ЛитМир - Электронная Библиотека

Она раздраженно поправила очки.

— Послушайте, давайте назовем это моей интуицией, вы не против?

— Интуицией?

Осознавая, что, должно быть, получит примерно такую же реакцию, если они поменяются местами, женщина резко сменила тон на оборонительный.

— В чем дело? У вас никогда не бывало интуитивных предположений?

Не сомневаясь, что продолжение дискуссии завершится полным провалом, Майк плечом оттеснил Вики в сторону и забрал у нее из руки трубку. Поморщившись, сопротивляться она, тем не менее, не стала, сознавая на основе собственного опыта, что вступать в открытый конфликт с полицией Кингстона — затея в высшей степени неконструктивная.

— Детектив Фергюсон? Детектив-сержант Селуччи. Мы определили, что один из аспирантов доктора Брайт, некий Дональд Ли, по крайней мере внешне, соответствует описанию Тома Чена. Мы были бы признательны, если бы вы позвонили в университетскую канцелярию и попросили бы дать нам копию его фотографии, чтобы мы смогли идентифицировать этого человека как практиканта похоронного бюро.

Детектив Фергюсон вздохнул.

— Почему вы так уверены, что Ли замешан в этом деле?

— Потому что он работает под руководством доктора Брайт.

— Вот оно что. А почему вы думаете, что в этом замешана доктор Брайт?

— Потому что, как оказалось, доктор Брайт обладает необходимой квалификацией, позволяющей ей воскрешать мертвых, а также имеет доступ к соответствующему оборудованию.

— Пощадите меня, сержант. — Теперь в голосе Фергюсона звучало неверие, смешанное со злостью. — Как вы пришли к мысли о воскрешении этих чертовых покойников?

«Хороший вопрос», — признал Селуччи, не обращая внимания на яростные взгляды Вики. Быстро приняв решение, с учетом того обстоятельства, что полиция уже посвящена в суть дела, он решил выдать столько правдивой информации, сколько, по его мнению, мог проглотить детектив Фергюсон.

— Мисс Нельсон считает, что видела свою мать из окна ее квартиры две ночи тому назад.

— Свою умершую мать?

— Именно так.

— Разгуливавшую возле собственного дома?

— Да.

— И теперь вы хотите мне сказать, — рявкнул Фергюсон, — что это она удавила моего незадачливого любовника?

— Нет, но...

— Никаких «нет», сержант. Я уже наслушался достаточно бреда. С меня хватит. Возвращайтесь-ка лучше обратно в Торонто — там вы можете делать что хотите. А мне мозги компостировать не надо.

Майк едва успел отвести трубку в сторону, чтобы не повредить барабанную перепонку — с такой яростью Фергюсон швырнул трубку на другом конце провода.

— Я догадывался, что не должен был разрешать тебе говорить с ним.

Глаза Вики за стеклами очков опасно сузились.

— И тебе удалось сделать это намного лучше? Кто, черт тебя побери, заставил тебя сказать ему о моей матери? А о докторе Брайт?

Селуччи выбрался из телефонной будки. Его подруга отступила в сторону, оставив ему ровно столько места, чтобы он смог протиснуться мимо.

— Это современная наука, Вики, это не очередная сверхъестественная, фантастическая ситуация, в которые нас втягивал в течение всего прошлого года твой бессмертный приятель. Я лично думаю, что только он может с этим справиться. Считаю, что Фицрой должен знать об этом.

— Тебе не кажется, что для начала лучше было бы обсудить все это со мной?

— Ты сама заговорила об этом. Оба случая взаимосвязаны. Боже правый, Вики, ты ведь прекрасно знаешь, что не сможешь доказать свое утверждение.

— Я как-то не заметила, что ты всегда подкрепляешь свои утверждения доказательствами, Селуччи, — с явным усилием, сквозь стиснутые зубы, процедила Вики. — Полагаю, ты не собираешься звонить в канцелярию?

В ответ он только скривился. И только потом задумался и решил не возражать.

— Прекрасно. — Она подхватила с тротуара свою сумку и забросила ее себе на плечо. — Догадываюсь, нам придется нелегко.

— Ты спокойнее относишься к этому, чем я ожидал.

— Майк. Моя недавно скончавшаяся мать превратилась каким-то образом в персонаж из малобюджетного фильма о восставших из гроба мертвецах, мой... — «какое слово я могла бы использовать...» — друг, который к тому же еще и вампир, бесследно пропал и, возможно, насильно удерживается кем-то в неизвестном нам месте. Когда мне удается заснуть, меня одолевают кошмары. Когда ем, пища превращается в камни и просто застревает на пути к желудку. — Она повернулась к нему, и при виде выражения ее лица сердце у Селуччи болезненно заныло. — И я уверена, что местную гребаную полицию ничуть не заботит эта ситуация, никто из них не желает увидеть все в подлинном свете, как это отчетливо вижу я.

— У тебя все еще есть я. — Это было лучшее, что Майк смог предложить в ответ.

Нижняя губа женщины начала дрожать, и она закусила ее. Осознав, что не владеет голосом, она приблизилась к нему и откинула с его лба упрямую темно-каштановую прядь, потом отвернулась и решительно направилась прочь, с такой силой ударяя каблуками по асфальту, что они должны были бы оставлять в нем отпечатки.

Селуччи задержался на мгновение, внимательно глядя вслед подруге.

— Всегда к твоим услугам, — наконец тихо произнес он дрогнувшим голосом. Через несколько секунд он был уже рядом с Вики, широко шагая с ней в ногу.

— Я уже пришла, Кэтрин. — Доктор Брайт закрыла за собой дверь в лабораторию и решительно прошла через всю комнату. — Что же ты обнаружила настолько значительное, что я должна немедленно это увидеть?

Девушка вышла из-за консоли с компьютером и протянула своему руководителю распечатку.

— Может быть, это не столь уж и важно; но вот что важно на самом деле, так это то, что я не могу понять, что же именно обнаружила. Если у вас есть время, прошу вас, взгляните на результаты этих анализов крови.

Доктор Брайт нахмурилась, глядя на лист бумаги.

— Сформировавшиеся элементы составляют шестьдесят процентов всей крови, это слишком высокая концентрация. Содержание белков в плазме — двенадцать процентов, тоже слишком много. Органические питательные растворы... — Она подняла взгляд. — Кэтрин, что это такое?

Та качнула головой.

— Если вы ознакомитесь с остальным...

Хотя она намеревалась потребовать немедленного объяснения, уважение к необыкновенным способностям своей аспирантки, возможность манипулирования гениальным даром молодой женщины все же составляли главный компонент ее планов на будущее, и так было с самого начала, а потому доктор Брайт продолжила изучение распечатки.

— Десять миллионов красных кровяных телец на кубический миллиметр крови? Это вдвое превышает человеческую норму. — Брови доктора Брайт все теснее смыкались, но мере того как она продолжала: — Если эти данные в отношении гемоглобина не ошибочны...

— Они абсолютно верны.

— В таком случае повторяю: что все это значит? — Доктор Брайт подчеркнула свой вопрос, возвращая Кэтрин распечатку. — Пытаешься рассмотреть кровь с такими свойствами в качестве альтернативы питательного раствора?

— Нет, разумеется, хотя... — Глаза девушки заблестели, на бледных щеках вспыхнули два алых пятна.

Доктор Брайт знала, чем было вызвано это явление, но у нее не было времени дать возможность своей аспирантке сформулировать зарождающуюся идею. Она была вынуждена отложить важное совещание, на котором утверждалось расписание экзаменов, завершающих семестр, чтобы прийти в лабораторию, и не собиралась повторять подобное в дальнейшем.

— Об этом поразмыслишь позже, Ну так, я жду.

— Хорошо. К нам... — Кэтрин глубоко вдохнула и разгладила руками полы лабораторного халата. Она еще даже не начала рассматривать возможности экспериментального применения того, что внезапно раскрылось перед нею. Ведь именно способность предвидеть скрытые возможности, как она всегда с восхищением думала, сделало из доктора Брайт блестящего ученого. — У нас в лаборатории прошлой ночью появился незваный гость.

— Что?!

Девушка моргнула, удивленная резкостью голоса.

48
{"b":"11440","o":1}