ЛитМир - Электронная Библиотека

— Никаких проблем, — заявил он. — Я, разумеется, искренне хотел бы посодействовать экс-детективу Нельсон в ее неистовых поисках трупа. — Разговор перемежался звуками отрывистых глотков — звонок Селуччи явно оторвал его от завтрака. — Вам удалось прослушать утренний выпуск новостей? Половина всех наших сотрудников, чтоб этим мозглякам пусто было, не вышли на дежурство в связи с какой-то новой формой весеннего гриппа, а какому-то негодяю понадобилось задушить в студенческом городке паренька, который собирался покувыркаться с подружкой на заднем сиденье машины. У нас имеется пребывающая в настоящей истерике свидетельница, которая, если вам интересно мое мнение, слишком часто видела этот идиотский клип Майкла Джексона с мертвецами, и ни одного подозреваемого. И не мне говорить вам, что чем свежее труп, тем выше приоритет расследования именно этого преступления. Если телефонный звонок в отдел кадров университета успокоит на время вашу приятельницу и она оставит меня в покое, пока я разбираюсь с этой новой заморочкой, считаю, что на это я могу потратить пару минут.

Майк боролся с искушением рассказать Фергюсону, что Вики с Фицроем сперва решили было посодействовать закону и порядку в раскрытии этого последнего преступления, но затем пришли все же к выводу, что Генри лучше в это не вмешивать. «Ваш убийца — оживший труп, детектив. Откуда я знаю? Да один вампир сообщил, знаете ли». В Кингстоне есть специализированная клиника для психов, и Селуччи не собирался провести в ней остаток своей жизни.

Тем временем поискам злодея Игоря — героя новой постановки о докторе Франкенштейне, по совместительству, похитителя трупа — не было видно конца.

— Прекрасно, мистер Хатчинсон. — Пришло время изменить угол рассмотрения. — Вы говорили, что те, кто намеревается стать распорядителем на похоронах, обязаны пройти четырехнедельный испытательный срок в зале для траурных церемоний, прежде чем их допустят к программе профессионального обучения.

Мистер Хатчинсон-младший откинулся на стуле.

— Так и есть.

— А из кого обычно набирают таких стажеров?

— Из желающих пройти курс обучения в Хамбер-колледже в Торонто.

— Стало быть, этот молодой человек, кем бы он ни был, должен был пройти предварительное собеседование.

— О да, причем пройти его успешно. Сотрудники факультета санитарного просвещения затрачивают много сил, пытаясь уже на первой стадии исключить непригодных кандидатов, прежде чем они будут допущены к работе в похоронном бюро.

Майк нахмурился.

— Стало быть, существует некая вероятность, что Иго... Том Чен, я хочу сказать, проходил собеседование в Хамбер-колледже?

Мистер Хатчинсон вздохнул.

— Ну разумеется. Все было, как я теперь понимаю, сфабриковано, но он представил необходимую рекомендацию, и мы приняли его на стажировку.

— Да, все могут ошибаться время от времени. — Селуччи нацарапал несколько слов в записной книжке, чтобы не забыть позвонить в Хамбер, засунул ее в карман и встал, довольный, что может наконец удалиться. Похоронные заведения, с их неизбежными коврами, цветами и со вкусом подобранным убранством всегда вызывали у него неприятные ощущения.

— Я не стал бы на вашем месте беспокоиться по этому поводу. Не думаю, что вам часто представляется возможность оценивать характер человека.

Мистер Хатчинсон тоже встал с места, на лице его появилось выражение вежливого несогласия.

— Все наши услуги мы оказываем живым, детектив, — уронил он, — и, уверяю вас, мы вполне можем оценить характер человека, не хуже, чем скажем, в полицейском департаменте. Всего вам доброго.

Выйдя на улицу, Селуччи раздраженно фыркнул и направился к ближайшей автобусной остановке, поскольку пристрастие подозреваемого к пересадкам — единственный конкретный след, который у них оставался.

— "Мы вполне можем оценить характер человека, не хуже, чем, скажем, в полицейском департаменте", — проворчал он, роясь в карманах в поисках мелочи. И все же Майк готов был согласиться, что распорядители на похоронах столь же страдали из-за стереотипов, бытующих в обществе, как и полицейские, так что высказанное замечание не являлось полностью незаслуженным.

Впрыгнув в автобус, идущий по Джонсон-стрит, он взглянул на сиденье, расположенное у задних дверей, надеясь увидеть молодого человека азиатской наружности, жующего конфетку. Сиденье оказалось пустым.

— Ну, — пробормотал себе под нос Селуччи, — если бы я его сейчас встретил, расследование потеряло бы свою завлекательность.

* * *

— Отдел по расследованию убийств. Детектив-сержант Грэм.

— Какого черта, почему ты на службе? Боже милосердный, неужели мне суждено всю жизнь иметь дело с тобой!

— Привет, Майк, я тоже по тебе соскучился.

Селуччи усмехнулся и прижал плечом телефонную трубку.

— Послушай, Дэйв, окажи мне услугу.

На другом конце линии его напарник вздохнул столь глубоко, что задребезжали провода телефонной линии от Торонто до Кингстона.

— Разумеется, выкладывай. Чего ради стал бы ты мне иначе звонить?

— Мне бы хотелось, чтобы ты позвонил в Хамбер-колледж и поговорил бы с кем-нибудь на факультете санитарного просвещения о некоем Томе Чене, который недавно подавал заявление для приема на специальность распорядители похорон.

— Хамбер... Факультет санитарного просвещения... Том Чен... Ладно. Что именно хотелось тебе выяснить?

— Все, что им известно.

— Об этом Томе Чене?

— Нет, конечно, о смысле жизни. — Майк, хотя собеседник и не мог его видеть, обреченно закатил глаза. — Имя вымышленное, но это обстоятельство не должно повлиять на твое расследование. И эту информацию мне хотелось бы получить как можно быстрее.

Провода снова жалобно заверещали.

— Разумеется, в последнем я не сомневался. Как она держится?

— Вики?

— Нет, ее мать, кретин.

— Примерно так, как следовало ожидать, учитывая сопутствующие обстоятельства.

— Да... Ну что ж... — Последовала пауза, во время которой рассматривались эти сопутствующие обстоятельства. — Стало быть, ты намерен оставаться в квартире, где жила мать Вики, как минимум еще пару дней?

— Думаю, что так. Знаешь номер телефона?

— Позвоню за твой счет.

— Жалкий шотландский скряга, — пробормотал в ответ Селуччи и повесил, улыбаясь, трубку.

Дэйв Грэм — отличный коп и верный товарищ. Вот ведь странно — за исключением увлеченности работой, у них не было ничего общего, а их партнерство оказалось на редкость успешным и без каких-либо осложнений.

«Без каких-либо осложнений; это как раз то, с чем мне хотелось бы сталкиваться как можно чаще. — Майк направился в кухню и подошел к кофеварке. — Покойной матери Вики придется оплатить еще несколько счетов за междугородние переговоры. Какой-то тип, сам мертвый, убивает занимающихся любовью подростков. А в стенном шкафу скрывается вампир».

Он замер на полушаге.

«Совершенно беспомощный вампир в стенном шкафу».

Даже если дверь заперта с внутренней стороны, сейчас было бы довольно просто избавиться от соперника. Сохранить Вики только для себя. И всего-то надо было только немного солнечного света.

Селуччи вздохнул и занялся кофейником. Фицрой слишком умен и прожил на свете достаточно долго, так что вряд ли он остался бы в этом стенном шкафу, если бы опасался, что ему угрожает опасность. Майк покачал головой, не сомневаясь в проницательности вампира, и поднял кружку с кофе вверх, салютуя ему.

— Спи спокойно, ты, королевский ублюдок.

* * *

Потирая виски, Вики шумно выдохнула. Адреналин в ее крови иссяк, и она чувствовала себя невероятно уставшей. Физическое истощение она смогла бы вынести, неоднократно справлялась с такими испытаниями в прошлом, но эмоционально ощущала себя так, словно с нее целый день сдирали кожу, а потом еще и посыпали сверху солью.

Начала все это доктор Брайт, с ее внезапным сочувствием, а затем дело завершил доктор Девлин. Он испытывал более чем нежные чувства к ее матери и, все еще потрясенный ее смертью, как типичный ирландец, долго изливал ей свою непомерную скорбь. Вики, осознав, что не сможет его остановить, сидела с сухими глазами, в то время как профессор — мужчина среднего возраста — жаловался на жестокость судьбы, рассказывал, как ему нравилась Марджори, как все ее уважали, и продолжал подробно излагать, как гордилась Марджори Нельсон своей дочерью. Вики знала, как остановить его. «Иногда, — говорил им инструктор в полицейской академии, — вы должны дать возможность человеку, которого расспрашиваете, говорить все, что ему вздумается. Позвольте ему высказаться на любую тему, мы научим вас, как отделять зерно от плевел. Но иногда вы должны прервать его и направить разговор в нужном вам направлении...» Но она просто не могла сделать этого.

38
{"b":"11440","o":1}