ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что-то эта история не кажется мне смешной.

– Чтобы защитить их, мы придумали восхитительно простой шифр. И ты только что сказала нечто прямо противоположное тому, что имела в виду.

– Я не понимаю.

– Сейчас поймешь. Я приведу пример. Каждый раз, перед тем как приблизиться к очередному укрытию, нужно было позвонить и, прикинувшись старым другом, спросить, можно ли прийти. И если человек на другом конце провода говорил: "Конечно, приходи хотя сейчас", или нечто подобное, то это означало, что там, втянув голову в плечи, сидит гестапо.

После долгого молчания Смит спросил:

– Теперь тебе эта история кажется смешной?

– Ричард, – ответила она, – не был на войне. Он тогда был ребенком.

– Я знаю, но я-то был. В этом-то и вся соль. Я рассказывал ему об этом шифре.

* * *

Эббот не знал, как это все началось. Возможно, кто-то сказал что-то, что не понравилось кому-то третьему. Так это обычно и начинается. Дорис ушла, да он и сам уже тоже собирался идти, когда бар вдруг взорвался. В центре всего была толпа Хаки МакТаклзов, создающих эффект водоворота. Они засасывали всех в воронку насилия.

Эббот пробирался к двери. Меньше всего он хотел оказаться замешанным в драку или нечто подобное, что привлекло бы внимание полиции.

Он осторожно обходил вокруг бурлящей толпы, не обращая внимания на периодические случайные удары, включая и тот, который попал ему прямо в челюсть. Он почти уже добрался до двери, как вдруг в него врезался один из дерущихся, ослепленный кровью, текшей из порезов на лице, из которых торчали осколки разбитого стакана. Эббот оттолкнул его, но тот споткнулся и, падая, схватился за него и утащил его за собой.

Затем огромных размеров шотландец прыгнул на него, сел ему на грудь, схватил за волосы и принялся бить головой об пол. Эббот дотянулся до его гениталий и сжал их. Тот испустил нечленораздельный вопль и упал назад, чуть не потеряв сознание от боли.

Когда Эббот наконец поднялся на ноги, большинство Хаки МакТаклзов повалило к дверям, ругаясь и крича от возбуждения, их встроенный радар безошибочно вел их к неприятностям. За ними приехала полиция.

Выхода не было, поэтому нужно было срочно его найти, или он будет арестован вместе со всеми.

Он схватил стол, швырнул его в большое старинное окно и выскочил следом прямо в руки полицейскому, который развернул его и заломил одну руку за спину. Эббот расслабился, затем резко согнул ногу и приемом карате ударил того в коленную чашечку. Полицейский сдавленно хрюкнул и осел на землю. Следующего добежавшего до него полицейского Эббот схватил за руки, потянул вперед и в сторону и сбил на землю ударом ноги. Затем он побежал.

Сначала он очутился на Лексингтон-стрит, пробежал по Броудвик-стрит в сторону Поланд-стрит, затем замедлил шаг, чтобы восстановить дыхание. На углу Большой Мальборо-стрит он взял такси и попросил водителя ехать по первому пришедшему в голову адресу.

Когда он откинулся назад на сиденье, то заметил, что у него течет кровь. Его рот был порезан, и из раны текла кровь от удара. Еще одна рана восемь или десять сантиметров длиной была на его левом плече. Видимо, он порезался о стекло, когда вылезал через окно паба. Он порвал рукав, который теперь был мокрым от крови от запястья до локтя. К счастью, артерия осталась неповрежденной.

Он пытался выпрямиться, но не мог, потому что от потери крови у него кружилась голова, снова откинулся на сиденье, несколько раз глубоко вздохнул, и головокружение иронию. Только бы остановилось кровотечение.

Когда он служил в Королевских Военно-Воздушных Силах, у них была поговорка на случай, если что-то шло не так. Сейчас был как раз такой случай. У него не было ни крыши над головой, ни денег, за исключением нескольких футов. Возможно, этого хватит, чтобы провести эту ночь в каком-нибудь дешевом отеле. Но едва ли он мог появиться в отеле с порезанной рукой, покрытый синяками, с кровоточащим лицом и без багажа.

Он посмотрел в окно. А теперь еще и дождь пошел.

– Ура, твою мать, – сказал он.

– Прошу прощения? – переспросил водитель.

– Просто старое выражение, – ответил Эббот.

Когда он расплачивался с таксистом на углу Портобелло-стрит, тот впервые внимательно посмотрел на него.

– Ух ты, как тебя потрепало, парень.

Он пошел по Чепстон Виллаз, и вдруг увидел идущего ему навстречу полицейского. Во избежание очередного столкновения, он стал переходить улицу, и в этот момент у него снова закружилась голова. Он покачнулся, споткнулся о ступеньку тротуара и упал.

– С вами все в порядке, сэр?

Полицейский пригляделся:

– Что с вами случилось?

– Э-э, офицер, видите вон там дом...

Он указал куда-то позади полицейского. И когда тот обернулся посмотреть, Эббот побежал.

Конечно, он мог припугнуть его пистолетом, но британские полицейские, особенно те, что помоложе, известны тем, что не пасуют перед оружием, а в планы Эббота не входило убивать ни в чем не повинного юношу.

Итак, он побежал. Он слышал позади шаги бежавшего за ним бобби и чувствовал, как его собственные силы убывают.

Только отчаяние заставляло его продолжать бег.

* * *

Эббот дождался, пока их сковали, потом выждал, пока охранник сел обедать в тени колючего дерева.

Заключенные валили деревья парами, на каждую группу из двадцати зэков приходился один охранник. Каждая пара была скована цепями на лодыжках. Тюремщик подбирал пары наугад, следя за тем, чтобы арестанты не были вместе два дня подряд. Однако рано или поздно он окажется в паре с Киро. Это был только вопрос времени.

Ричард наблюдал за охранником, жующим с сосредоточенностью животного.

Его сердце забилось чаще, и пришлось несколько раз глубоко вздохнуть, чтобы успокоиться. Затем он повернулся к Киро и крикнул: «Ты, черный ублюдок!» Киро ударил его в лицо, и он упал как подкошенный.

Не открывая глаз, он слышал, как прибежал охранник и что-то сказал Киро на его родном языке. Еще немного подождав, он услышал свист хлыста. Его тело, казалось, подпрыгнуло, когда его коснулся хлыст. Ему удалось остаться неподвижным и не произнести ни звука – подразумевалось, что он был без сознания. Он услышал ругань охранника и непроизвольно съежился. Еще один удар кнута может вырвать из него крик, прежде чем он сможет проглотить его.

Эббот слегка приоткрыл глаза и сквозь ресницы увидел, как охранник наклонился, чтобы разомкнуть кандалы вокруг его лодыжки.

Как только он выпрямился и обернулся к Киро, Эббот резким ударом сбил охранника с ног.

Тот свалился на спину. Киро тяжело опустился коленями ему на живот. Когда голова охранника рефлекторно поднялась, он, резко ударив ребрам ладони по горлу, размозжил тому щитовидный хрящ, точно так, как учил его Эббот.

Они забрали у охранника пистолет, нож, ключи и бутылку с водой. Эббот забрал себе пистолет, боевой Магнум, отдал нож Киро и бросил ключи ближайшему из заключенных.

– Скажи им, что их всех сделают виноватыми и расстреляют, – сказал он Киро.

Когда начнется охота, будет лучше, если охотиться будут за двадцатью, чем за двумя. Лучше для двоих, разумеется.

Глава 12

Элис решила закончить стирку и другие домашние дела пораньше, потому что к вечеру ждала в гости на чашку кофе девушку по имени Филиппа, которая тоже работала в Департаменте.

Сразу после обеда Элис вымыла голову и нанесла на волосы специальный бальзам, гарантирующий шелковистый блеск и легкое расчесывание, а также сияние, перед которым не сможет устоять ни один мужчина.

Затем постирала белье и развесила его на веревке над ванной, поменяла воду Соломону, наполнила его кормушку и положила новый лист промокательной бумаги на дно клетки. Она возила его к ветеринару, чтобы узнать, почему кенар не поет. Но ветеринар сказал, что с ним все в порядке и что он, возможно, просто не в настроении, и это пройдет.

25
{"b":"1144","o":1}