ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Древний. Расплата
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Почувствуй,что я рядом
Бег
Тень невидимки
Двадцать три
Миф. Греческие мифы в пересказе
Цвет Тиффани

Хлопок. Кипы хлопка. Склад.

Нет!

Господи, что же делать?

Дженни отчаянно захотелось разбудить мирно сопящего Бретта и забраться в теплое кольцо его надежно защищающих рук.

Но она прекрасно знала, что не сделает этого. Бретт никогда не поверит. Их первая и последняя дискуссия о прошлой жизни давала ей основания считать, что следующая попытка заговорить с Бреттом на эту тему закончится вызовом «скорой психиатрической помощи», причем из самых лучших побуждений. Как надвигающаяся гроза чувствуется в воздухе при ярком солнце и чистом небе, так и Дженни почти физически ощущала зловещее присутствие Моди в комнате Бретта.

Нет, ему ничего говорить нельзя – это совершенно ясно.

Но она обязана защитить его! А для этого существовал только один надежный способ. Способ, дающий стопроцентную гарантию его безопасности. Она должна покинуть Бретта, и в этом случае месть Моди не обрушится на его голову.

Боже, но как же тяжело это сделать! Слишком сильно Дженни успела полюбить. Она не представляла себе, как дальше жить без Бретта, не видясь с ним, не слыша его голоса, от которого всегда начинало так сильно стучать ее сердце. Остаться с ним и дать погибнуть, как Сэзу? Немыслимо! Цена за короткое счастье была бы слишком высока.

Значит, следовало найти подходящие аргументы, чтобы хоть как-то объяснить Бретту необходимость расстаться. Если она выложит все напрямую, он все равно никогда не поверит и не поймет.

Дженни ни разу не говорила Бретту, что любит его, а теперь он уже никогда этого и не узнает.

Ему очень не понравилось, что он проснулся в одиночестве.

Бретт успел уже так привыкнуть к Дженни, что, по-видимому, неожиданное ее отсутствие и разбудило его рано утром. Где, черт побери, она может находиться? После вчерашнего случая он и подумать не мог о том, что Дженни способна уехать куда-нибудь, не предупредив его об этом.

– Джен? – Тишина. Бретт вскочил с кровати и ринулся в обход по квартире: в ванную, на кухню, в гостиную… Ее не было нигде.

Бретт недоуменно взглянул на часы и убедился, что сейчас только четверть восьмого. Обычно она не уезжала на работу так рано. Кроме того, у Джен больше не было машины, и он был уверен, что она не получала заказов от клиентов на сегодня.

Бретт рванулся к телефону и набрал ее номер. Знакомое: «Это Дженни Франклин, я сожалею, что не могу подойти к телефону в настоящее время» – было ему ответом. Возможно, она решила переодеться и сейчас принимает ванну. Он быстро приготовил завтрак и немного подождал.

Дженни не было, она не звонила, и через час Бретт уже начал волноваться всерьез. Он взбежал наверх, громко постучал в дверь, потом опять позвонил по телефону. Безрезультатно! Бретт терялся в догадках. Что ему оставалось думать? Что Дженни пала жертвой маньяка-преследователя или еще что-нибудь подобное?

Сейчас Бретт просто хотел знать, что случилось.

Дженни выложила непомерную, даже больше чем непомерную для нее сумму за прокат автомобиля. Сначала она заехала в полицейский участок, где получила рекомендации по буксировке остатков «монте-карло» и получению страховки.

В десять тридцать Дженни отправилась к мадам Ля Рю, одной из своих клиенток, желающей поставить обловленную систему на компьютер. В свое время мадам снискала себе славу предсказательницы и оракула местного масштаба, и, хотя большую часть ее обширной клиентуры составляли неудавшиеся художники, туристы, ищущие приключений в улочках французского квартала, и просто люди, жаждущие узнать о своей судьбе по картам Таро, это занятие позволило ей скопить средства на «ягуар» и изредка баловаться покупкой бриллиантов. Некоторые называли мадам просто шарлатанкой, кто-то – талантливой актрисой, другие считали, что она обладает даром прорицания. В конце концов, не так важно, что думают люди о семидесятилетней гадалке, верят они ей или нет, но Дженни знала, что, несмотря на все разговоры, база данных, содержащая информацию о ее постоянных посетителях, уже не умещалась на винчестере в два мегабайта. Такому количеству клиентов могли бы позавидовать многие из модных врачей и адвокатов.

Она зашла в знакомое полутемное помещение магазина мадам, до отказа забитое какими-то шариками, бусинами, игральными костями, разноцветными стекляшками и камешками, колодами карт и другими вещами не совсем понятного предназначения. В магазине негромко играла довольно примитивная музыка, которая по замыслу хозяйки должна была придавать ее заведению неповторимый мистический колорит.

Дженни пришла к мадам, намереваясь тотчас начать работу, однако седовласая прорицательница сразу обратила на нее внимание.

– Вы знаете, что ваша аура несколько изменилась? – спросила она своим низким грудным голосом.

По горлу мадам косой полосой проходил шрам, как бы подрагивающий при разговоре, что создавало крайне неприятное впечатление. Поговаривали, что она заработала это украшение от клиента, переусердствовавшего в приеме наркотиков. Другие уверяли, что Ля Рю много лет назад пыталась свести счеты с жизнью в яростном приступе благородной ревности.

Мадам улыбнулась своей загадочной улыбкой.

– Вы чувствуете себя в опасности, n'est-ce pas?

Ошеломленная Дженни тоже выдавила из себя подобие жалкой улыбки.

– Отчего же?

– Мне просто видно некоторые вещи, милая. С тех пор как вы начали у меня работать, я взяла вас под свою защиту. – Ее черные глаза, казалось, пытливо заглядывающие в самую душу Дженни, лихорадочно блестели. – Под сильную и эффективную защиту.

Ля Рю пожевала губами. Дженни пожалела, что ввязалась в этот разговор. Она не нуждалась в магической защите и желала только побыстрее оказаться на рабочем месте у компьютера в задней комнате. Обладала ли мадам сверхъестественными способностями или нет, Дженни вовсе не волновало: вряд ли та смогла бы ей помочь в сложившейся ситуации.

Инсталляция новых программ заняла не очень много времени. Менее чем через три часа система запускалась, программы были загружены и, самое главное, расширена база данных. Дженни устало откинулась на спинку кресла и подумала о Бретте. Она вспомнила о том, как покинула его среди ночи. Это было и решительно, и трусливо одновременно. Одним словом, бессовестно. Что, интересно, Бретт подумал о ней? Обиделся? Расстроился? Рассердился?

Дженни автоматически переменила дискету в системном блоке. Окажись она сама в такой ситуации – проснуться в собственной постели и обнаружить, что Бретт исчез, – она бы почувствовала себя очень и очень неуютно.

– Рана. Колотая рана.

Низкий голос мадам донесся до Дженни. Она резко обернулась и обнаружила Ля Рю, сидящую в кресле позади нее. Белоснежные волосы были собраны в аккуратный пучок. По контрасту с черным ниспадающим халатом и полумраком комнаты ее голова сияла луной в ночном небе. В ушах переливались красно-золотыми бликами длинные серьги, на шее сверкало великолепное ожерелье. Впотьмах Дженни не смогла разглядеть, чем украсила себя мадам Ля Рю, да и разглядев не поняла бы – она не была знатоком драгоценных камней. В любом случае мадам не носила стеклянных подделок. Ее руки небрежно тасовали колоду карт Таро. Дженни не смогла удержаться от скептической ухмылки.

– Мадам, не стоит тратить времени, я не верю картам. Извините.

Черные антрациты глаз прорицательницы гипнотически блеснули в темноте.

– Зато, милая, карты, похоже, верят вам. Может же старая женщина позволить себе поразвлечься? Тем более что это не займет много времени, которое вам так дорого. Не раздумывая выберите три карты и положите перед собой.

Дженни всегда с юмором относилась к таким вещам, особенно когда дело касалось наиболее богатых и щедро платящих клиентов, однако, протянув руку к картам, она ощутила странное волнение, словно кто-то окатил ее холодной водой. Дженни быстро отдернула руку и с нервной улыбкой взглянула на Ля Рю, все еще протягивающую ей колоду.

– La Roue de Fortune – пробормотала гадалка, – и, посмотрев на Дженни, перевела: – Колесо судьбы…

34
{"b":"11438","o":1}