ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты говоришь о том, что произошло прошлой ночью?

— Ну естественно...

— Такого больше не случится. Я буду проявлять исключительную осторожность и никогда не оставлю их одних. Нам просто повезло, что они не причинили себе серьезного вреда, когда оказались без наблюдения.

Дональд впился в свою коллегу глазами.

— Помилуй Бог, Кэти, номер девять прошлой ночью задушил, как куренка, какого-то парня, а ты беспокоишься только о том, какое воздействие оказала эта небольшая прогулка на твоих любимцев?

— Крайне сожалею, что так случилось, — отозвалась девушка; голос ее звучал совершенно серьезно. — Но ничьи сожаления не вернут мальчика к жизни. К тому же номер девять прошлой ночью совершил феноменальный прорыв, и гораздо разумнее думать именно об этом.

— А что, если он просто отреагировал на ситуацию?

Кэтрин рассмеялась.

— В таком случае это была незапрограммированная реакция, и он должен был обучиться ей самостоятельно.

— Вот как? И от кого же, хотел бы я знать? — Дональд крутанулся на стуле и уставился на существо номер девять, неподвижно, с бесстрастным выражением лица, сидевшее у стены. — У него в башке крутятся мои энцефалограммы, а я никогда никого даже не примеривался задушить.

— Очень интересный момент. — Девушка на миг задумалась, сдвинув брови. — Не исключено, что нам следует пригласить для консультации психолога.

— Разумеется. Потрясающая идея. — Молодой человек снова посмотрел на нее, всплеснув руками. Со своего места номер девять внимательно следил за его движениями.

— А еще лучше поместить его в терапию. Ты можешь себе представить, в какой восторг придут наши эскулапы? Вернись на землю, Кэти. Этот парень мертв, и не думаю, что когда-нибудь он превратится в нечто иное. Пришло время спросить самих себя, что же мы все-таки сотворили?

— Жизнь?

— Я бы столь определенно высказаться не мог. Так что же все-таки, — его жестикуляция усиливалась по мере того, как голос становился все громче, — это в действительности значит? Кроме того, что создание наших рук встало и способно передвигаться, все остальное — не более чем наукообразная болтовня обо всей этой чепухе по поводу взаимодействия с сетью. Давай отвлечемся хоть на миг и подумаем, что это на самом деле — старая жизнь или новая. Означает ли это, что перед нами личность? Такая же, как ты или я, за исключением того, — он взмахнул рукой в сторону номера девять, не оборачиваясь, — что он гниет, стоя на ногах.

* * *

«На ногах».

Это прозвучало почти как команда. Номер девять медленно встал на ноги.

Ему нравилось слушать, как она разговаривает. Нравилось слушать ее голос. Но ему не нравился голос другого. Этот другой говорил слишком громко.

Осторожно переставляя ноги, опираясь о герметичный бокс, номер девять бесшумно двинулся вперед.

* * *

— Итак, ты утверждаешь, что перед нами живой человек в мертвом теле?

— Именно так! И что нам имеет смысл предпринять по этому поводу?

Кэтрин холодно взглянула на своего коллегу.

— Жизнедеятельность тела поддерживается бактериями.

— Это верно, но на весьма ограниченный срок. Эти существа вроде бы живы и в то же время разлагаются, и это обстоятельство нисколько тебя не беспокоит! Я имею в виду, отодвинув в сторону этические соображения по поводу осквернения могил, ведь это черт знает что — сотворить такое с усопшим!

— Разумеется, меня это беспокоит. — Она откинула со лба челку, отметив попутно, как прекрасно номер девять контролирует свои движения. Такие остаточные явления, как раскачивание при ходьбе, возможно, следует объяснить неудачным решением проблем механики коленных и бедренных суставов. — А вот о чем я действительно беспокоюсь: нам необходимы свежие тела. Я возлагаю большие надежды на номер десять.

— Свежие тела! — Эти слова Дональд почти что выкрикнул. — Ты что, на самом деле окончательно спятила?

— Я пришла к убеждению, что чем скорее после смерти применить бактерии, тем лучше они действуют. — Ее пальцы продолжали виртуозный танец на клавиатуре. Через секунду девушка предложила коллеге взглянуть на распечатку. — Я построила график влияния фактора времени на продолжительность жизнедеятельности бактерий и объем восстановительных работ, которые они в состоянии произвести. Думаю, ты найдешь мои выводы совершенно бесспорными. Чем свежее тело, тем больше оно прослужит и тем больше надежды на полный успех.

Дональд перевел взгляд с распечатки на Кэтрин, и глаза его расширились от внезапного озарения. Молодой человек не понимал, как он мог не видеть этого раньше. По-видимому, свое влияние оказали деньги и жажда признания, о которых постоянно твердила доктор Брайт. А быть может, вся эта богоподобная концепция воскрешения мертвых помрачила трезвость его суждения. Или же ему просто не хотелось этого видеть.

Когда он посмотрел в глаза номеру девять, он увидел личность, и это было ужасно. Глядя же на Кэтрин, он попросту не смог сказать, что видел перед собой, и это ужаснуло Дональда еще больше. Сердце бешено колотилось, он вскочил и попятился от нее.

— Ты действительно свихнулась! — отчаянно взвыл он.

И в этот момент наткнулся спиной на торс номера девять. Молодой человек повернулся и закричал.

* * *

Звук приносит боль.

Но он уже знал, как заставить его прекратиться.

* * *

Дональд вцепился в руку, схватившую его за шею, ногти вонзились в мертвую плоть.

* * *

Кэтрин нахмурилась. Было весьма похоже на то, что номер девять таким образом отреагировал на крик Дональда. Наверное, звук травмировал его, и именно поэтому он его прекратил. Не исключено, что мальчик прошлой ночью также кричал. Номер девять сумел использовать этот опыт в иной ситуации, и это обстоятельство вселяло новые надежды.

* * *

Сдавленные всхлипы все же были лучше, чем крики. Молчание было бы лучше всего. Он еще крепче сжал руки.

* * *

«Отпусти! Отпусти!» — Эту команду он сам вводил в его память. Номер девять был обязан ей подчиниться. Слово грохотало внутри черепа Дональда, но ему не удавалось произнести его вслух. Перед глазами вспыхнул красный цвет. Затем все стало багровым. Потом — черным.

* * *

Номер девять посмотрел вниз, на то, что держал в руках, затем поднял взгляд на нее. Медленно выпрямил руку, показывая ей тело.

Она тоже взглянула вниз. Затем — вверх. Потом кивнула, и он понял, что все сделал правильно.

* * *

— Положи его на стол. — Как только номер девять повернулся, выполняя команду, Кэтрин сохранила изменения в программе, над которой работала, и загрузила в систему запись энцефалограммы Дональда. Ей нужно было свежее тело, чтобы проверить свою гипотезу, и теперь у нее такое тело появилось. Превосходное тело. И даже имелись специально подготовленные бактерии.

Однако эти бактерии находились внизу, в ее полуподвальной, не известной никому лаборатории, поскольку доктор Брайт запретила ей тратить драгоценное время на эксперименты, результатами которых было невозможно воспользоваться.

Она могла бы немедленно задействовать сеть и потом пойти за бактериями, или спуститься вниз за бактериями и оставить Дональда там, где он оказался, или...

Как всегда, двигаясь быстро — что бы она ни делала, время было квинтэссенцией всего, — девушка открыла герметичный бокс, в котором раньше находился номер восемь. Если поместить его сюда, по крайней мере, он будет оставаться холодным, пока она сбегает вниз. Приняв решение, Кэтрин слегка дотронулась до руки номера девять.

— Положи его туда.

* * *

Номер девять знал, что должен делать.

Голова должна быть здесь.

Ноги должны быть здесь.

Руки вытянуты по бокам.

* * *
42
{"b":"11440","o":1}