ЛитМир - Электронная Библиотека

– Когда Рэнделл вычислил Моди, она просто-напросто сбежала из Гэмптон-Хауса, умело запутав следы. По крайней мере так я себе это представлял.

– А Рэнделл? – встрепенулась Дженни. – Что с ним произошло в действительности?

– Он погиб. Сына Мэри Гэмптон убили на войне, – ответила Сью вместо Хестер.

– Ты видишь? – воскликнул Бретт, глядя то на Дженни, то на Сью. – Значит, я был прав! Так я и написал в продолжении!

– Боюсь, судьба Рэнделла не слишком оригинальна, – насмешливо заметила Хестер.

– Черта с два! – завелся Бретт. – Я, сидя за компьютером и, прошу прощения у дам, ковыряя в носу, придумал, что Рэнделл пошел на войну и отдал свою жизнь в бою с северянами! Никто не разубедит меня в том, что это была не моя собственная идея, пусть она даже и совпадает с действительностью.

Сарказм Хестер еще усилился:

– Вы так уверены? А может быть, какая-то часть вашего подсознания просто помнила об этом? Даже кошка имеет девять жизней, не так ли? Вы презрительно улыбаетесь, мистер Мак-Кормик, но ваше сердце знает все значительно лучше вашей головы. Попытайтесь подумать о памяти своего сердца, и оно подскажет вам, в чем правда.

Переполненная различными чувствами после чтения дневника Мэри Гэмптон и откровений Хестер, Дженни совсем забыла о коврике, с которого все началось.

Ровные шестиугольники по краям и шестиугольник в центре – побольше. Танец разноцветных букетов. «Цветочный сад любимой бабушки». Ручная вышивка по старой фабричной ткани. Стежок к стежку. Утомительный труд. Наперсток, надетый на палец, толкает быстро мелькающую иглу.

– Дженни! – Голос Бретта вывел ее из задумчивости. – Тебе понравился этот коврик?

Она вздрогнула и прогнала от себя стоящую перед глазами картину.

– Да, очень тонкая работа. Я просто задумалась, рассматривая его.

Дженни подошла к окну и выглянула наружу.

– Посмотри, какая прекрасная сегодня погода!

– Это именно то, что ты хочешь мне сказать? Тебя интересует погода?

– Нет. Меня интересует, когда она вернется.

– Кто? – Бретт тоже подошел к окну.

– Моди. Моди Гэмптон. Ты прочел дневник, поэтому теперь наверняка знаешь правду.

Бретт посмотрел на небо, а потом в глаза Дженни. Абсолютная чистота. Только небо было синим и успокаивающим, а в серых глазах Дженни мелькали тревога и беспокойство.

– Да, – ответил Бретт. – Теперь я знаю.

Как Дженни надеялась, что хоть ненадолго увезла Бретта от преследующей их опасности!.. О Господи! Но как это ей не пришло в голову раньше? Если она вернется в Новый Орлеан одна… Тогда их преследователь обязательно на нее выйдет! Полиция будет наготове, а Бретт – в безопасности.

– Почему ты на меня так смотришь? – спросил Бретт.

– А что, я смотрю на тебя как-то необычно?

– Твой взгляд мне не нравится. Словно ты задумала что-то нехорошее.

Дженни отвернулась к окну, чтобы Бретт, раз он стал таким проницательным, не мог видеть ее глаз.

Она вздохнула, приводя в порядок дыхание, чтобы дрожащий голос не выдал ее.

– Тебе и в самом деле может не понравиться то, о чем я сейчас подумала.

– Что, еще один сюрприз?

– Ничего ужасного, обещаю тебе. – Она мягко, но настойчиво взяла его за руку и повела на веранду. Там она заняла свое любимое место, откуда открывался вид на сад и гостевые коттеджи.

– Просто я хотела тебе напомнить, что сначала мы собирались приехать сюда дня на два, не больше. Теперь, я так понимаю, мы решили остаться здесь до конца уик-энда. – Дженни постаралась, чтобы голос ее звучал достаточно жалобно. – Бретт, я не могу оставлять своих клиентов так надолго. Я обещала им, что приеду через несколько дней. Послушай, мне действительно необходимо съездить в Новый Орлеан.

Бретт открыл рот, чтобы выразить решительный протест, но Дженни перебила его, не дав даже начать:

– Думаю, тебе следует остаться здесь до окончания бала. Здесь будет Грейс, и я надеюсь, что вы устроите все как нужно. Бал состоится в ночь с субботы на воскресенье и…

– Нет.

– Но мы будем в разлуке только несколько дней.

– Ты не сделаешь без меня ни шагу!

– Надеюсь, ты не собираешься диктовать мне, как я должна вести свои дела? – поинтересовалась Дженни довольно холодно.

– Послушай, это ведь не только дела!

– Что ты имеешь в виду?

– Ты и сама прекрасно понимаешь, о чем я говорю! Если ты поедешь в Новый Орлеан, я обязательно отправлюсь вместе с тобой независимо от того, хочешь ты этого или нет, – отрезал Бретт.

– Ты что, с ума сошел? После того, как ты пообещал Темплтонам помощь? Не думаешь ли ты, что Грейс будет работать здесь в одиночку? Ты просто обязан остаться до воскресного утра у Сью и Джона!

– А зачем я Грейс? Если тебе очень хочется увидеть результат ее деятельности, мы можем без помех подъехать сюда в субботу. В любом случае одна ты отсюда не уедешь. Конечно, если ты не собираешься украсть мою машину.

– Думаю, что при желании могу обойтись и без твоей машины!

– Не считай меня идиотом! Неужели, по-твоему, я не понимаю, что ты хочешь удрать отсюда, чтобы поиграть в живую приманку для нашего новоорлеанского друга? Джен, успокойся и послушай меня! Может быть, я ошибаюсь в своих суждениях о некоторых вещах. Черт меня подери, я даже допускаю, что вся цепь этих идиотских событий вокруг нас не просто серия случайных совпадений!

– И то хлеб, – насмешливо отозвалась Дженни. – Неужели допускаешь?

– Да! – Он прикрыл глаза и произнес с видимым усилием. – Я уже сказал, что не исключаю вероятность некоторой закономерности.

– Бретт…

– Но! Маньяк в Новом Орлеане – это объективная реальность. Меня совершенно не волнует, кем ты была в предыдущей жизни – Анной Гэмптон или Сарой Бернар. Что я знаю совершенно точно и что меня заботит больше всего, так это то, что на твою жизнь покушались как минимум два раза. Поэтому я повторяю: если ты собралась домой, то поедешь только вместе со мной.

– Это твое твердое решение? А как же Темплтоны?

– Придется выбирать! Или черт с ними, с этими Темплтонами, пусть Грейс сама разбирается, или мы оба остаемся здесь!

– Хорошо! Но только что ты сказал, что готов согласиться: все случившееся с нами не только цепь простых совпадений.

– Ну, честно говоря, мне просто ничего больше не остается делать. Я чувствую, что здесь нечисто. Черт, ну, может быть, этот дом на меня так действует. Эта историческая атмосфера и все такое… Что, скажешь, я не прав? Ты же тоже ощущаешь в этом доме какую-то необъяснимо притягательную силу.

– Все, хватит! – Дженни устала постоянно подталкивать его к одной и той же мысли. Она просто не хотела, чтобы разные взгляды на одну проблему повлияли на их отношения!

Дженни повернулась к Бретту и с улыбкой поинтересовалась, резко переведя разговор на другую тему:

– Бретт, как, по-твоему, называется то, что мы испытываем друг к другу?

Бретт, еще не успев окончательно выпустить пар, чуть было не поперхнулся, но быстро нашел ответ:

– А почему бы нам не подняться и… Там мы и поговорим об этом.

Дженни обняла его за шею. Он почувствовал, как ее гибкое тело крепко прижалось к нему, чуть-чуть дрожа.

– А если я уже не хочу тратить время на разговоры? – произнесла Дженни, с трудом сдерживая стон.

– Это даже еще лучше. Кажется, перед тем как встретить Хестер, мы как раз собирались…

– Я… – Дженни уже не смогла продолжать, потому что трепещущий язык Бретта коснулся уголка ее губ.

Вечером, за ужином, Джон заметил Бретту:

– Не знаю, каковы способности вашего рекламного агента, но я уже на всякий случай приготовил приглашения на бал с просьбой к гостям RSVP.

– А что это такое? – Любопытный нос Джеффа просунулся между ними и уткнулся в свежеотпечатанные карточки.

– Это по-французски, – объяснила Сью. – «Reponde, s'il vou plait». Здесь написано, чтобы гости, получив наши приглашения, ответили нам заранее.

49
{"b":"11438","o":1}