ЛитМир - Электронная Библиотека

Бретт отчаянно убеждал себя, что Дженни пребывает в относительной безопасности, пока находится рядом с ним. Именно поэтому он настаивал на том, чтобы она поехала вместе с ним к Темплтонам, именно поэтому он ни за что не отпустил бы ее в Новый Орлеан одну. А вот сегодня с утра он почувствовал острое желание забрать Дженни отсюда как можно быстрее, увезти подальше от этих мест, от всего того, что тревожило и пугало ее. В конце концов, Дженни была для него значительно дороже, чем Джон и Сью с их праздником.

Но вот сама Дженни… Она же уверена, что Бретт тоже находится в опасности, и даже была готова заманить преследователя в ловушку, подставив себя в качестве живой приманки. Правда, Бретт быстро раскусил ее хитрость, но ведь Дженни может выдумать что-нибудь еще.

Бретт откинул одеяло, рывком выпрыгнул из постели и направился в душ, откуда как раз вышла Дженни.

– Ну что, я схожу вниз за кофе? – спросил Бретт.

– Что вы, сэр! Никак нельзя затруднять вас в столь ранний час.

За то время, Что они пребывали у Темплтонов, сложилась определенная традиция: Дженни каждое утро вставала чуть раньше Бретта, спускалась на кухню и возвращалась назад с подносом. Они выходили на верхнюю веранду прямо из комнаты, пили ароматный кофе и смотрели на рождение нового дня. Дженни любила глядеть на лучи уже взошедшего, но еще не набравшего дневного жара солнца.

Бретт вылетел из душа уже через несколько секунд – после того как услышал ее отчаянный визг.

Как всегда, Дженни спустилась на кухню, наполненную аппетитными запахами готовящегося завтрака.

Хестер встретила ее с одобрительной улыбкой:

– Вы очень аккуратны, мисс Франклин. Вот уже несколько дней вы приходите утром на кухню минута в минуту. Не хотите взять что-нибудь к кофе? Я думаю, что несколько лишних фунтов не испортят вашу фигуру.

– Моя мать говорила мне то же самое, хотя и очень следила за моим рационом. Конечно, я не смогу удержаться, чтобы не съесть пару ваших булочек. Ни я, ни Бретт никогда не пробовали ничего подобного.

Дженни поставила на поднос две кружки с горячим, почти кипящим кофе и графин с соком. В другую руку она взяла корзинку. В нее Хестер положила салфетки, тарелки, свежие булочки, тосты с медом, а также баночку черносмородинового джема.

Выйдя из кухни, Дженни прошла через столовую и начала подниматься наверх. Стоило ей сделать по лестнице второй шаг, как она неожиданно зацепилась за ковер, споткнулась и, отчаянно балансируя руками, занятыми корзинкой и подносом, ударилась головой о перила. Тут Дженни, окончательно потеряв равновесие, упала навзничь. Поднос и корзинка полетели в разные стороны. Именно в этот момент Бретт услышал ее душераздирающий крик.

Дженни так сильно ударилась головой и спиной, что из щелок между деревянными ступенями полетела пыль. Она все катилась и катилась вниз по лестнице, инстинктивно прикрывая голову руками. Затем раздался страшный грохот, знаменующий приземление. Несколько мгновении она лежала на полу, не шевелясь и пытаясь понять, что у нее осталось цело. Бретт прибежал так стремительно, что она даже не успела подняться. Ей казалось, что в глазах Бретта она должна сейчас выглядеть неуклюжей дурой.

– Джен! – Бретт был напуган до крайности. – Ты сильно ударилась?

Дженни попыталась подняться, но он почти насильно заставил ее остаться лежать.

– Может быть, у тебя переломы, не двигайся.

– Я не чувствую боли. Кажется, я счастливо отделалась.

– Так что произошло? – нервная дрожь продолжала сотрясать Бретта.

– Упала.

– Почему? Откуда?

– Естественно, сверху. – Она нашла в себе силы улыбнуться. – Я в порядке. Просто больно ударилась.

– Дженни! – К ней подбежали перепуганные Сью и Джон.

– Что случилось?

– Да вот решила вылить вам немного кофе на новый ковер, – невесело пошутила Дженни.

– Надеюсь, ничего страшного?

– По-моему, нет. – Дженни села с помощью Бретта и покрутила головой. – Только спина побаливает. – Она с видимым усилием поднялась на ноги и огляделась. – Ух ты! Ну и беспорядок я вам здесь устроила!

Содержимое подноса и корзинки равномерно распределилось по ковру и стенам. Фарфор превратился в груду осколков. Графин, как ни странно, остался целым, но стал абсолютно пуст. Ядовито-яркие капли сока живописно стекали по стенке.

– Господи, какой кошмар! Я очень сожалею, что так произошло. Поднималась по лестнице и поскользнулась.

– Насчет беспорядка не беспокойся, с ним Хестер прекрасно справится. Дженни, тебе точно не нужна медицинская помощь? Ты же падала с высоты второго этажа. Так и шею можно запросто сломать.

– Спасибо, Сью! Я нормально себя чувствую.

Дженни поднялась и внимательно посмотрела на то место, где споткнулась.

– Сью, взгляни. Ковер разрезан ножом.

– Это невозможно, Джен!

Но Дженни уже знала, что теперь возможно все. Ее преследователь находился здесь, в «Дупле дуба» или около него. Количество людей, снующих по дому в последние два дня, превосходило все разумные ожидания. Начиная от плотников и поставщиков и заканчивая кучей девиц совершенно непонятного для Дженни профессионального назначения. Любой из этих людей мог незаметно провести острым ножом по ковру. Наконец, здесь находились Кэй и Грейс, которые, по мнению Дженни, были бы совсем не против стереть ее с лица земли.

По крайней мере одна из них.

А Бретт… Ведь он собирался спуститься на кухню за кофе сам. Дженни передернуло, когда она представила его лежащим у подножия лестницы в луже крови и кофе. Она прикинула разницу между собственным весом и весом Бретта. Да, если бы на ее месте оказался Мак-Кормик, дело не ограничилось бы синяками. У нее вырвался стон – опять! Опять Бретт чуть было не расстался с жизнью!

– О Боже, снова, – прошептала она дрожащим голосом.

Черт побери! Здесь что-то не так! Откуда Грейс или Кэй, приехавшим только вчера, знать, что она первая проходит с утра по этим ступенькам? Даже Сью и Джон, встающие позже, были не в курсе ежедневных походов Дженни за утренним кофе. Кто? Кто это знал? Получалась какая-то ерунда. В курсе были только двое – Бретт и Хестер…

«Она собирается на несколько дней к тетке в Новый Орлеан. Нам очень повезло с Хестер, и мы не представляем себе, как будем управляться со всем хозяйством в ее отсутствие». Дженни вспомнила, что с этими словами Сью представляла ей негритянку.

О Господи! Хестер… Хестер?

В задумчивости она вышла через веранду во двор, не замечая никого вокруг и обхватив себя за плечи, чтобы хоть как-то унять противную дрожь во всем теле. «Думай! Давай думай!» – приказывала она себе.

Дженни обошла двор по кругу и завернула за угол дома, к саду. В голове смутно брезжило что-то похожее на версию. Итак, в доме постоянно находились шесть взрослых и один ребенок. Каждый из них имел теоретическую возможность незаметно надрезать ковер на верхней площадке.

Ее размышления были прерваны послышавшимся сзади топотом. Прерывистое дыхание Бретта говорило о том, что он потратил немало времени, пока не догадался заглянуть в сад.

– Ты успокоился? – спросила она с вымученной улыбкой.

– Вполне. – Он ободряюще подмигнул Дженни.

Не сговариваясь, словно подчиняясь единому внутреннему сигналу, они взялись за руки и пошли дальше, в глубину сада, туда, где почти у самой кромки леса возвышалась башня. За конюшней они увидели Джеффа, стоящего на четвереньках и как всегда перемазанного.

– Эй, малыш! – окликнул Бретт.

Джефф поднялся с колен и радостно улыбнулся. Грязные разводы на его лице были доказательством того, что он гуляет здесь с раннего утра.

– Привет! Здравствуйте, мистер Мак-Кормик, здравствуйте, мисс Франклин!

– И кто же ты сегодня? – поинтересовалась Дженни.

– Сегодня? Сегодня я просто Джефф, – с готовностью объяснил он.

– Разве не Джонни Реб?

– Ребом я был вчера. А сегодня я сам за себя.

Из-за конюшни появилась рассерженная Сьюзен:

52
{"b":"11438","o":1}