ЛитМир - Электронная Библиотека

Потом женщина услышала голоса.

— Как приятно. — Поглощенного алкоголя оказалось еще не достаточно, чтобы полностью изолировать ее от воспоминаний обо всем, что она оставила в лаборатории, но позволило ей забыть о существовании остального мира. — Вы очень кстати! Мне сейчас просто необходима компания.

Осторожно наклонившись и с трудом сохраняя равновесие, доктор Брайт подняла с ковра куртку Дональда и положила ее перед собой на письменный стол.

— Пожалуйста, входите, мисс Нельсон. Терпеть не могу, когда за мной кто-то подглядывает.

* * *

Селуччи повернулся к двери.

— Похоже, мы нашли доктора. — Хотя он чувствовал, слегка прикасаясь к руке подруги, что та дрожит от напряжения, голос ее звучал на удивление ровно.

— Так давай откликнемся на ее приглашение.

Уличный фонарь, стоявший за окном, давал достаточно света, чтобы Майк мог видеть доктора Брайт, сидевшую за своим письменным столом. Он не мог разобрать выражение ее лица, но сразу же уловил запах спиртного. Резко повернувшись, он протянул длинную руку и, щелкнув выключателем, зажег верхний свет.

Во внезапном ярком свете никто не сдвинулся с места, никто ничего не произнес. Прерывая затянувшееся молчание, Вики выступила вперед и сказала без малейшего следа иронии:

— Доктор Франкенштейн, я полагаю?

Доктор Брайт фыркнула.

— Боже милостивый, стресс, как я погляжу, сделал вас остроумной. Мы можем еще немного добавить. Аспиранты, как правило, — скучная, унылая компания, интересующаяся лишь своими академическими успехами. — Одну руку женщина прятала в складках лежащей перед ней ветровки, другой поднесла ко рту стакан. — Как правило, — повторила она миг спустя.

— Вы пьяны, — в ярости рявкнула Вики.

— Наилучшее состояние для восприятия, наихудшее для учтивого поведения. Очевидная истина, не требующая доказательства, Это не то состояние, при котором полагается указать вам на дверь.

Вики оперлась о стол побелевшими от напряжения пальцами, едва удерживаясь от желания перемахнуть через него и вцепиться сидящей за ним женщине в горло.

— Довольно молоть чепуху! Что вы сделали с Генри Фицроем?

Доктор Брайт на мгновение показалась удивленной.

— Вы хотите сказать, что весь переполох поднялся только из-за него? Я должна была догадаться, что этот Фицрой слишком хорош, чтобы заглянуть ко мне по чистой случайности. Как же я сразу не догадалась, что он связан с вами. Поразмыслив слегка, можно без сомнения утверждать, что вы личность, вполне способная состоять в дружеских отношениях с вампирами. Детектив-сержант! — Она качнула головой, чтобы разглядеть лицо подошедшего к ней сбоку Селуччи. — Известно ли вам, что ваша подружка, здесь присутствующая, помогает и содействует бессмертным кровососам? — Она осторожно поставила на письменный стол пустой стакан и потянулась за бутылкой. Майк оказался проворнее. Разочарованно пожав плечами, доктор Брайт снова воззрилась на Вики. — Итак, что привело вас к убеждению, что мистер Фицрой находится у меня?

— Осознание того факта, что вы убили мою мать. — Глаза Вики сверкали за стеклами очков. Хотя она по-прежнему оставалась неподвижной, каждая линия ее тела выражала крайнюю ярость.

— И что побудило вас к такому заключению? — Вопрос можно было отнести не более чем к подстрочному примечанию диссертации, в которой содержалось описание всех эмоций доктора Брайт.

Вики свирепо смотрела на нее. Ее голос дрожал от усилий удержаться от крика.

— Смерть моей матери должна была произойти в течение тех четырех недель, пока Дональд Ли под именем Тома Чена находился на стажировке в похоронном бюро. Предпочтительнее всего было, чтобы это произошло в конце этого четырехнедельного срока, когда Хатчинсоны уже должны были относиться к нему с полным доверием.

— Дональд всегда умел очаровывать, — согласилась доктор Брайт, ее левая рука продолжала поглаживать ткань ветровки.

— Выбор соответствующего момента нельзя было оставлять на волю случая, — продолжала Вики, желваки на ее челюсти ощутимо подрагивали. — Вы были возле нее в тот момент, когда она умирала! И вы ее убили!

— Вы забыли, что рядом с ней, когда она умерла, была и миссис Шоу. Но это неважно. — Доктор Брайт подняла вверх руку. — Почему бы мне в самом деле не рассказать вам, что же произошло. Я каждое утро делала вашей матери уколы витаминов. Вы, должно быть, нашли упоминание об этом в записях доктора Фридман?

Вики кивнула, ее взгляд не отрывался от лица сидящей перед ней женщины.

— Эти уколы помочь, разумеется, ничем не могли, но зато внушали вашей матери, что она предпринимает попытки сделать хоть что-нибудь, и потому она чувствовала себя лучше, испытывала меньшее напряжение, а в ее состоянии, должна вам сообщить, нет ничего хуже стресса. — Доктор Брайт пожала плечами. — Вам придется выслушать меня, даже если я рассуждаю менее логично, чем обычно. Как вы уже отметили ранее, я пьяна. Но, как бы то ни было, я внимательно выслушала в свое время все, что доктор Фридман говорила о стрессе. В то последнее утро витаминного укола я не делала; адреналина в крови вашей матери было в избытке. Ее сердце бешено стучало, и одного этого стресса было более чем достаточно, чтобы ее прикончить.

— Вскрытие могло бы обнаружить повышенное содержание адреналина, — спокойно произнес Селуччи. — И было бы нетрудно проследить, что оно вызвано вашими действиями.

Доктор Брайт раздраженно фыркнула.

— А с чего бы, собственно, кто-то стал делать аутопсию? Все понимали, что Марджори умирает. — Она покосилась на Вики. — Я хотела сказать, все, кроме вас.

— Заткнись.

— Она постоянно твердила, что собирается сказать вам о своем состоянии. Полагаю, что она этого так и не сделала.

— ЗАТКНИСЬ!

Доктор Брайт спокойно наблюдала за тем, как половина предметов с ее письменного стола обрушилась на пол, после чего обернулась к Майку.

— Будет ли у меня возможность вернуть эту бутылку, если я скажу, что нуждаюсь в ней по медицинским соображениям?

Селуччи оскалил зубы в улыбке, которую мало кто решился бы назвать приятной.

— Заткнулась бы ты, — повторил он.

— У вас обоих, как я погляжу, словарный запас весьма ограничен. — Доктор Брайт сокрушенно покачала головой. — Неужели вы даже не хотите узнать, почему я так поступила?

— Еще как, — рявкнула Вики. — Просто сгораю от нетерпения, до чего мне хочется узнать, почему вы это сделали. Моя мать считала вас своим другом!

— Хорошо что когда я напиваюсь, то не становлюсь слезливой, иначе бы я сейчас разрыдалась. Ваша мать умирала, и снасти ее было невозможно. Я только проследила, чтобы ее смерть можно было использовать. Нет, не стоит беспокоиться. — Доктор Брайт снова предостерегающе подняла руку. — Я знаю, что вы хотите спросить. Ну и что с того, что все получилось несколько иначе? У нас уже были образцы ее тканей, ее энцефалограммы — все, чтобы перейти к следующей фазе эксперимента, и для нас это был один из немногих способов заполучить тело.

— Значит, для вас она была всего лишь телом?

Доктор Брайт наклонилась вперед.

— Ну, после того, как она умерла, так оно и было.

— Она не умерла. Вы ее убили.

— Я лишь ускорила неизбежное. Вы просто злитесь из-за того, что, кажется, оказались единственной, кому она не доверилась.

— Вики! Не надо! — Селуччи рванулся вперед, чтобы помешать ладоням подруги сомкнуться на шее доктора. Он оттащил ее назад и удерживал, пока не убедился, что она снова может владеть собой. Затем обернулся к доктору Брайт и процедил сквозь зубы: — Если скажете еще что-либо в этом роде, я не стану ей препятствовать, и вы получите ровно то, чего заслуживаете.

— Что я заслуживаю? — повторила доктор Брайт, и улыбка, скривившая ее губы, была горькой. — Детектив-сержант, вы не имеете об этом ни малейшего представления.

Майк нахмурился. Его взгляд остановился на лежащей перед ней куртке, затем снова поднялся к лицу доктора Брайт.

59
{"b":"11440","o":1}