ЛитМир - Электронная Библиотека

Это был большой мрачный викторианский особняк Лейфилд Холл, находящийся на территории в 16 гектаров, частично поросшей лесом и окруженной стеной длиной в полтора километра и высотой чуть более двух метров. По верху стены был проведен тонкий провод, в случае, если он оказывался перерезан или как-то еще поврежден, в большом доме и в маленьком у главных ворот включалась сигнализация.

Заросшая лесом территория располагалась преимущественно вдоль периметра, некоторые деревья с обеих сторон даже нависали над стеной. Поэтому целая команда рабочих уже вовсю стригла и рубила ветки. Медленно текущий ручей шириной около трех метров и глубиной меньше метра вился но территории, впадая через низкую арку в северной стене и вытекая через такой же сводчатый проход в западной.

Это были два слабых места, волновавших Шеппарда. Он еще не видел поместья, но уже успел ознакомиться с планом. Смит отметил, что полоса леса, расположенная вдоль внешней стороны северной стены, тоже принадлежит поместью. Поскольку территория была ограничена стеной, он предложил пустить в лес несколько сторожевых собак. Рабочие строят временное укрытие недалеко от арки в стене, которое будет ночью освещаться прожектором. Туда можно поместить двоих вооруженных людей.

– А что с другой аркой? – спросил Шеппард.

– Как Вы видите, она расположена вблизи от главных ворот и помещения для охраны, и за ней легко можно установить наблюдение. Ночью она будет освещена. Кроме того, я попросил одного из наших экспертов по электронике посмотреть, можно ли установить на обеих арках нечто вроде сигнализации, которая бы срабатывала, если кто-то попытается пробраться под ними.

Шеппард кивнул и проворчал:

– Хорошо, а на территории?

– Мы подумали, что предоставим это вам, – ответил начальник Департамента.

Шеппард снова кивнул.

– Вооруженный патруль с собаками.

– Но не спущенными с цепи, – заметил начальник Департамента – Нжала и его гости могут захотеть выйти погулять, если, например, будет хорошая погода, что, конечно, вряд ли. В любом случае, мы же не хотим, чтобы он чувствовал себя, как в клетке. Поэтому, может быть, вы скажете своим подчиненным, чтобы они были... ммм... осторожны и внимательны.

– Он их даже не заметит. Но они все время будут рядом. Я также посажу вооруженных людей в помещение для охраны.

Начальник Департамента посмотрел на него.

– Не беспокойтесь, их тоже не будет видно. Что с прислугой?

– Все наши люди. Но обученные обслуживать, а не охранять.

– Отлично, если что, мы обо всем позаботимся. Где будут комнаты Нжала?

– Здесь, – Смит указал на Западное крыло поместья. – Весь верхний этаж на этой стороне. Спальня здесь, в дальней части, с гардеробной, ванной и всем прочим. А эта просторная комната с окнами на фасад и на торец дома – гостиная. Ее можно использовать как столовую. Впрочем, для официальных обедов можно накрывать и внизу.

– А что со встречами, ради которых он сюда приехал? – Они будут устраиваться в музыкальной комнате внизу в задней части здания.

– А его советники по экономике и другие, а также наши представители на переговорах – они тоже будут жить в доме?

– Думаю, нет, – сказал начальник Департамента. – Вряд ли для них найдется место. В любом случае, Нжала захочет, чтобы поместье было полностью предоставлено ему, за исключением слуг и его личного секретаря. Я размещу остальных в деревенском отеле в трех километрах отсюда.

– При условии, что будет не слишком много приезжающих и уезжающих.

– Не будет. Их всех будут привозить в Лейфилд Холл утром и отвозить обратно в отель днем. Кроме них, будут приезжать только женщины.

Начальник Департамента улыбнулся.

– Может быть, нам удастся заставить его провести с одной и той же дня два-три. Это существенно сократит количество машин на дорогих.

– Что это? – Шеппард указал на маленький прямоугольник на карте.

– Летний домик, – ответил Смит.

– Как раз с той стороны, куда выходят окна комнат Нжала. Я помещу туда сержанта Клиффорда.

– Это тот неуравновешенный, который чуть что – сразу хватается за оружие? – спросил Смит.

– Ну мы же не хотим, чтобы он медлил в решающий момент, не так ли? И потом, он наш лучший стрелок. В муху за сто шагов попадает.

– А вы где хотите расположиться? – спросил начальник Департамента. – В доме или в помещении для охраны? Размещение не проблема.

– В доме, я думаю, – ответил Шеппард. – Я хочу быть рядом с Нжала, если что-нибудь пойдет не так.

Зазвонил телефон. Начальник Департамента поднял трубку.

– Да, – сказал он и замолчал. Затем произнес: – Спасибо, – и повесил трубку.

– Мы только что получили сообщение из полиции Саутгемптона, что человек, по приметам подходящий под описание Эббота, сошел с панамского грузового судна позапрошлой ночью. Корабль пришел из западной Африки.

– Это точно он, – сказал Смит.

– Позднее, той же ночью, в городе был взломан винный магазин, и из кассы украдено около четырнадцати фунтов.

– Так где, черт побери, он теперь? – спросил Шеппард. – В любом случае, я попрошу людей в полиции Питерсфилда сообщать нам обо всех преступлениях и правонарушениях, даже самых незначительных, пока Нжала здесь. Я хочу знать обо всем, что происходит в этом районе.

– Хорошая идея, – сказал начальник Департамента.

– И еще, – добавил Шеппард. – Я снял наблюдение с квартиры его жены.

– Не слишком ли скоро? – спросил Смит.

Шеппард ухмыльнулся.

– Если он хотя бы вполовину такой сообразительный, как вы утверждаете, то он все равно вычислит моих людей. Поэтому я их отправил по домам. Чтобы его поощрить. И соблазнить.

Ухмылка стала шире.

– Тогда, возможно, мне удастся устроить ему маленький сюрприз.

* * *

Эббот видел, как незадолго до полудня наблюдатели покинули свой пост, и размышлял об этом. Казалось нелогичным убирать наблюдение среди дня, но он знал, что любой нелогичный ход, как в шахматах, не всегда впоследствии оказывается таковым. Впрочем, это решало одну из его проблем: теперь он мог выйти. А это поможет решить и остальные.

Скучающие бармены, как правило, очень разговорчивы со щедрыми покупателями около полудня, когда, кроме как читать про скачки, делать особенно нечего. Поэтому после быстрой пробежки по пабам, расположенным в паутине улочек позади Парк Лэйн, он без труда нашел место, где напивался ночной портье из отеля Нжала.

Всем известно, что ночные портье и продажная любовь неразлучны, как лошадь и телега.

В любом столичном отеле во всем мире, если вам нужна женщина, обращайтесь к ночному портье (кроме Москвы, где, как вам скажут в Интуристе, проституток не существует. В этом случае выйдите из отеля, поймайте такси, там и найдете проститутку. Если вам нужно просто такси, попросите ее выйти. Такое гостеприимство не будет вам стоить и рубля).

Эббот, будучи искушенным путешественником, прекрасно осознавал значимость для мировой цивилизации ночных портье и проституток. Ну а ночной портье из отеля Нжала, даже если бы дружелюбно настроенный бармен не указал на него, все равно был легко узнаваем: большой живот, тяжелая челюсть, блестящее лицо и волосы и отделанные тесьмой брюки, выглядывающие из-под дождевика. Вдобавок, не поддающееся описанию выражение превосходства и сознания собственной значимости, шедшее ему также, как клоунские ботинки лондонскому денди.

Ночной портье, которого звали Осборн, заказал водку с тоником.

– Сделайте двойную, – сказал Эббот. – За мой счет, мистер Осборн.

Босс ночной обслуги обернулся и посмотрел на него холодным, оценивающим взглядом. Его голос звучал под стать взгляду.

– Не думаю, что мы знакомы.

– Джордж Уилсон, – сказал Эббот с сильным акцентом. – И сразу переходя к сути, я ищу ночную работу в отеле, и мне сказали...

– Не утруждайтесь, мистер Уилсон, и не тратьте свои деньги. На данный момент у нас нет вакансий.

Он достал банкноту, чтобы расплатиться.

15
{"b":"1144","o":1}