ЛитМир - Электронная Библиотека

— В таком случае вам придется побеседовать с каждым, — сухо отозвалась доктор Брайт. — Но вы ведь, разумеется, не верите, что в этом может быть замешан кто-то из наших сотрудников?

— Тем не менее, именно с них следует начать проверку, вы меня понимаете?

«Отвечать вопросом на вопрос. Неплохой прием, мисс Нельсон, но я не собираюсь передавать в ваши руки контроль над ситуацией».

— Меня, однако, не могут не интересовать причины, почему вы так думаете.

Что касается причин, они основывались исключительно на том зловещем полуночном визите, упоминать о котором она не собиралась. Вики ощутила замешательство.

— Сотрудники вашего факультета — ученые.

— А зачем ученому похищать тело вашей матери?

Лицо доктора Брайт по-прежнему хранило бесстрастное выражение, но внутренне она еще раз отлупила Дональда за столь вопиющую беспечность. Она знала, что Кэтрин не может нести ответственность за обычные повседневные аспекты ситуации, но на него надеялась. Очевидно, за последней ночной вылазкой кто-то проследил. Одна лишь информация о том, что мертвая женщина ожила и блуждала по окрестностям, не могла послужить логическим объяснением внезапно возникшей твердой уверенности в том, что с этим может быть связан кто-то из университетских ученых.

— С такой же легкостью подобное мог сотворить, к примеру, отвергнутый любовник, — продолжала она. — Вы не допускаете такой возможности?

— У моей матери не было любовника, — резко заявила Вики. — Ни отвергнутого, никакого.

Под маской любезного сочувствия доктор Брайт порадовалась такой реакции. Разумеется, любовника у Марджори Нельсон не было. У преданных матерей никогда их не бывает. Вслух же она произнесла:

— Что ж, если вы так в этом уверены, побеседуйте с нашими сотрудниками. Должна ли я попросить миссис Шоу договориться для вас о встречах с ними? — университет большой, но есть масса способов представить его еще большим.

— Если вам нетрудно. Благодарю вас. — Прекрасно сознавая, что помощь доктора Брайт поможет пробиться сквозь прямо-таки пожирающую время академическую волокиту, Вики сама намеревалась попросить о такой услуге. То обстоятельство, что доктор Брайт оставалась в списке возможных подозреваемых, никоим образом не обесценивало подобную помощь. Характер поведения ученой дамы при ее оказании мог, фактически, быть использован как еще одна улика. — Также мне нужно будет поговорить с профессорско-преподавательским составом медицинского факультета. — Она собиралась начать с очевидного. Позже, если это будет необходимо, она расширит сферу поисков. Если понадобится, она разнесет на куски этот проклятущий университет, один квартал известняка за другим.

— Сделаю, что смогу. Если позволите мне дать вам совет, ваша мать поддерживала весьма дружеские отношения с доктором Девлином, микробиологом — «После разговора с этим старым ирландским распутником ты, голубушка, в течение многих дней будешь вынуждена отделять реальные факты от злокозненных сплетен». — Фактически он вполне соответствует обеим нашим теориям, как я себе представляю. Этому человеку она была далеко не безразлична.

Обеим нашим теориям?

— Об ученом и об отвергнутом любовнике.

На мгновение Вики задумалась, могла ли мать увлечься таким человеком, который отказался бы смириться перед лицом смерти; могла ли извращенная любовь попытаться вернуть к жизни жалкое подобие ее матери, которое она видела в окне. «Нет. Это невозможно. И, кроме того, она бы мне рассказала, если бы начала с кем-то встречаться».

«Так же, как она рассказала тебе о состоянии своего сердца?» — спросил ее прежний голос.

Доктор Брайт, следившая за разыгравшейся в душе собеседницы эмоциональной бурей, перипетии которой не могли не отразиться на ее лице, пришла к выводу, что их экспериментам, судя по всему, непосредственная опасность не угрожает. Хотя, к сожалению, ужасная оплошность, допущенная прошлой ночью, непозволительно близко подвела мисс Нельсон к истине, и с этим нельзя не считаться. «Ну так я даю ей теперь кое-что новенькое, и это отвлечет ее мысли от главного. Думаю, из беседы с доктором Девлином она почерпнет массу нового для себя». Когда эта история заведет настырную девицу в тупик, всегда можно будет подыскать другой отвлекающий объект.

Тем временем даже для самого невнимательного наблюдателя, каковым доктор Брайт отнюдь не являлась, было очевидно, что дочери Марджори Нельсон едва удается удерживать себя от эмоционального срыва. Это, несомненно, служило препятствием объективному расследованию, и подобную ситуацию следовало использовать в своих интересах.

— Это просто удивительно, — прошептала она, как будто разговаривая с собой, — насколько вы напоминаете вашу мать.

— Я? — недоверчиво произнесла Вики.

— Вы выше ростом, конечно, и ваша мать не носила очки, но линия подбородка идентична, и движения губ при разговоре у вас точно как у нее.

«Движения губ...» Лицо матери всплыло у нее в памяти, а между ними — оконное стекло; расширившиеся глаза, беззвучно шевелящиеся губы.

— Фактически, у вас много схожих характерных особенностей.

Вики отчаянно старалась избавиться от этого ужаса, пытаясь восстановить прежнюю память о матери. Поднятая простыня, восковая бледность смерти, специфический запах больничного морга... И перед этим — телефонный звонок, так и оставшийся без ответа.

— Мисс Нельсон? С вами все в порядке?

— Разумеется. — Слово прозвучало как предупреждение.

Доктор Брайт встала, скрывая за вежливым сочувствием явное удовлетворение.

— Если у вас больше нет ко мне вопросов, боюсь, что вынуждена с вами попрощаться: список встреч, на которых необходимо мое присутствие, нарастает как снежный ком. Я попрошу миссис Шоу организовать все необходимое.

Вики положила свои заметки в сумку и также встала, поправляя очки.

— Благодарю вас, — произнесла она, с трудом заставляя себя формулировать обычные учтивые фразы. — И спасибо за то, что смогли уделить мне сегодня время. — Забросив сумку через плечо, она поспешно направилась к двери. Ее уже не заботило, все ли ей удалось выяснить из того, что она намеревалась. Ей хотелось как можно скорее выйти из этого кабинета. Из этого здания. Ей хотелось оказаться там, где никто не был знаком с ее матерью. Где никто не смог бы найти на ее лице сходство с лицом покойной матери.

— Мисс Нельсон, мы все скорбим о смерти вашей матушки. — Доктор Брайт хотела вложить в эту прощальную фразу скрытую издевку над поверженным противником, однако, к своему удивлению, обнаружила, что, вместо того чтобы проворачивать лезвие кинжала в ране, имеет в виду именно то, что говорит, и закончила разговор неожиданно искренними словами: — Офис без нее кажется опустевшим.

На полпути к двери Вики повернулась и кивком дала понять, что принимает соболезнование. Она не могла позволить себе произнести хотя бы слово и пожалела, хотя и всего на миг, что не прислушалась к Селуччи и пришла сюда одна.

Доктор Брайт развела руками, и ее голос прибрел интонацию благословения.

— Я могу гарантировать, что в последние мгновения она не страдала.

* * *

— Нет. Сожалею, детектив, но ни одна из этих фотографий не принадлежит Тому Чену, которого мы принимали на работу.

Майк вынул из пачки фотографию Тома Чена, студента медицинского факультета.

— Вы вполне уверены в этом?

— Абсолютно. У нашего мистера Чена волосы немного длиннее, выступающие скулы и совершенно другая линия бровей. В нашем деле нам приходится изменять форму множества лиц, детектив. — Мистер Хатчинсон-младший продолжил отвечать на молчаливый вопрос в глазах Селуччи. — Мы привыкли отмечать их характерные особенности.

— Да, полагаю, это вы должны уметь. — Майк вложил фотоснимки в большой конверт из плотной бумаги. Ни один Том Чен не посещал занятия на медицинском факультете в Королевском университете, как и не заканчивал курс обучения в нем за последние три с лишним года.

Детектив Фергюсон был более чем просто любезен, когда согласился позвонить в отдел кадров университета и попросить разместить эти фотографии на университетском сайте.

37
{"b":"11440","o":1}