ЛитМир - Электронная Библиотека

Элис, как обычно, не поднимала головы, но чувствовала, будто у нее в животе лежит холодный камень.

– Проблема заключается в следующем: где он? Где он может быть? Видишь ли, мы знаем, что у него было совсем немного денег, поэтому отели и пансионаты можно исключить; кроме того, мы проверили всех его друзей и родственников. Итак, что у нас остается?

Элис ждала, уставившись в пол.

– По некоторым причинам, в суть которых не буду вдаваться, – сказал Фрэнк Смит, – мы полагаем, что он может жить у женщины.

По-прежнему держа голову опущенной, Элис серьезно кивнула.

– Да, я думаю, это возможно.

– Итак, ты была его секретаршей некоторое время перед тем, как он уехал в Африку, – сказал начальник Департамента. – Включая то время, когда он ушел от жены и жил отдельно.

– Ты помнишь, были ли у него в то время какие-нибудь подружки? – спросил Смит.

– Были, две или три. Так, одну звали Барбара, одну Дженис или Джанет? Что-то типа этого. И еще было какое-то странное имя, что-то вроде Полди.

– Сокращенное от Леопольдины, – сказал Смит. – Она была из Австрии?

– У нее был акцент, похожий на немецкий.

– Ты кого-нибудь из них видела? – спросил начальник Департамента.

– Her, только разговаривала с ними но телефону.

– Ты не знаешь, спал ли он с кем-нибудь из них? – спросил Смит.

Начальник Департамента смущенно кашлянул. Он думал, что Смит выразится поделикатнее, назвав это, например, интимными отношениями. Не поднимая головы, Элис сказала:

– Мужчины обычно спят со своими девушками, разве не так?

– Ты знаешь адрес кого-нибудь из них?

– Нет. Но, возможно, у меня есть номера их телефонов в моих старых блокнотах.

– Попробуй найти их, хорошо?

* * *

– И ты нашла?

– Без проблем.

– Они были довольны?

– Начальник Департамента сказал: "Умная девочка. Побольше бы нам таких".

Эббот улыбнулся.

– Они догадались, что ты живешь с женщиной.

– Так же, как и, по меньшей мере, двадцать миллионов мужчин в стране. Это был бы довольно длительный процесс исключения. Так, чем бы ты хотела заняться сегодня?

– В "Курзоне" идет фильм, который я хотела посмотреть... – она помотала головой. – Нет. Думаю, это глупо – выходить из дома. Зачем рисковать, когда в этом нет необходимости?

– Но сегодня на редкость хорошая погода. Возможно, еще долго не будет такой погоды. Кто знает? Как насчет того, чтобы прокатиться за город на как-там-ее-зовут?

– Флоренс.

– Устроить пикник, полежать на солнце и делать все, что делают влюбленные.

– Потрясающе. Какая замечательная идея... Нет. Нет, мы не можем. Это слишком рискованно.

Он взял в руки ее серьезное юное лицо и поцеловал ее глаза, уши и губы так нежно, что у нее перехватило дыхание.

– Время, – сказал он между поцелуями, – это все, что у нас есть. И его у нас не так много.

– Но...

– Никаких "но".

– Если ты не отпустишь меня, я не смогу нормально соображать. Нет, не отпускай меня. Что бы ты ни делал, не отпускай меня.

Ричард отпустил ее. Элис вздохнула и встряхнулась, будто бы отходя ото сна.

– Что мы возьмем с собой?

– Бутылку дешевого вина.

– Поесть.

– Я не знаю. Бутерброды. Что хочешь.

– У меня есть немного паштета, сервелат, сыр дольчелатте... Чему ты улыбаешься?

– Нескольким вещам, включая тебя.

– Ты думаешь, я смешная?

– Да. И очень привлекательная.

Глава 19

Когда Смит в сопровождении министра приехал в Питерсфилд, было уже время ланча. Бритты застали Нжала в приподнятом настроении, главным образом оттого, что он предвкушал приятный день и еще более приятную ночь.

Итак, чем Его Превосходительство может быть полезен джентльменам?

– Ну, как вы знаете, – начал министр, – глава министерства торговли приедет сюда после ланча с двумя своими советниками, чтобы продолжить переговоры...

– Ах да, удивительно, не правда ли? Государственное учреждение в Англии работает в воскресенье. Это просто чудо, что небо не упало на землю.

– Ну и мы, естественно, вас нисколько не торопим...

– И не стоит, господин министр, не стоит.

Нжала улыбнулся ему широкой белозубой улыбкой.

– Мы были бы очень признательны, если бы переговоры завершились как можно скорее.

– Ввиду нависшей для Вашей жизни угрозы, – вставил Смит.

– Знаете, – снова широко и белозубо улыбнувшись, сказал Нжала, – я действительно начинаю думать, что вся эта возня лишь результат интриг с вашей стороны, затеянных с целью сбить цены.

– Ваше Превосходительство, – начал было министр, – я уверяю вас...

– Мой дорогой министр, я не взялся бы предсказывать, на что Британия готова пойти, особенно, когда дело касается бизнеса. Взять ту же Биафру. Если бы в мире существовала общественная справедливость, которой на самом деле не существует, британское правительство, постоянно о ней разглагольствующее, немедленно поспешило бы на помощь бедной маленькой Биафре. Но этого не произошло. Это стоило бы ему слишком дорого.

– Ваше Превосходительство, я действительно вынужден возразить… – Или возьмем, например, Южную Африку. С антиапартеидом вроде все в порядке, он ничего уже не стоит. Но попробуйте вмешаться в торговлю – Южная Африка ваш самый значительный клиент, я полагаю, – и нарветесь на неприятности. Смит резко вмешался:

– Сэр, я не занимаюсь ни политикой, ни деньгами. Мое дело – безопасность. Так вот, что касается ситуации с безопасностью, то она крайне угрожающая. И чем дольше вы остаетесь здесь, тем опаснее это для вас, причем счет идет на часы.

Нжала наградил его одной из своих широких белозубых улыбок.

– Мой дорогой мистер Смит, я привык к опасности. Я жил с этим всю мою жизнь. Вы не поверите, сколько человек пыталось меня прикончить. А может, и поверите, потому что знаете. В любом случае, здесь я чувствую себя в большей безопасности, чем где-либо за пределами моего дворца-крепости – со всеми этими вооруженными людьми повсюду и этим, как бишь его, снайпером в летнем домике.

– Сержант Клиффорд.

– Довольно выдающийся стрелок, как мне сказали. Молниеносная реакция.

Он подошел к западному окну и посмотрел вниз на летний домик, где у открытого окна без движения сидел Клиффорд. У него на коленях лежала снайперская винтовка, созданная специально для убийства Нжала, а теперь, по иронии судьбы, его защищавшая.

– А вот и он сам, собственной персоной, – сказал Клиффорд, – осматривается.

* * *

Шеппард, тоже находившийся в летнем домике, спросил:

– Хорошо видно?

– Достаточно хорошо.

– Как тебе остальные приготовления?

– Вполне, папаша. Все слабые точки прикрыты. А если Эббот попробует зайти с этой стороны дома, он труп, не так ли?

Все это время Клиффорд лениво, возможно даже бессознательно, поглаживал винтовку, как мужчина после занятий любовью водит рукой по телу женщины, изгибы, ложбинки которого, его упругость, влажность и ощущение женской кожи под ладонью все еще доставляют ему чувственное и любовное наслаждение.

* * *

Во время ланча Нжала не выключал негромко работающее радио. Оно было настроено на Эл-Би-Си – радиостанцию, передающую последние известия.

– Я прошу прощения за радио, – сказал Нжала, – но так уж получилось, что я крайне интересуюсь любыми новостями, особенно сейчас, потому что, если назревает очередной переворот, я бы хотел узнать о нем, если не первым, то, во всяком случае, одним из первых.

* * *

Эббот вел древнюю и слегка запинающуюся Флоренс (ей бы не помешал небольшой ремонт и новый комплект свечей зажигания) к местечку неподалеку от Бокс Хилл, обычно безлюдному даже в теплый воскресный день.

– Нравится она тебе? – счастливо спросила Элис.

– Прости?

– Флоренс.

– Ах, Флоренс. Неплохо, неплохо. Очень даже неплохо.

41
{"b":"1144","o":1}