ЛитМир - Электронная Библиотека

— Следующий поворот налево, — резко сказала Вики, рванув пристяжной ремень на грудь и ударом вбивая пряжку в гнездо. — Мы едем на Элиот-стрит.

Тремя кварталами позже она глубоко вздохнула и сказала:

— Мне повезло, проникнуть в архив университета было бы намного сложнее.

— Уж не говоря о том, что это было менее незаконно, — добавил Майк.

Он заслужил награду в виде быстрой, как вспышка, улыбки, которую ему не удалось бы заметить, если бы он не следил столь пристально за лицом подруги.

— Уж не говоря о том, — кивнула, соглашаясь, Вики.

* * *

— Кэтрин, — доктор Брайт повернулась лицом к стене, прикрывая ладонью микрофон телефонной трубки — ей не хотелось, чтобы кто-либо услышал их разговор. — Я звоню тебе в перерыве между заседаниями, хочу узнать результаты дополнительных анализов.

— Его лейкоциты и в самом деле поразительны. Я в жизни не видела подобных белых кровяных телец.

— Успела ли ты посмотреть на образцы тканей?

— Нет еще. Я думала, вы хотите в первую очередь получить результаты клинических анализов крови. Я набрала еще две пробирки крови, а также взяла пробу лимфатической жидкости, и, доктор, оказалось, что клетки его плазмы столь же уникальны, как и все остальное.

Доктор Брайт перестала обращать внимание на жестикулирующего коллегу. Они все равно не смогут начать без нее это проклятое заседание.

— Уникальны в каком смысле?

— Ну, я не иммунолог, но если бы у меня было время, я смогла бы определить...

Внезапное озарение высветилось перед Дженис Брайт, словно четкий барельеф.

— Великий Боже, мы смогли бы разработать средство против СПИДа! — Это могло означать нечто даже большее, чем Нобелевская премия; вакцина от СПИДа практически сотворила бы из нее святую.

Кэтрин задумалась, прежде чем ответить.

— Ну, полагаю, что таковым мог бы быть один из результатов. Я бы рассматривала это скорее с точки зрения моих бактерий, и...

— А ты взгляни на это более широко, Кэтрин. Послушай, мне уже нужно идти. Сконцентрируйся на клетках плазмы, думаю, что они — наш беспроигрышный козырь. Ох, ради Бога, Роб, я уже иду. — Она повесила трубку и повернулась к обеспокоенно топтавшемуся возле нее мужчине. — В чем там у вас проблема?

— Заседание уже должно было...

— Ох, ну конечно же, это заседание. Господи, мне кажется, что мы проводим на этих заседаниях половину всей жизни! — Доктор Брайт практически протанцевала через весь зал, возвращаясь на место. «У меня в руках вампир, и благодаря ему весь мир будет у моих ног!» Вакцина от СПИДа стала бы только началом.

Следуя за ней, доктор Роб Фортин, адъюнкт-профессор кафедры микробиологии, понял, что мечтает найти уважительную причину, чтобы срочно удрать отсюда. Когда Дженис Брайт излучала такую жизнерадостность, лучше было находиться от нее подальше.

* * *

Оставшись одна в лаборатории, Кэтрин на секунду внимательно всмотрелась в телефонную трубку, а потом недоуменно покачала головой.

— Можно подумать, что мне больше нечего делать, — пробормотала она.

Обернувшись, она ободряюще улыбнулась номеру девять и номеру десять. Девушка ловко управлялась с ними в течение всего дня, в соответствии с их физическими потребностями, то помещая, то извлекая из единственного свободного герметичного бокса, но у нее не хватало времени, чтобы уделять им достаточно внимания.

— Я вами вовсе не пренебрегаю, — искренне сказала она. — Вот только закончу этот анализ для доктора Брайт, и тогда сможем снова вернуться к серьезным занятиям.

Дональд... ну, в смысле его тело, мог подождать без каких-либо вредных последствий еще примерно часов двенадцать, но по отношению к другим было бы несправедливо, если бы все время пришлось уделять этому мистеру Генри Фицрою, который оказался вампиром.

И, кролю того, он ведь не мог никуда уйти.

* * *

Как только ключ повернулся в замке, дверь соседней квартиры отворилась, и на лестничную площадку вышел мистер Дельгадо.

— Вики, я так и думал, что это ты. — Он шагнул к ней навстречу, морщинки вокруг глаз углубились — старик явно испытывал тревогу. — Полиция обнаружила что-нибудь?

— Полиция и не собирается что-либо обнаруживать, — скупо отозвалась Вики.

— Они не ищут? Но как же...

— Все их люди заняты раскрытием недавнего убийства в студенческом городке, — вмешался Селуччи. — Они делают все, что могут.

Мистер Дельгадо раздраженно фыркнул.

— Не сомневался, что вы так скажете, мистер детектив-сержант. — Жестом он указал на Вики. — Но ей-то не следовало бы заниматься этим. Она не должна вести розыск самостоятельно.

Пальцы Вики побелели, сжав ключ.

— Это — мое дело, мистер Дельгадо.

Он развел руками.

— Почему?

— Потому что она — моя мать.

— Нет. — Старик покачал головой. — Она была твоей матерью. Но ее больше нет. Твоя мать мертва. Если ты найдешь ее тело, тебе все равно не удастся вернуть ее.

Майк, видевший, как задергалась мышца на челюсти Вики, ожидал, что сейчас его подруга взорвется. К его удивлению, взрыва не последовало.

— Вы не понимаете, — только и сказала она сквозь стиснутые зубы и быстро прошла в квартиру.

— Она выросла у меня на глазах... — Мистер Дельгадо вздохнул, и это был вздох человека, повидавшего на своем веку больше смертей, чем ему хотелось бы. — Она думает, что смерть матери — ее вина и что если она найдет тело, это сможет как-то ее уменьшить. Но она ошибается, потому что вины ее в том, что Марджори умерла, нет.

С этими словами мистер Дельгадо, развернувшись на каблуках, удалился, оставив Селуччи одного.

Вики тот застал сидящей на диване и внимательно изучающей свои записи. Все светильники в квартире излучали свет, хотя едва наступил полдень и гостиная была освещена солнцем.

— Он не должен ничего знать про Генри, — сказала она, не поднимая головы.

— Я понимаю, — кивнул Майк.

— А если я пытаюсь найти похищенное тело моей матери, это вовсе не значит, что я хочу что-то скрыть. Люди по-разному переживают несчастье. Черт подери, если бы ты оказался в моей ситуации, разве ты не ринулся бы на поиски тела своей матери?

— Несомненно.

— Моя мать мертва, Майк. Я знаю это.

«Ты постоянно повторяешь это». Однако вслух он не произнес ни слова.

— Она мертва, ее больше нет. И нам необходимо найти Генри, прежде чем эти ублюдки превратят его в... Боже! — Вики сняла очки и принялась протирать глаза. — Как ты думаешь, уж не стоит ли за всем этим Дональд Ли? — спросила она, каким-то образом заставляя прозвучать этот вопрос столь же обыденно, как это было в сотне других ситуаций, касающихся поисков сотни других молодых людей.

— Я думаю, что если студент или аспирант не проводит каждую ночь дома, это означает обычно, что ему просто повезло. — Селуччи внимательно следил, чтобы его интонация соответствовала настроению подруги.

— С другой стороны, если он действительно устроился в похоронное бюро под именем Тома Чена, возможно, он догадывается, что мы его ищем, и по этой причине лег на дно. Быть может, имеет смысл начать вести наблюдение за его квартирой.

— Крохотная пожилая леди с первого этажа обещала позвонить сразу, как он придет домой. Я полагаю, она мало что оставляет незамеченным.

— Могу предположить, что вообще ничего. — Ее очки снова оказались водруженными на нос, и Вики вернулась к просматриванию бумаг, кипой лежавших на кофейном столике. Внезапно она резко поднялась на ноги.

— Майк, я просто не могу сидеть здесь вот так, ничего не предпринимая. Я возвращаюсь в университет. Буду продолжать шарить по всем углам. Может быть, удастся все-таки что-нибудь раскопать.

— Что именно?

— Не знаю! — рявкнула она, устремляясь к двери, и Майку не оставалось ничего иного, кроме как уступить ей дорогу или последовать за ней.

— Вики. Прежде чем ты уйдешь, могу я задать тебе вопрос?

51
{"b":"11440","o":1}