ЛитМир - Электронная Библиотека

Разумеется, следует предпринять особые меры предосторожности. Вампиры из легенды обладали множеством способностей, которые могут оказаться опасными. В то время как со многими из них можно было бы не считаться, пока они не способны выбраться из герметичного бокса до самого восхода солнца, настоящий вампир, как оказалось, не способен обратиться в туман, он, должно быть, чрезвычайно силен; об этом свидетельствуют вмятины внутри крышки герметичного бокса, в котором он был заточен. «Так что, по-видимому, единственный выход в том, что он будет проводить ночи, замкнутым в этом боксе».

Конечно, его придется кормить, хотя бы для того, чтобы возместить потерю жидкостей, которые в течение дня будет забирать от него Кэтрин. Хорошо, что у них было несколько маленьких трубок, через которые можно будет вводить кровь для его кормления.

«И для обеспечения вечной жизни». Доктор Брайт в задумчивости постукивала кончиками пальцев по письменному столу. Кажется, документы, обнаруженные у Фицроя, указывают на то, что он вел достаточно обычный образ жизни, даже если учитывать то обстоятельство, что дневное время было ему, несомненно, противопоказано, и ничто, кроме легенды, не указывало на то, что он прожил более двадцати четырех лет, каковой возраст был указан в его водительских правах. Позже она сможет обсудить с ним его историю, а пока не следует придавать этому серьезного значения. Какой смысл жить вечно, если приходится вечно скрываться? Блуждать в ночной тьме, днем оставаясь совершенно беспомощным? Нет, такое вряд ли ей подойдет.

После многих лет пребывания в безликой ответственности за сохранность инфраструктуры в научной сфере ей страстно хотелось добиться признания. Она провела достаточно длительное время, не высовываясь наружу, сражаясь с бюрократией, пока другие обретали регалии и славу.

Признание — вот что было ей нужно в первую очередь. Покорение смерти всегда означало для нее просто достойный конец жизни, и она не имела желания стать ночным существом-кровососом: не в большей степени, чем разрешить сотворить из своего тела одно из тех неуклюжих чудовищ, которых она велела своей помощнице немедленно уничтожить.

«А неплохая, кстати, мысль. Когда Кэтрин исчерпает все свои ресурсы...»

Сопротивляясь искушению начать сочинение своей Нобелевской речи в Стокгольме, доктор Брайт заставила себя сконцентрироваться на вопросе использования грантов. После того как она закончит разбираться с этой последней — неизбежной, увы, — канцелярщиной, можно будет спокойно провести несколько часов в лаборатории. Она с необычайным удовольствием предвкушала неизбежное объяснение с плененным вампиром.

Спустя полчаса неуверенный стук в дверь офиса оторвал ее внимание от балансовой ведомости, которая показала, что, по крайней мере, один из профессоров факультета прослушал в свое время курс лекций по экономике, что сказалось на качестве отчета.

— Войдите.

В кабинет заглянула миссис Шоу.

— Я просто хотела сказать, что уже ухожу, доктор.

— Боже, а я и не заметила, что прошло столько времени.

Пожилая женщина улыбнулась.

— Уже довольно поздно. Но мисс Гренье и я хорошенько поработали и разобрались наконец почти со всеми задолженностями.

Доктор Брайт одобрительно кивнула.

— Прекрасно. Благодарю вас за усердие. — Признательность создавала наилучшую мотивацию, независимо от области ее применения. — Назавтра у вас накопится груда новых документов, — добавила она, указав на кипу папок с бумагами, отодвинутых на край стола.

— Можете положиться на меня, доктор. Доброй ночи. Ох... — Дверь, не успевшая закрыться, вновь отворилась, и в ней снова показалась миссис Шоу. — Я хотела еще сказать, что дочь Марджори Нельсон была здесь утром. Ей было нужно узнать домашний адрес Дональда Ли. Я решила, что вы не будете против...

— Немного поздновато теперь для возражений, верно? — Так или иначе, но ей удалось сохранить впечатление, будто данный вопрос ее нимало не волнует. — Мисс Нельсон объяснила вам, зачем ей понадобился адрес Дональда?

— Она хотела поговорить с ним о своей матери. — Миссис Шоу при виде выражения лица начальницы, которое той не удалось скрыть, начала проявлять беспокойство. — Я понимаю, что это идет вразрез с нашими правилами, но ведь она — дочь Марджори.

Была дочерью Марджори, — сухо поправила ее доктор Брайт. — Но ничего страшного, я надеюсь, миссис Шоу, не произойдет. — Какой смысл выказывать раздражение, когда поезд уже ушел? — Если Дональд не захочет разговаривать с мисс Нельсон, я не сомневаюсь, он сам сможет позаботиться об этом.

— Извините, доктор. Спокойной ночи.

Дженис Брайт подождала немного, чтобы убедиться, что на сей раз дверь закрылась окончательно, протянула руку к телефонному аппарату и набрала номер Дональда. После четырех гудков сработал автоответчик и после трубных фанфар прозвучало сообщение: «...фотографию с автографом можно приобрести за двадцать долларов плюс конверт с обратным адресом и маркой. Особо преданным поклонникам рекомендуется добавить пять долларов. Те, кто действительно желают поговорить с мистером Ли, могут оставить сообщение после звукового сигнала, и он перезвонит вам, как только у пего появится пауза в его чрезмерно насыщенном деловом графике».

— Это доктор Брайт. Если ты здесь, Дональд, возьми трубку.

Очевидно, его там не было. После того как она оставила указание, чтобы он перезвонил ей при первой же возможности, женщина повесила трубку и оттолкнула от себя телефонный аппарат.

— Быть может, он провел весь день, избегая встречи с этой неприятной особой. По крайней мере, он не присел ее в лабораторию.

Лаборатория...

Воспоминания возникали на грани сознательного мышления. В лаборатории сегодня она столкнулась с чем-то странным. Доктор Брайт откинулась на спинку стула и нахмурилась, вперив взгляд в плитки, которыми был выложен потолок. Она пыталась вспомнить какое-то несоответствие, привлекшее ее внимание, но мысли ее были заняты невероятным появлением вампира Что-то такое совсем обычное...

Ну да, она прижала ладони к гладкой поверхности герметичного бокса номера восемь, позволяя мягкой вибрации механизмов успокоить свои расстроенные нервы...

Только номера восемь больше не существовало. В боксе номера девять находился вампир; номер девять и номер десять неподвижно сидели около стены.

Кто же был в боксе номера восемь?

И тут еще одно воспоминание всплыло на поверхность.

Собрав в бумажник все его содержимое, она бросила его на аккуратную стопку одежды, лежавшей на соседнем стуле.

Внезапно дыхание у доктора Брайт перехватило.

— О Господи, нет...

* * *

Они услышали, как в холле зазвонил телефон. Как и следовало ожидать в подобных обстоятельствах, ключ застрял в замке.

Четыре звонка. Пятый.

«Проклятье!» Вики повернулась к двери спиной и с силой ударила в нее каблуком. Казалось, от удара содрогнулось все здание. Когда женщина снова взялась за ключ, он повернулся.

— Безотказный способ Люка Скайуокера[5], — пробормотал Селуччи, бросившись к телефону.

Девять звонков. Десять.

— Да? Слушаю!

— Тебе повезло, Майк. Я уже собирался повесить трубку.

Селуччи одними губами пояснил подруге: «Дэйв Грэм» — и, прижав трубку к уху плечом, вынул из кармана карандаш.

— Что тебе удалось выяснить?

— Мне пришлось кое перед кем прогнуть спину, так что ты за это еще будешь мне обязан отработать, напарник, но на Хамбер-колледж выйти все-таки удалось. Рекомендацию на курсы твой парень получил от некого доктора Дабира Рашида, с медицинского факультета Королевского университета. В качестве бонуса они мне подкинули информацию, что он специально просил, чтобы юный мистер Чен прошел свой четырехнедельный испытательный срок в заведении Хатчинсона.

— Доктор Дженис Брайт не упоминалась?

— Ни единым словом. А как себя чувствует Вики?

вернуться

5

Персонаж эпопеи Джорджа Лукаса «Звездные войны» («Star Wars», 1977).

54
{"b":"11440","o":1}