ЛитМир - Электронная Библиотека

Найти квартиру матери Вики оказалось нетрудно. Не только сама Дивижн-стрит начиналась прямо от шоссе 401, но уже за квартал можно было безошибочно опознать человека, выходящего из седана последней модели, припарковавшегося перед домом.

— Вы показали неплохое время, — потягиваясь, заметил вампир, выбираясь из машины.

— Спасибо... — Слово вырвалось изо рта прежде, чем Селуччи осознал, что совершенно нелепо ощущает себя довольным похвалой этого человека... да какого там человека! — Вы что, — рявкнул он, — считаете, что наши законы об ограничениях скорости к вам не относятся?

— Не более чем, как вам кажется, они применимы к вам, — отозвался Фицрой с колкой улыбкой. — Разве полицейские не должны следовать законодательству, на верность которому присягнули?

— Скотина, — пробормотал сквозь зубы Майк. Ничто другое не вызывало в нем так быстро праведную ярость, как напоминание о шаткости его этической позиции. — Я не могу взять в толк, почему вы вообще сюда явились. Вики нужно, чтобы рядом с ней был кто-то живой, мертвых с нее, я думаю, достаточно.

— Я не более мертв, чем вы, детектив.

— Да, вы не... Я имел в виду... вы ведь...

— Ну разумеется, я — вампир. — Генри развел руками. — По этому поводу я не могу с вами поспорить, поскольку для вас это уже не является тайной. Слово уже было произнесено ранее. — Он уловил взгляд Селуччи и удержал его, но на этот раз ему не пришлось применять силу, чтобы сохранить контакт. — Вам ничего не остается, как только признать это, детектив. И я не собираюсь отступать.

Любопытство подавило все прочие соображения, и Майк с удивлением обнаружил, что произносит:

— Так что же вы собой представляете?

— Я был незаконнорожденным сыном короля.

Уголки губ Селуччи дрогнули.

— Ладно, вы королевский бастард, в этом можно не сомневаться. — Он постарался идти рядом как равный, стараясь подавить ощущение, что ему вряд ли подобает быть равным этому созданию. — Почему бы не быть просто каким-нибудь жалким крестьянином?

— Это почему же, собственно, крестьянином? — осведомился Фицрой, приподнимая брови.

— Не обращайте внимания. — Он оперся спиной о переднюю дверцу и вздохнул. — Вообще-то, боюсь, Вики не нуждается сейчас ни в одном из нас.

* * *

— Так вы считаете, что самым разумным для меня было бы удалиться отсюда? Не имею возможности с вами согласиться. Нет особых причин, по которым я мог бы уступить вам место.

— А что вы можете дать ей?

— Теперь? В ее скорби? То же самое, что и вы.

— Но я могу быть с нею и ночь, и день. А вы только ночь.

— В таком случае, почему вы столь обеспокоены моим присутствием? Ведь у вас передо мной есть явное преимущество. Заметьте, — продолжал Генри, уже задумчивым тоном, — я покинул свое убежище, чтобы быть возле нее, рискую жизнью из-за опасности оказаться на солнце. Это должно хоть что-нибудь да значить.

— Что вы имеете в виду, «что-нибудь да значить»? — фыркнул Селуччи. — Это не соревнование! Мужчина против... — его глаза недобро сузились, — ...писателя любовных романов. Предполагалось, мы приехали сюда для нее.

— В таком случае, быть может, — заметил Фицрой, направляясь к зданию, — нам было бы лучше почаще вспоминать это обстоятельство.

«Проклятый высокомерный сукин сын!» По счастью, длинные ноги позволили Майку идти рядом с соперником, не сбиваясь на бег.

— Так что мы ограничиваемся тем, что сосредоточим наше внимание на Вики, пока все это не завершится.

— А что потом? — полуобернувшись к нему, осведомился Генри.

— Кто, черт возьми, может сказать, что будет после? — «С какой удивительной наглостью смотрит на меня этот недомерок!» — Сначала надо пройти через это.

Прислушиваясь к стуку сердца Селуччи, вампир кивнул, вполне удовлетворенный.

Вики потребовалось мгновение, чтобы осознать, что означает такой звук.

«Дверь».

Бэнг. Бэнг. Бэнг.

«Это полиция». Ритм был совершенно безошибочный. Одна, в темной квартире, женщина нахмурилась и неохотно встала. «Сколько такое может продолжаться?» Хотя уличное освещение проникало в комнату, видеть она ничего не могла. Вики ощупью отыскала стоявший на столе телефонный аппарат, а потом, вдоль стены, добралась до двери.

Селуччи покосился на Генри и поднял руку, чтобы позвонить снова.

— Вы уверены, что она здесь?

— Уверен. Я это чувствую.

— Да. Думаю, вы правы.

* * *

Бэнг. Бэнг. Бэнг.

Так же на ощупь, проводя пальцами по стене, она отыскала выключатель и зажгла люстру; глаза сразу же заслезились от яркого света. Ее мать всегда использует стоваттные лампочки.

«Мне безразлично, что она потребляет значительно больше энергии, гораздо важнее, что, приходя домой, я могу хорошо все видеть. Я могу себе это позволить, а окружающая среда может катиться ко всем чертям».

Ее мать всегда использовала стоваттные лампочки.

Замок заело на полуобороте ключа.

Бэнг. Бэнг. Бэнг.

— Сколько раз говорила ей, что замок нужно починить, — проворчала Вики, пытаясь провернуть ключ. — Проклятый идиотский кусок старого железа.

* * *

Селуччи отдернул руку.

— Она здесь.

* * *

Замок в конце концов поддался. Вики глубоко вдохнула, поправила очки и распахнула дверь.

— Какого дьявола вы здесь делаете? — осведомилась она после продолжительной паузы.

— Мы пришли, чтобы помочь, — спокойно произнес Генри.

Женщина переводила взгляд с одного на другого: замешательство — единственное определение, которое подходило для описания их эмоций.

— Вы оба?

— Ну да, — подтвердил Селуччи.

— Я не просила вас о помощи.

Выражение на их лицах было совершенно одинаковым. Майк вздохнул.

— Мы знаем, — сказал он.

— Вики?

Все трое обернулись.

Мистер Дельгадо стоял около своей двери, вызывающе выпрямившись и расправив плечи; брюки он натянул прямо поверх полосатой пижамы.

— Какие-нибудь проблемы?

Вики поправила очки. Правильным ответом было бы: «Пока еще нет».

— Нет, — сказала она. — Никаких проблем. Это мои друзья из Торонто.

— Что они здесь делают?

— По-видимому, — ее голос с каждой секундой становился увереннее, — они приехали, чтобы помочь мне.

— О! — Он внимательно осмотрел Селуччи с головы до ног и перевел взгляд на Генри. Тот заставил себя справиться с раздражением и позволил старику закончить осмотр. — Так вот, если возникнет какая-либо проблема, — последние два слова прозвучали предупреждением, — сразу же дай мне знать.

— Я смогу справиться с ними, мистер Дельгадо.

— В этом я не сомневаюсь. Но тебе это не нужно. По крайней мере, сейчас. — Его подбородок выдвинулся вперед. — Вам все понятно, ребята?

Майк начал проявлять признаки нетерпения.

— Разумеется, мистер.

— Вы оба?

— Мы оба все понимаем, — спокойно произнес до сих пор не вмешивавшийся в разговор Фицрой.

Мистер Дельгадо подслеповато прищурился, бросил на него настороженный взгляд, после чего вытянулся по стойке «смирно».

— Я должен был поинтересоваться...

— Это мы тоже понимаем.

— Ну, тогда спокойной ночи.

Генри склонил голову, как бы отдав приказ: «Вольно».

— Спокойной ночи.

Все трое наблюдали, как дверь закрылась, затем женщина отступила в сторону.

— Думаю, будет лучше, если вы войдете.

* * *

— ...вам никогда не приходило в голову — вам обоим, — что, может быть, я хочу справиться со всем этим самостоятельно? — Вики прошагала через всю гостиную, подошла к окну и всмотрелась в ночную тьму. Квартира находилась на пол-этажа ниже уровня земли — не совсем полуподвал, но и первым этажом назвать трудно. Окна выходили на узкую полоску травы, за которой располагалась автостоянка для гостей, за ней — тротуар, а за ним — шоссе. Не такой уж живописный вид. Мать кучу денег потратила на покупку жалюзи и тяжелых, плотных штор, чтобы отгородиться от внешнего мира Вики даже не обеспокоилась их задернуть.

12
{"b":"11440","o":1}