ЛитМир - Электронная Библиотека

Номер девять сидел спокойно, дожидаясь момента, когда ему разрешат выбраться из бокса.

И он окажется наедине с ней.

* * *

— Как она себя чувствует?

Селуччи вышел из квартиры и бесшумно затворил за собой дверь.

— Справляется.

— Хм-мм-м. Справляется, значит. Произошли такие чудовищные события, и все, что вы можете сказать — «она справляется»? — Мистер Дельгадо неодобрительно покачал головой. — Она плакала?

— Нет, когда я был с ней, нет. — Майку потребовалось некоторое усилие, чтобы не нагрубить старику, проявляющему столь излишнее, на его взгляд, беспокойство.

— В это я поверить могу. Плач — это для слабаков; а Вики — не такая, потому и не плачет. — Мистер Дельгадо глухо постучал искривленными пальцами себя по груди. — Я плакал, как ребенок, просто как ребенок, говорю вам, когда умерла моя Розалия.

Селуччи медленно кивнул в знак того, что понимает.

— Я тоже плакал, когда умер отец.

— Селуччи? Вы итальянец?

— Канадец.

— Не строй из себя шибко умного, парень. Мы, моя Розалия, маленький Фрэнк и я, мы приехали из Португалии сразу после войны. Я был сварщиком.

— Семья моего отца переехала в Канаду перед самой войной. Он был водопроводчиком.

— Вот видишь. — Старик вскинул вверх руки. — И если оба мы способны плакать, как ты считаешь, может она смягчиться и проронить пару слез, не выказывая тем самым своей слабости?

Из-за двери квартиры донесся голос Вики:

— Мистер Чен? Возможно, вы сможете помочь мне. Я разыскиваю молодого человека — ему немного за двадцать, — по фамилии Чен...

Плечи мистера Дельгадо обмякли.

— Нет. Ни слезинки. Она спрятала боль глубоко внутри. Послушай, что я скажу тебе, полицейский. Когда эта боль в конце концов выйдет наружу, она может разорвать ее в клочья.

— Я буду с ней рядом. — Селуччи старался не занимать оборонительную позицию; не его вина, что Вики не способна улаживать подобные ситуации, но, однако, и ему не удалось добиться заметного успеха.

— А что слышно о том, другом парне? Он тоже будет рядом с ней?

— Не знаю.

— Хмм-м. Считаешь, это не мое дело? Ладно, может быть и так. — Старик вздохнул. — Тяжело сознавать, что ничего не можешь сделать, чтобы помочь.

Майк тоже издал протяжный вздох.

— Я знаю.

Вновь войдя в квартиру, прислонившись спиной к двери, он следил, как Вики через всю комнату швырнула телефонную книжку абонентов Кингстона.

— Не повезло?

— Стало быть, его номера нет в списке, или же он живет в пригороде. — Она поправила очки на переносице. — Возможно, он студент и проживает на территории университета. Я его все равно найду.

— Вики... — Селуччи сделал глубокий вдох и выдохнуть постарался как можно медленнее. — Ты пытаешься вести поиски но фальшивому имени. Человек, которому удалось провернуть такое дело, обладает мозгами, которых ему, абсолютно в этом уверен, хватило и на то, чтобы работать под вымышленным именем. — Тот факт, что он должен был убеждать подругу в этом, был сам по себе пугающим свидетельством, насколько она была потрясена как смертью матери, так и исчезновением ее тела Таково было бы заключение любого курсанта первого курса полицейской школы, и ему никогда не пришло бы в голову, что он должен будет говорить это Победе Нельсон. — Том Чен просто...

— Это все, что у нас есть! — Лицо Вики исказилось когда она выпалила в него эти слова. — Это — имя. Это уже что-то.

«Это ровным счетом ничего». Но Майк не стал возражать — ведь за брошенным вызовом он слышал отчаянное стремление подруги опереться хотя бы на что-нибудь. «Полагаю, что должен испытывать счастье, оттого что она цепляется за меня, а не за этого Фицроя». Какой может быть вред, если согласиться с ней? По крайней мере, он будет иметь возможность находиться рядом, и со временем Вики сама решит, что может опереться на него.

— Хорошо, если он живет на территории университета, где бы он мог хранить... — Только бы не произнести «твою мать». Должно существовать более достойное выражение для этого понятия. — ...тело?

— Откуда, черт тебя побери, я могу это знать? Завтра первым делом я должна раздобыть списки студентов и аспирантов университета.

— Каким образом? — Селуччи пересек комнату и тяжело опустился на диван. — У тебя нет ордера, и ты не сможешь его получить. Почему бы тебе не позволить местной полиции взять все в свои руки? Детектив Фергюсон, кажется, убежден, что это дело рук студентов-медиков, поэтому мне думается, что он сам займется проверкой университета.

— Ну и что дальше? Меня не заботит, что именно проверяет детектив Фергюсон. Мне плевать, даже если все полицейские силы Кингстона займутся этим делом. — Вики встала и прошла в крошечную кухоньку. — Я намерена сама отыскать этого мерзавца и, когда найду его...

— То что сделаешь? — Он вскочил с дивана и двинулся за подругой в кухню, на миг забыв, что Том Чен был всего лишь вымышленным именем, ничем более. — Почему ты хочешь схватить этого парня до того, как это сделает полиция? Только для того, чтобы доставить себе удовольствие и собственноручно совершить акт правосудия? — Майк схватил ее за плечо, повернул лицом к себе, и оба даже не заметили, как кружка с кофе в ее руке выплеснула наружу свое содержимое. — Прошлым летом, я был вынужден закрыть глаза, так как не было иного способа привлечь к суду Марка Уильямса, не причинив никому вреда. Но сейчас — совсем другое дело! Пусть закон займется этим, Вики!

— Закон?

— Да, помнишь, ты давала присягу, что будешь его соблюдать.

— Кончай вешать мне лапшу на уши, Селуччи. Ты не хуже меня знаешь, сколько людских ресурсов закон в данному случае собирается выделить для его исполнения. Я намерена сама найти этого Чена!

— Прекрасно. И что тогда?

На миг его подруга прикрыла глаза, и, когда открыла их снова, они казались подернутыми странной дымкой и в них невозможно было что-либо прочесть.

— Когда я найду его, он сильно пожалеет, что прикоснулся к телу моей матери.

Ее бесстрастный, лишенный каких-либо эмоций голос вызвал у Селуччи ощущение прикосновения острого ножа к спине. Он понимал, что говорит она так, терзаясь болью. Он знал, что Вики вкладывает прямой смысл в каждое свое слово.

— Как будто я не понимаю, что это влияние Фицроя, — рявкнул он. — Он приучил тебя распоряжаться законом по своему усмотрению.

— Оставь Генри в покое. — В тоне женщины послышалось нечто напоминающее предостережение. — Я способна нести личную ответственность за собственные поступки.

— Знаю. — Майк вздохнул, внезапно ощутив, что очень, очень устал. — Но Генри Фицрой...

— Не понимает, о чем вы говорите. — Этот спокойный голос заставил обоих оглянуться. Вампир перевел взгляд с Вики на Селуччи, после чего уселся на кухонный табурет. — Почему бы вам не рассказать мне, с какими проблемами вы успели столкнуться?

* * *

Фицрой посмотрел на Селуччи в явном удивлении. — А почему вы, собственно, решили, что мне может быть известна причина, по которой исчезло тело?

— Ну, вы... дело в том, что вы собой представляете... — Майк замялся было, но тут же решительно тряхнул головой. — Ведь это явление такого типа, о котором вы должны знать, не так ли?

— Нет. Это не так. — Он повернулся к Вики. — Прости, но я не имею ни малейшего представления, почему кому-то понадобилось похитить тело, именно в этом месте и именно в этот день и в этот век.

Женщина пожала плечами. Ее на самом деле не беспокоило почему; все, что она хотела знать, — кто это сделал.

— Если только это было похищение трупа. — Селуччи нахмурился — эта идея только что пришла ему в голову.

Глаза вампира сузились.

— Что именно вы имеете в виду?

— Предположим, тело миссис Нельсон не было похищено из гроба. — Майк помолчал, стремясь как можно более четко сформулировать свою мысль. — Предположим, она самостоятельно выбралась оттуда.

Кружка, выпав из рук Вики, ударилась об пол и разлетелась вдребезги.

19
{"b":"11440","o":1}