ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ладно, она не намерена выбрать вас! — Селуччи стукнул кулаком по столу. Опасно балансирующая стопка книг содрогнулась от удара, и записная книжка, лежащая сверху, упала на автоответчик.

Магнитная лента дернулась и пришла в движение.

— Мисс Нельсон? Это снова говорит миссис Шоу. Простите, что беспокою вас, но тело вашей матери отправлено в морг городской больницы. Мы сочли нужным сообщить вам, чтобы вы знали на случай... просто в случае... Я предполагаю, что вы уже в пути... Ох, дорогая, чуть не забыла... Сейчас десять часов, девятое апреля, понедельник. Пожалуйста, дайте знать, что мы могли бы сделать, чтобы помочь вам.

Селуччи уставился на перематывающуюся ленту, потом взглянул на Генри.

— Тело ее матери, — повторил он растерянно. Вампир кивнул.

— Так что теперь мы знаем, где она сейчас.

— Если этот звонок поступил в десять часов, можно предположить, что известие она получила около девяти. Она не говорила вам...

Майк замолчал и отбросил со лба надоедливую прядь волос.

— Нет, разумеется, она не могла, вы ведь... спали. Она не оставила сообщения?

— Нет. Тони, мой приятель, увидел, как она садилась в поезд, в одиннадцать сорок отправлявшийся в Кингстон, так что Вики должна была выйти из квартиры буквально перед этим звонком. Она и вам не оставила сообщения?

— Нет. — Селуччи вздохнул и снова присел на край стола. — Я слегка обалдел оттого, что не могу сам справиться с ее отношением ко всему этому.

Фицрой снова кивнул. «Я думаю, мы оба перешли за грань таких отношений, она и я».

— Вы и я, мы оба этим озадачены.

— Не поймите меня неправильно, ее мужество — одно из свойств, которые я...

Возникшая пауза была едва ощутимой. Смертный мог бы ее вообще не заметить. Генри — нет. «Да ведь он едва удержался, чтобы не сказать, что любит ее».

— Я... восхищаюсь этим ее свойством, но... Есть некое различие между мужеством и...

— Страхом перед большей интимностью, — предложил свою формулировку вампир.

Селуччи фыркнул.

— Точно. — Он потянулся к записной книжке. — Так вот, она намерена покончить с этой проклятой интимностью, потому что я не собираюсь позволить ей одной решать этот вопрос. — Переплет едва выдержал — с такой силой он перелистывал страницы. — Вот она где, под буквой М, что означает «мать». Господи, что за порядок ведения документов... — Затем, неожиданно, он осознал, что Фицрой стоит рядом с ним. Майк не мог себе представить скорость, с которой был способен передвигаться вампир. Фактически он вообще не увидел, как тот двинулся с места.

Генри посмотрел на адрес и передал ему книгу обратно.

— Полагаю, что увижу вас в Кингстоне, — произнес он, направляясь к двери.

— Эй!

Он обернулся.

— А я думал, что вы не можете расстаться со своим гробом.

— Вы слишком часто смотрите малобюджетные фильмы ужаса, детектив.

Майк рассвирепел:

— Так или иначе, но вы ведь должны отлеживаться где-то после рассвета? А я ведь могу сделать так, что вам это не удастся. Один звонок в полицию округа Онтарио, и вы окажетесь в камере предварительного заключения сразу же после восхода солнца.

— Вы этого не сделаете, детектив. — Голос Фицроя оставался столь же размеренным, но когда вампир встретился взглядом с Селуччи, то позволил себе сбросить личину цивилизованности. На мгновение позабавившись реакцией смертного, он, с видимой неохотой, освободил его. — Вы не сделаете этого, — продолжал Фицрой тем же тоном. — По той же простой причине, по которой я не пользуюсь своей силой, чтобы расправиться с вами. Ей бы это не понравилось. — Любезно улыбаясь, он склонил голову, пародируя любезный поклон. — Спокойной ночи, детектив.

Селуччи ошеломленно смотрел на закрытую дверь, изо всех сил стараясь унять дрожь. Пот струился у него под мышками и увлажнил ладони, прижатые к столу. Его привел в смятение вовсе не испытанный им страх. Майк встречался со страхом и раньше и знал, что в состоянии с ним справиться. Это было какое-то властное побуждение обнажить свое горло, желание, потрясшее его до самого основания, уверенность в том, что в любое мгновение он может добровольно передать свою жизнь в руки Генри Фицроя.

— Проклятье, Вики, — произнес он хриплым шепотом. — Ты играешь с огнем, черт бы тебя побрал...

— Господи, Кэти, ты спятила, что ли? Зачем ты их привела?

— А что тут такого? Они помогут нам вынести тело.

— Ох... — Дональд отступил в сторону, ошарашенно наблюдая, как Кэтрин помогает двум неуклюжим фигурам выбраться из микроавтобуса. — Программа, которую я написал для них, предполагает только простейшие поведенческие команды; ты уверена, что они смогут выполнить настолько сложные действия?

— Думаю, номер девять справится. — Она почти ласково похлопала его по широкому плечу. — А вот номеру восемь может понадобиться небольшая помощь.

— Небольшая помощь. Ну разумеется. — Крякнув от усилия, молодой человек попытался поднять пару мешков с песком, лежавших на полу микроавтобуса. — Ну, если они такие сильные, то могли бы и все это сами вынести.

— Отдай их оба номеру девять. Я не столь уверена в состоянии суставов номера восемь.

Хотя мускулы существа номер девять ощутимо напряглись, когда оно приподняло с земли один мешок с песком, оно не подало и виду, что ощущает тяжесть, даже после того, как на его спину были взвалены оба мешка.

— Неплохая идея, — тяжело дыша, признал Дональд. — Привезти их сюда, я имею в виду. Я бы надорвался, если бы пришлось самому тащить такую тяжесть. — Пытаясь восстановить дыхание, он оглянулся, осматривая автостоянку. Свет над гаражом едва освещал участок, так как он еще вечером позаботился вывести из строя фонарь над служебным входом — Главное, чтобы никто их не заметил. Они не выглядят как... ну, я хочу сказать, как живые.

— "Никто их не заметил"? — Девушка развернула номер восемь лицом к двери, после чего, оглянувшись, обнаружила, что номер девять повернулся самостоятельно. — Нам было бы лучше удостовериться в том, что никто не заметил нас самих!

— Обычно посетители похоронного бюро не обращают внимания на других людей. — Молодой человек вставил ключ в замок. — Они боятся того, что могут увидеть. — Он бросил взгляд в сторону серого иссохшего лица номера девять, возвышавшегося над воротником красной ветровки, и издал сдавленный смешок. — Почти хочется пожелать, чтобы кто-нибудь наткнулся на этих клоунов, ведь правда?

— Нисколько. Поторопись лучше.

Давно привыкший к полному отсутствию чувства юмора в коллеге, Дональд пожал плечами и прошел в здание.

Номер девять последовал за ним.

Кэтрин слегка подтолкнула номер восемь.

— Иди, — скомандовала она. Существо постояло, затем начало двигаться. На полпути к комнате для бальзамирования, ступая по минному пандусу, оно споткнулось. — Нет, не надо... — Опасно балансируя возле стены, она нагнулась и выпрямила номеру восемь левую ногу.

— Почему вы так задержались? — потребовал ответа Дональд, когда в конце концов они появились.

— Проблема с коленной чашечкой. — Она нахмурилась, заправляя прядь светлых волос себе за ухо. — Не думаю, что нам удастся добиться какой бы то ни было клеточной реконструкции.

— Да, от него уже попахивает, как от помойки.

— Ох, только не это!

— Вот именно. Но они... — Он открыл обе половины крышки гроба. — Слушай, если мы будем стоять здесь всю ночь, принюхиваясь к тому, как пахнут мертвецы, то ничего не успеем сделать. А у нас еще масса работы.

Пальцы номера восемь сомкнулись вокруг лодыжек трупа, а номер девять почти без понуждения взял его за плечи.

— Говорю тебе, Дональд, — ликующе воскликнула Кэтрин, — у номера девять прослеживается четкое соединение с управляющей программой, даже когда он не подсоединен к сети. Уверена, мы имеем дело с проявлением независимой мозговой деятельности.

— А что говорит доктор Брайт?

— Ее более беспокоит проблема разложения.

— Вполне понятно. Она, как всегда, разочарована, что наши опытные образцы начинают гнить прежде, чем мы успеваем накопить данные. Останови их на секунду, пока я открою дверь.

10
{"b":"11440","o":1}