ЛитМир - Электронная Библиотека

Неясная связь между ночными кошмарами и предстоящим балом чудилась ей и тревожила ее, и без того взвинченную до предела. Наверное, потому, что трагедия Анны и Сэза произошла также во время бала, хотя сама картина праздника в ее сне отсутствовала.

Ощущение того, что что-то должно произойти, постепенно превратилось в уверенность.

Занятая своими мыслями, она вскрикнула от неожиданности, когда дверь на кухню резко распахнулась, по помещению заструился прохладный воздух, и в дверном проеме показался всклокоченный Бретт. Стакан выскользнул из ее рук и с прощальным звоном разлетелся вдребезги.

– Дженни, с тобой все в порядке? – выдохнул запыхавшийся Бретт.

– Ты что, с ума сошел? Ты чего так врываешься?

Бретт, не отвечая, смотрел на Дженни.

– С чего ты взял, что что-то произошло?

– Я слышал, как ты вскрикнула, – нашелся он после некоторой паузы.

– А ты думал, что, если за моей спиной кто-то сносит дверной косяк, я буду молчать? Похоже, это у тебя возникли какие-то проблемы.

– У меня? Да нет! С чего бы это? Просто мне вдруг захотелось видеть тебя, вот и все.

Ох и врал Бретт! Дженни прекрасно чувствовала напряжение, волнами исходившее от его тела.

– Ну тогда, может быть, уйдем из кухни и прогуляемся немного?

Дженни собрала с пола осколки бокала. Рука об руку они вышли в сад, под лучи заходящего солнца. Миновав гостевые коттеджи и конюшню, из которой раздавались удары молотка, они подошли к опушке леса. Даже отсюда было слышно, как Арнольд что-то старательно приколачивает к старым стенам. Здесь, под кронами деревьев, было значительно прохладнее, чем на открытом солнце. Стройные кипарисы, высокие сосны и раскидистые дубы отбрасывали длинные тени на изумрудную зелень травы. Воздух был наполнен ароматом хвои и неповторимым запахом ранней луизианской осени. Совсем неподалеку находился заболоченный рукав реки и рядом – то самое место около башни. Отсюда хорошо просматривалась заросшая поляна с аккуратными ровными рядами темных камней. Вот оно, старое семейное кладбище Гэмптонов!

Дженни замедлила шаг, колеблясь: стоит ли туда идти? Бретт тоже не торопился, но какая-то невидимая сила будто подталкивала его вперед, словно провоцируя лично убедиться, что описанные в романе события имели место и в реальной жизни. Чувство, возникающее каждый раз при входе в Гэмптон-Хаус. Дневник Моди. Дневник Мэри. История Хестер. Ночной кошмар Дженни.

– Бретт? Мы идем дальше? – спросила Дженни неуверенно, остановившись на краю поляны.

Надгробий на кладбище было несколько больше, чем им показалось издалека. Не меньше двадцати. Трава около могил была аккуратно подстрижена, а вокруг тянулись вверх, к солнцу, ухоженные садовые цветы. Это удивило Бретта. Он не предполагал, что новые хозяева поместья проявляют такую заботу о старом кладбище. Мраморные и гранитные ангелы украшали каждую могилу. То тут, то там камни пересекали трещины, из которых пробивался грязно-зеленый мох. Ветер и солнце делали свое дело, постепенно разрушая то, что возводилось на века. Бретт повнимательнее вгляделся в первый ряд надгробий и пришел к выводу, что последнее захоронение здесь производилось в 1910 году.

Ноги, казалось, сами понесли Бретта к последнему ряду.

– Иисус, – только и смог вымолвить он. Здесь находились все. Рэндолф и Мэри Гэмптоны лежали рядом под двойным гранитным камнем. Поодаль от отца находилась могила сына. Затаенная боль зашевелилась в сердце Бретта у надгробия Рэнделла. Друг Сэза Тэйлора! Надежный товарищ везде и во всем! Молодость Сэз и Рэнделл провели плечом к плечу – они делили между собой все: и первый бокал виски, и первую выкуренную трубку, и даже первую женщину. Фактически они были братьями.

Бретт шел и шел, читая имена и даты. Рэндолф погиб на войне через год, Рэнделл – через два.

Так, дальше. Дальше была ее могила. Могила Анны, а рядом – могила Сэза. Дата смерти у обоих одинакова – 3 июня 1857 года. День ее девятнадцатилетия.

Дженни не хотела идти за Бреттом. Ее сердце и так рассказало ей обо всем, что она могла увидеть на этом кладбище. Но могила Анны! Ее собственная могила! Дженни должна была посмотреть. Она неслышно прошла между надгробиями и встала позади Бретта, глядя на последний земной приют той, чьей частицей она являлась, чья душа теперь жила в ее теле.

Он оглянулся, нежно взял ее за руку и сказал:

– Видишь? Анна и Сэз давным-давно умерли, а Дженни и Бретт продолжают жить в этом мире.

– Угу. Я думаю, что нам необходимо отпраздновать этот факт.

– Вот как? – улыбнулся Бретт. – Интересно узнать, что ты опять задумала.

– Ну-у-у, – протянула Дженни, тоже улыбнувшись, – я уверена, что, когда мы вернемся в нашу комнату, мы сможем поговорить об этом поподробней.

Круто развернувшись, они не оглядываясь пошли подальше от этого печального места – домой.

Бретт обнял Дженни за плечи.

– Сейчас мы поднимемся наверх… – начал он, поворачивая за угол дома, и осекся.

На пороге стояли Грейс Уорен и Кэй Олсен.

Первое, на что обратила внимание Дженни, это то, как изменилась Кэй. Она сильно похудела и это в сочетании с короткой модной стрижкой делало ее чрезвычайно привлекательной. Настоящей красавицей. Кэй пронзила Дженни холодным, откровенно враждебным взглядом, которому последняя не сильно удивилась. Чувства Кэй к Бретту были слишком очевидны. Только такой растяпа, как Мак-Кормик, мог этого не замечать.

Что касается Грейс, то она, как всегда, великолепно владела собой и была, как обычно, приветлива, вежлива и переполнена жаждой деятельности.

Кэй сейчас же перехватила Бретта и утащила его в библиотеку, объясняя по дороге, что не может справиться в одиночку. Грейс тоже не стояла без дела. Уже через несколько минут она, Сью и Джон обсуждали какие-то детали предстоящего праздника в кабинете Темплтона.

Дженни ошиблась, думая, что Бретт не замечает перемены во внешности Кэй. Он поставил на стол портативный компьютер, который предусмотрительно захватил с собой из Нового Орлеана, и приступил к работе, одновременно прислушиваясь к замечаниям своего секретаря.

Работа продолжалась до самого ужина, и Бретт облегченно вздохнул, почувствовав, что дела с романом не так уж плохи, как ему казалось. Войдя в столовую, он умышленно поцеловал Дженни на виду у всех, чтобы у Кэй не возникало никаких сомнений на этот счет. Что касается Грейс, то она, не замечая ничего вокруг, продолжала развлекать Темплтонов последними городскими сплетнями.

Ужин закончился, и Бретт снова отправился в библиотеку. Все было точно так же, как днем, но Кэй выглядела теперь несколько усталой. Работа не клеилась. Бретт дождаться не мог того момента, когда последний файл на дискете будет вычитан.

Господи! Как ему хотелось поскорее все закончить и отправиться наверх, к Дженни!

Та, которую теперь звали Моди, лежала на кровати во мраке ночи, пытаясь разглядеть потолок. Боль пульсировала во всем ее теле, в глазах мелькали красные вспышки.

Что же, пришло время закончить комедию. Отношения между Сэзом и этой маленькой мерзавкой… Нет, что это я? Не Сэзом, а Бреттом. Бреттом Мак-Кормиком. А мерзавку зовут… Ее зовут Дженни Франклин. И она должна умереть как можно скорее.

Только теперь не стоит заниматься всякими заумными глупостями – слишком мало времени. Франклин не должна уйти живой из дома этих кретинов Темплтонов.

Единственно правильный путь. Только в этом случае Бретт поймет, что, кроме Дженни, на свете есть и другая женщина, которая его любит.

А эта может считать себя покойницей. В самом ближайшем времени.

Глава 22

На следующее утро Бретт проснулся и, приоткрыв один глаз, проводил взглядом Дженни, тихонько выскользнувшую из спальни. Необходимость привести в порядок собственные мысли разбудила его, слишком уж много впечатлений накопилось, будоража сознание и не давая расслабиться. Прогулка по кладбищу Гэмптонов окончательно доконала его, и только изматывающая работа с Кэй помогла отвлечься от мыслей, неотвязно бродивших в и без того тяжелой от постоянного напряжения голове.

51
{"b":"11438","o":1}