, тоже поедет вместе с ним. Своими последними словами Уорен довольно прозрачно дала понять, сколь пагубно отразится длительная любовная связь на его успехе у почитательниц.

Грейс провела у Мак-Кормика уже больше полутора часов. Когда он открыл рот, чтобы сказать все, что думает о молодых и красивых, трезвонящих на телевидение, она перебила:

– Ладно, Бретт, мне, пожалуй, пора. У меня и так дел по горло, да тут еще и компьютер, похоже, забарахлил.

– А что с ним? – Бретт задал вопрос скорее из вежливости. Его мысли бродили в совершенно другом направлении.

– Ты знаешь, что я слабо в этом разбираюсь, – ответила Грейс, уже стоя около дверей. – Может быть, что-то с программным обеспечением или само «железо» подвело. Знаю совершенно точно одно – компьютер не хочет даже загружаться.

– Дженни может помочь тебе, если хочешь.

– Дженни?

– Ну да. Та самая, запах которой ты учуяла в прошлый раз.

Грейс приподняла бровь и недоверчиво улыбнулась:

– Она в самом деле разбирается в этом?

– Вполне. Она профессиональный консультант по работе с компьютерами. У нее масса клиентов по всему городу. Советую тебе позвонить сегодня вечером и обо всем с ней договориться.

– Прости, а куда мне позвонить сегодня вечером? – вкрадчиво уточнила Грейс.

– Сюда. В любое время после шести.

Она порылась в сумочке, выискивая ключи от машины.

– Спасибо за совет, думаю, что позвоню. Ты мне очень помог, поскольку, честно говоря, я даже не представляла, к кому обратиться.

Она позвонила Дженни в тот же вечер и договорилась о встрече в своем офисе через пару дней.

Чуть позже Бретт напрямую спросил, не желает ли Дженни сопровождать его в поездке Нью-Йорк – Чикаго, планируемой на ноябрь.

– Ты уверен, что хочешь этого? – уточнила Дженни с сияющими глазами.

– Нет, просто так сказал. Конечно, хочу, иначе и не предлагал бы!

– Мне нравится эта идея. Хотя подожди: мы вернемся назад ко Дню благодарения?

30
{"b":"11438","o":1}