ЛитМир - Электронная Библиотека

Оба аспиранта наконец загрузили машину. Даже Кэтрин не смогла продумать последовательность команд, состоящих из одного слова, которая позволила бы номеру восемь совершить необходимое и весьма сложное маневрирование. И, как напомнил ей Дональд, при этом еще следовало соблюдать тишину.

— Потому что, — добавил он, устанавливая на место номер восемь, — то, что мы совершаем, является незаконным деянием.

— Чепуха. — Кэтрин насупила брови. — Это — чистая наука.

Молодой человек покачал головой. Ему никогда не доводилось встречать столь целеустремленного исследователя, не испытывающего абсолютно никаких сомнений. Насколько удалось определить Дональду, внеслужебная жизнь Кэтрин была практически столь же ограниченной, как и у ее подопечных, а если учесть то обстоятельство, что, в сущности, они были мертвыми, это было неплохо сказано. Еще удивительнее было то, что его коллегу совершенно искренне не заботило, что результат их работы может привести к всемирной известности и баснословному богатству.

— Ну, тогда в интересах науки попытаемся держаться подальше от тюрьмы. — Он подтолкнул номер девять к микроавтобусу.

Номер девять склонил набок голову, и в его лишенных выражения глазах отразились звезды.

Глава 3

— Надо же, до чего можно довести собственное сердце...

Поверх хирургической маски Дональд всмотрелся в раскрытую грудную полость.

— Да уж, печальная картина, — согласился он. — Вот тебе: не курил, не пил человек, а что в результате? Прямо хочется пойти и как следует оттянуться в хорошей компании, ни в чем себе не отказывая.

Ловким движением скальпеля доктор Брайт вскрыла трехстворчатый сердечный клапан и начала удалять лохмотья изорванной перегородки.

— Ваши комментарии не совсем уместны, Дональд. Сосредоточьте все свое внимание на работе.

Резкое замечание не произвело на ее аспиранта никакого заметного впечатления; он приготовил шприц для подкожных инъекций, извлек иглу из глазницы и выбрал шприц с более тонкой иглой. В ярком сиянии люминесцентных трубок жидкость в шприце заметно опалесцировала.

— Пришло время взяться за серьезную работу, — сказал он и осторожно ввел иглу под роговицу. — Приподнимите этот край, обойдите его, если не хотите повредить радужную оболочку, и тогда можете считать, что мяч в корзине.

— Ради Бога, избавьте нас от этих избитых шуточек. — Плотные швы стянули разрез в области сердца. — Если вы закончили обработку обоих глаз, можете помочь Кэтрин с брюшной полостью. Нам следует как можно скорее перевязать кровеносные сосуды, чтобы началась циркуляция питательных веществ. Время — жизненно важный фактор в работе такого рода...

Доктор Брайт размеренным тоном продолжала читать свою лекцию, пока Дональд, накладывая влажные тампоны поверх неподвижных глаз, перемещался вокруг стола.

— К счастью, первый этап процесса бальзамирования укрепил сосуды, тем самым облегчая нам работу.

— Разумеется, доктор, ведь это наш десятый эксперимент, — напомнил Дональд, отсасывая стерильный раствор, которым они пользовались для удаления бальзамирующих жидкостей из тела. Кэтрин, занятая наложением швов, одарила его быстрой благодарной улыбкой. — Я хочу сказать, мы уже проходили все это. И мы все это делали в шести из предыдущих девяти случаев своими собственными мизинцами.

— Что ж, должна отметить, что работа ваша поистине превосходна. Я мечтаю только о том, чтобы мой график позволил мне оказывать вам большую помощь. — Доктор Брайт в данный момент не только воздавала должное заслугам своих аспирантов — они были и так очевидны, — хотя для нее это ровным счетом ничего не значило. Она повернулась назад, чтобы взять миниатюрный электропривод. — Но я хотела лишний раз напомнить, сколь важно соблюдать должный баланс жидкостей в здоровых тканях.

Молодой человек хихикнул и, почти безупречно подражая сладострастному голосу из часто крутившегося в последнее время рекламного ролика, произнес:

— Как вы считаете, я уже умер?

Доктор Брайт, прекратив работу, обернулась и воззрилась на него.

— Должно быть, я утомлена больше, чем предполагала. Кажется, и я нахожу это смешным.

Кэтрин покачала головой и принялась обрабатывать разрез следующей артерии.

Через несколько секунд они установили на место емкость с гелем, замещающую пищеварительную систему. На ее плотной оболочке из агар-агара замелькали жемчужные искорки.

— На этот раз воспользуемся оставшимися бактериями, — объявила доктор Брайт, закончив присоединять еще один электропривод к искусственной диафрагме, — Нужно, чтобы эти органы были насыщены влагой.

Дональд кивнул, но тут же нахмурился, посмотрев поверх плеча Кэтрин.

— Прекрати немедленно!

— Прекратить что? — спросила та, наклонившись, чтобы заняться тканью печени.

— Это я не тебе. Номеру девять. Уставился на меня, понимаешь...

Девушка распрямилась и проследила за направлением его взгляда.

— Нет, — сказала она. — Номер девять смотрит не на тебя — он просто смотрит в твоем направлении.

— Все равно. Мне это не нравится.

— Он никому не может причинить вреда.

— Ну и что с того?

— Дорогие мои. — Голос доктора Брайт не мог быть суше, иначе бы он просто треснул, как деревяшка. — Может, сосредоточим все же наше внимание только на том, чем следует сейчас заниматься? — Она сделала паузу, подчеркивающую собственные слова, после чего, убедившись, что ее подопечные продолжили работу, извлекла расширитель грудной клетки. — Если это настолько тебя беспокоит, Дональд, Кэтрин может поместить его в бокс.

Молодой человек кивнул.

— Хорошая мысль. Пусть она уберет свои игрушки, как только вдоволь наиграется с ними.

— Его лучше было бы оставить в покое, доктор, — возразила Кэтрин. — Номер девять нуждается в стимуляции, если мы хотим, чтобы поддерживалась его связь с сетью.

— Здравая точка зрения, — признала доктор Брайт. — Не совсем корректно выраженная, но абсолютно верная. Извини, Дональд. Вопрос решен не в твою пользу.

Девушка бросила на своего товарища победный взгляд.

— Когда закончите, один пусть все здесь уберет, а другой включит насос и займется заменой стерильного раствора. Я хочу, чтобы кровеносная система начала работать как можно скорее. А теперь, если вы считаете, что не нуждаетесь более в моем участии в качестве рефери на ринге, я приступлю к вскрытию черепной коробки.

— Он продолжает глазеть на меня, — проворчал Дональд всего несколько секунд спустя. Его голос был едва слышен на фоне завываний костной пилы.

— Надеюсь, он чему-нибудь от тебя научится.

— Вы так думаете? — Один из обтянутых латексом пальцев поднялся, выражая явное сомнение. — Ладно, пусть учится.

В этот момент пальцы на правой руке номера девять медленно согнулись и сжались в кулак. Хотя лицо его оставалось неподвижным, какая-то мышца дернулась под иссохшей поверхностью кожи.

* * *

Генри уверенно вел «БМВ» со скоростью, значительно превышающей разрешенную. Два часа сорок две минуты от Торонто до Кингстона — не столь быстро, как возможно, но, учитывая бесконечные пробки на выезде из города и количество полицейских, патрулирующих последнюю сотню километров, можно считать это время вполне приемлемым.

Хотя езда на большой скорости доставляла ему истинное удовольствие, а собственная реакция позволяла проводить головокружительные маневры и обходить других водителей так, что у тех только рот от удивления открывался, вампир никогда не мог понять интимных отношений между североамериканцами и их автомобилями. Для него машина была всего лишь средством передвижения, а «БМВ» он считал удачным компромиссом между мощностью и надежностью. В то время как смертные водители беспечно рисковали жизнью, выжимая предельную скорость из своих автомобилей, у него никогда не возникало намерения мгновенно закончить четыреста пятьдесят лет своей жизни из-за усталостных явлений в металле или дефектов конструкции, но в отличие от обычных смертных ему не было необходимости кому-либо что-либо доказывать.

11
{"b":"11440","o":1}