ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Агент «Никто»
Темные стихии
Дни прощаний
Куриный бульон для души. Сердце уже знает. 101 история о правильных решениях
Записки путешественника во времени
Миф о мотивации. Как успешные люди настраиваются на победу
Царство льда
Понаехавшая
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса

– Вот ты где, маленький грязный негодник! О! – Она удивленно приподняла брови. – Вы тоже здесь? – И снова повернула голову к сыну. – Быстро домой! Ты же с утра еще ничего не ел!

– Кстати, мы тоже, – шепнула Дженни Бретту.

– Подожди немного, сейчас пойдем. – Он задержал ее руку. Бретт подождал, пока Сью не удалилась, ведя Джеффа за руку.

– Ну и что?

– Ничего, просто хочу поцеловать тебя без свидетелей.

Поцелуй был долгим и нежным. Утреннее происшествие, раздумья в саду, встреча с Джеффом – все это мгновенно вылетело из ее головы.

– Ты испытываешь мое терпение? – Она показала ему язык. – Не дождешься. Мне это нравилось, нравится и будет нравиться всегда.

– Ничего я не испытываю, – пробормотал Бретт смущенно. – Просто мне с утра хотелось поцеловать тебя и никак не удавалось.

– Мне тоже хотелось этого, – прошептала Дженни, обнимая Бретта и чувствуя жар его мускулистого тела.

Он погладил ее по ушибленной спине:

– Очень больно?

– С утра немного болело, а сейчас я уже забыла про это. Когда ты рядом со мной, боль уходит. Честное слово. Мне иногда кажется, что все хорошее и плохое мы делим поровну.

– Может быть, так и должно быть?

Синие глаза Дженни наполнились слезами:

– Я не знаю, как должно быть, но я счастлива, Бретт. По-настоящему счастлива.

Это произошло на утро следующего дня.

Одна из девушек, помогающая в подготовке к празднику, шла через верхнюю веранду мимо дверей, ведущих в комнату Дженни и Бретта. Она залюбовалась видом, открывающимся оттуда, и замедлила шаги. Девушка остановилась прямо около небольшого столика, на котором все еще стояли пустые чашки из-под кофе Дженни и Бретта. Она облокотилась на перила, которые через мгновение с треском подломились. До земли было футов двадцать, не больше. Но даже за это короткое время ее предсмертный крик, казалось, пронзил все вокруг острой иглой холодного ужаса.

Решительнее всех оказался Джон. Пока все, не в силах пошевелиться, в ужасе смотрели на бездыханное тело, Джон уже бежал к телефону – вызывать шерифа округа.

Дженни стояла, застыв, как глыба льда. Перила подломились именно в том месте, где они так часто стояли вместе с Бреттом по утрам.

Та, которую звали Моди, находилась рядом с ней и тревожно переводила взгляд с Дженни на погибшую девушку, безмолвно кипя от разрывающей ее на части бессильной злобы.

Все! Теперь неудачи позади. Ее следующая и последняя попытка должна быть успешной! Она просто не может закончиться провалом. Моди еле слышно застонала от боли, сдавившей ей голову железным обручем.

В пятницу в воздухе запахло сыростью, и на небе собрались первые предвестники дождя – тучи. Даже беззаботный Джефф предпочел сидеть дома и расстреливать своего динозавра стеклянными шариками.

Два падения с высоты за два дня – это слишком много для того, чтобы считать их случайными. И Бретт, и Дженни прекрасно это понимали.

До бала оставались всего лишь одни сутки, и первые три коттеджа пансионата «Дупло дуба» уже приняли приехавших в полдень постояльцев.

Гости слонялись по всей усадьбе, толпились на веранде, осматривали конюшню и старый двор для экипажей, мешая всем остальным, занятым последними штрихами предпраздничной подготовки, и создавая полную неразбериху и путаницу.

Темплтонов окончательно добило то, что значительная часть «экскурсантов» оказалась выпускниками исправительного дома, расположенного в нескольких милях от пансионата. Веселая компания забрела в усадьбу по ошибке и заинтересовалась суетой, творящейся в доме. Джону потребовалось немало усилий, чтобы убедить их убраться подобру-поздорову.

Дженни побежала на кухню с ворохом свежих фартуков для обслуживающего персонала: она не могла слоняться без дела, видя, как надрываются Темплтоны. Бдительный Бретт направился следом и неожиданно наткнулся на Грейс, преградившую ему дорогу.

– Ты куда-то идешь, Бретт?

– А что, по мне не видно?

– Если ты на улицу, то не советую.

– Это еще какого черта? – взорвался Бретт.

– Я просто хочу поставить тебя в известность, что некая Таня Бейкер поселилась в коттедже номер четыре. – Она ухмыльнулась. – Случайно не помнишь такую?

Бретт вздрогнул. Только этого еще не хватало! Уорен, хитро улыбаясь, смотрела на него, изящно положив руку на бедро.

– Так неужели не помнишь? Таню с камерой, микрофоном и огромным серым блокнотом? Из «Пипл»?

– Да, Грейс, – Бретт покраснел и судорожно сглотнул. – Я помню Бейкер.

Мисс Уорен, пожалуй, никогда не ошибалась. Если Таня здесь, то Бретту действительно не стоило попадаться ей на глаза.

– Когда она случайно узнала, что ты будешь присутствовать на балу, она рванула сюда, поднимая столбы придорожной пыли. Не буду же я лгать, что ты в последний момент отказался.

– Да, мамочка! – прошептал Бретт.

Статьи Бейкер о Бретте всегда были переполнены восторженными фразами со множеством восклицательных знаков в конце каждой. Меньше всего, однако, ему сейчас хотелось давать интервью кому бы то ни было. Особенно сегодня. Бретт благодарно улыбнулся Грейс и пошел на кухню другим путем.

Время до ужина летело как на крыльях. Ночь неслышно подкралась и накрыла своим пологом уставший Гэмптон-Хаус. Бретт поймал Дженни, поднимающуюся вверх по лестнице:

– Ну что, малыш? Сильно устала?

Дженни даже не взглянула на свои часы, и без них зная, что уже давно за десять. Она весь день провела на ногах, ни разу не присев, и все ее мечты сводились сейчас только к тому, чтобы добраться до постели и сразу же заснуть крепким сном. Дженни мельком взглянула на Бретта, но и этого было достаточно, чтобы сразу сказать:

– Рассказывай, что ты задумал.

– Ну ничего такого ужасного. Просто пойду посмотрю, как себя чувствует «корвет». Что-то я по нему соскучился.

– Что? Сейчас? В темноте?

– Ага!

– А как же твоя репортерша, из-за которой ты полдня просидел в комнате, как кот в клетке? Вдруг она тоже склонна к прогулкам при луне? Тогда пойдем вместе! Думаю, мне не составит особого труда ее отшить.

Бретт с любопытством посмотрел на Дженни, как бы оценивая ее талант.

– Ну что же, тогда вперед! Это было бы интересно.

Вечер выдался прохладным, но до полной темноты было еще далеко. Оформители неплохо поработали, и повсюду вокруг дома светились лампочки, соединенные в разноцветные гирлянды. Но даже электрический свет не смог затмить по-осеннему крупные южные звезды на лилово-бархатном небе. Над остывающей землей уже начинал клубиться липкий туман, приглушая случайные звуки. Поднимающийся ветер разносил его рваными клочьями, которые постепенно таяли.

– Ты сегодня выглядишь слишком уж серьезной и озабоченной, – шутливо заметил Бретт.

– Да, – кивнула Дженни и снова замолчала.

Она ощущала своего преследователя совсем рядом, словно он дышал ей в затылок. Или преследовательницу. Завтра Бретт окажется во власти Тани Бейкер: улыбки, пожатия рук, автографы, несколько фотографий и интервью. Нет, ему положительно необходимо сегодня отдохнуть и хорошо выспаться!

Бретт остановился перед отцветающей магнолией:

– Дженни, о чем ты сейчас думаешь?

– Я думаю о том, что самое время посетить твоего знакомого репортера из коттеджа номер четыре, – ответила она ехидно.

Бретт прижался ртом к ее лбу, но Дженни подставила ему губы. Поцелуй показался Бретту глотком прохладной воды в невыносимо знойный полдень. Это ощущение волной прокатилось по его телу. «Господи, – подумалось Бретту, – как же пуста и бесцветна была моя жизнь раньше, пока судьба не свела меня с этой изумительной женщиной!»

Он закрыл глаза, и снова перед ним поплыли картинки. Старый надгробный камень на кладбище, разбитый «монте-карло» и Дженни, идущая по пустынной улице нижнего Сити. Крупным планом – резаный край ковра на лестнице и обломки перил на веранде.

Мысль о том, что потерять Дженни так просто, потрясла Бретта своей очевидностью.

53
{"b":"11438","o":1}