ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Код 93
Прошедшая вечность
Бегущая по огням
Расскажи мне о море
Тайна зимнего сада
От ненависти до любви…
Омон Ра

Борясь с перехватившим горло спазмом, она сказала:

— Это не происходит таким образом.

— Прекрасно. — Он услышал в интонации подруги если не согласие, то, по меньшей мере, признание, и успокоился, решив пока ограничиться этим.

В комнате с каждой минутой становилось светлее.

Вики повернулась к окнам, снова плотно обхватив плечи руками.

— Подними шторы.

Майк прекрасно понял, что она хотела сказать на самом деле. "Подними их ты, потому что я сама не могу. Потому что боюсь того, что могу увидеть".

День обещал быть прекрасным. Голоса птиц шумно приветствовали рассвет, и воздух был так прозрачен, как бывает только ранним весенним утром.

На его часах было 6:22.

— Сколько времени он сможет выдержать пребывание на солнце?

— Не знаю.

— Я проверю снаружи. На всякий случай, вдруг он почти что успел дойти.

Ни одного изуродованного, почерневшего тела, ползущего к дверям. Ни одного холмика пепла в форме человеческого тела в пределах видимости. Вернувшись, Селуччи застал Вики на том же самом месте, она так и продолжала сидеть, уставившись в окно.

— Он не умер.

— Вики, ты не можешь этого знать.

— Ну и что из того? — Зубы сжались так сильно, что в висках у нее застучало. — Он не умер.

— Конечно. — Майк пересек комнату, подошел к подруге и нежно повернул ее к себе лицом. — И я тоже не хочу в это верить. — Это была правда, он действительно не хотел. Селуччи приводили в немалое смятение чувства, которые возбуждал в нем Фицрой, но он определенно не хотел, чтобы тот исчез в небытие. — Стало быть, мы вместе не верим в это.

Вместе. Лицо женщины исказилось гримасой в попытке не дать волю слезам, и она кивнула. «Вместе» звучало намного лучше, чем в «одиночку».

* * *

Он чувствовал, что рассвет наступил. Даже сквозь ужас и бешенство и охватившую его панику он чувствовал приближение утра. Какое-то время он бился всем телом о крышку своего узилища, но вскоре, обессилев, прекратил эти бесплодные попытки и затих.

Знакомое прикосновение солнца, затрепетавшего на краю горизонта, на мгновение привело его в сознание. Ибо слишком долго он ощущал только эту всепроникающую вонь омерзения и страданий, которую сам навязал себе, пытаясь освободиться. Теперь он снова знал, кто он.

И вовремя: день погрузил его в ставшее привычным небытие.

* * *

Работая в одиночку, Кэтрин только к семи успела закончить подготовку тела Дональда, которое поместила в герметичный бокс номер девять. Она намеревалась использовать для этого бокс номер восемь, но в нем пришлось запереть непрошеного гостя, что и вынудило ее изменить план действий. Номер девять не будет на нее в обиде, если останется на какое-то время снаружи.

Девушка зевнула и потянулась, внезапно почувствовав себя совершенно выдохшейся. Ночь оказалась длинной и насыщенной происшествиями, и она отчаянно нуждалась хотя бы в двухчасовом сне. Непрерывные сотрясения бокса номера восемь чрезвычайно раздражали ее, поскольку занималась она только что тончайшими манипуляциями, требующими полной сосредоточенности. Кэтрин даже собиралась включить рефрижераторную установку, чтобы охладить его пыл.

Когда стук наконец прекратился, она уже заканчивала работу и была благодарна наступившей тишине.

Глава 10

Вики проснулась первой и лежала, уставившись в потолок невидящим взглядом, не совсем уверенная, что знает, где находится. Комната воспринималась как совершенно незнакомая, все пропорции казались искаженными, узоры света и тени без очков виделись причудливыми и ирреальными. Это была не ее спальня, несмотря на то что человек, спящий рядом с ней, был Селуччи.

Затем она вспомнила.

Сразу же после наступления рассвета они оба улеглись на кровать ее матери. На кровать ее покойной матери. Они оба, хотя их должно было быть трое.

«Все трое в кровати моей мертвой матери...» Нечто граничащее с сарказмом едва не захлестнуло ее воображение. «Держи себя в руках, Нельсон!»

Она выскользнула из-под руки Селуччи, стараясь не разбудить его, и принялась ощупывать прикроватный столик, чтобы найти очки; дневного света, просочившегося сквозь щели в жалюзи, едва хватало, чтобы она могла хоть что-то вокруг себя различать. Носом она прямо-таки воткнулась в панель радиоприемника с таймером, хмуро взирая на горящие на экране красные цифры. Десять минут десятого. Два часа сна. Если добавить их ко времени, которое дал ей поспать Генри... собственно, бывало, что ей случалось обходиться и меньшим.

Затянув потуже пояс халата, женщина встала. Все равно заснуть ей уже вряд ли удастся. Она была не в состоянии снова окунуться в одолевающие ее жуткие сны: видеть Генри, охваченного пламенем и выкрикивающего ее имя, а также гниющее тело собственной матери, живым барьером вставшее между ними. Чтобы спасти Генри, ей нужно было оттолкнуть мать. А она не могла этого сделать. Предчувствия страха и поражения объединились в единый кошмар.

«На мое подсознание действует не что иное, как моя проницательность».

Мягкий ворс ковра, по которому ступали ее босые ноги, все еще вызывал непривычное ощущение; Вики до сих пор помнила, как довольна была ее мать, когда смогла заменить изношенный вконец небольшой коврик толстым, от стены до стены, роскошным ковром. Она подошла к большому, в человеческий рост, встроенному стенному шкафу, где Генри проводил дневные часы. После секундного поиска выключателя она зажгла свет, шагнула внутрь и затворила за собой дверь.

Там, как и говорил Генри, едва хватало места для невысокого мужчины. Ну или для невысокого вампира. Матрас из ярко-синего пенопласта, каким обычно пользуются в палаточном лагере, лежал вдоль стены, под вешалкой для одежды. На нем, возле кожаного несессера с туалетными принадлежностями, лежала аккуратно сложенная тяжелая, плотная светозащитная штора. Другая штора была надежно прикреплена к внутренней стороне двери, закрывавшейся на массивный стальной засов.

Раньше его здесь, разумеется, не было; Генри, наверное, установил его, пока она спала. Вики дотронулась до гладкой металлической пластины и покачала головой. Она не слышала стука молотка, но, если учесть силу вампира, этого могло и не понадобиться. «Не забыть бы снять это все перед отъездом, иначе у следующего съемщика точно крыша поедет».

Следующий съемщик. Впервые она подумала об этой квартире как о чужой, уже не принадлежащей ее матери. «Единственно возможный здравый подход, я полагаю». Женщина откинулась головой к стене и закрыла глаза. «Моя мать умерла».

Запах материнской туалетной воды, запах ее матери наполнял все это крохотное замкнутое пространство, и сейчас она почти могла представить, что мать все еще находится здесь. Иногда такая иллюзия действовала утешительно, иногда — приводила в ярость. Вики оставалось честно признать возможность каждой из этих реакций. В данный момент, хотя она в этом никогда бы не призналась, причиной ее появления в этом стенном шкафу была не ее мать.

Открыв глаза, она упала на колени перед нехитрым ложем и подняла к лицу то, что можно было назвать саваном, вдыхая слабый запах Генри, оставшийся в тяжелой ткани.

Он не был мертв. Вики отказывалась поверить в это. Генри Фицрой был слишком реальным, чтобы быть мертвым.

Он не был мертв.

— Что ты здесь делаешь?

— Не уверена, что сама это представляю. — Костяшки пальцев женщины, судорожно сжимающих складки ткани, побелели; она опустила вниз край занавеса и обернулась, чтобы встретиться глазами с Селуччи, силуэт которого вырисовывался в дверях. Он поднял жалюзи в спальне, и утреннее солнце позади него погрузило его лицо в тень. Вики не могла разглядеть его выражения, но интонацию, с которой Майк произнес эти обыденные слова, можно было бы назвать нежной. Она не имела ни малейшего представления, о чем он думает.

Селуччи протянул ей руку, и она вложила в нее свою, позволяя ему поднять себя на ноги. Ладонь его была теплой и мозолистой. У Генри она была прохладной и гладкой. Рука женщины коснулась помятой рубашки, и внезапно она ощутила непреодолимый прилив желания шагнуть в кольцо рук Майка, спрятать на его плече голову и не думать больше об этом кошмаре, в котором она оказалась. Забыться хотя бы на миг в его крепких объятиях.

45
{"b":"11440","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Без опыта замужества
Мои дорогие девочки
Хищная птица
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты
Nirvana: со слов очевидцев
Лабиринт Ворона
Ирландское сердце
Бегущая по огням
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России