ЛитМир - Электронная Библиотека

— Каким образом?

— Отключить подачу электроэнергии в здание.

— Повторяю, каким образом?

Вики повернулась, чтобы посмотреть на него прищуренными глазами.

— Откуда, черт побери, мне это знать? Разве я похожа на электрика? Найдем распределительный щит и отключим рубильник.

— Выражаясь метафорически.

— Не становись в свою проклятую позу, Селуччи.

— Мою позу? Нельсон, в тебе черт знает сколько наглости.

— Наглости, говоришь?

— Ты действительно хочешь знать мое мнение?

Они орали друг на друга, звуки голосов отражались от узких стен кабины лифта и многократно усиливались. Тесно прижатые друг к другу, они стояли, выкрикивая взаимные оскорбления.

Кабина лифта опустилась на уровень цокольного этажа. Остановилась. Дверь открылась.

— ...высокомерный осел!

Характер эха изменился. Слова уносились в темноту и не возвращались обратно.

Они осознали это одновременно и так же одновременно замолчали.

Вики трясло от ярости, она была не уверена, что сможет удержаться на ногах. Ее колени подгибались, словно превратившись в вареные макаронины, а какая-то сила сжала горло так, что дышала она с трудом, а глотать стало просто невозможно. Очки сползли с носа, так что она почти ничего не видела. Женщина всматривалась поверх стекол сквозь тоннель, в который болезнь превратила ее поле зрения, и пыталась сфокусировать глаза на лице, отстоящем от нее всего на несколько дюймов. Ее рука поднялась, чтобы поправить очки, но вместо этого продолжала двигаться вверх до тех пор, пока не откинула непокорную прядь волос со лба Селуччи. Вики услышала, как он вздохнул.

Потом медленно поднял руку и водрузил ее очки на место.

— У нас все в порядке?

Она ощутила на щеке тепло его дыхания. Кивнув в ответ, женщина отступила назад, выходя из создавшейся зоны временного перемирия.

— А как насчет тех следов? — спросил Майк.

Она включила фонарик и вышла из лифта, страшно изумленная тем, что ноги способны выполнять хотя бы простые команды.

— Мы займемся следами после того, как лишим Кэтрин возможности перемещения.

Селуччи на миг остановился на пороге кабины лифта, придерживая его двери.

— Мы отключим энергию во всем здании, — произнес он, — и прекратим любые другие эксперименты, которые, возможно, она проводит.

Вики остановилась и обернулась к нему.

— Да.

Он осознал неукротимую ярость, с которой подруга выплюнула это слово. Осознал, потому что и сам чувствовал примерно то же. Это не имело ничего общего со ссорой, которая разразилась между ними в лифте; там не было ничего, кроме криков, и это произошло лишь из-за чудовищного кошмара, с которым они столкнулись в лаборатории. Майк хотел выяснить, кто был ответственен за это, и, кем бы он ни оказался, вцепиться ему в глотку и... Не существовало слов, которые выразили бы то, что ему хотелось сделать.

В течение последней недели, слой за слоем, самообладание Вики, ее защитные механизмы постепенно таяли. Он опасался, что уже ничто не сможет сдержать ее ярость, когда она перейдет к действиям.

Он опасался, что, если они найдут Генри в таком же виде, в каком обнаружили Дональда Ли, ее терпению придет конец, и он не сможет остановить ее.

Еще больше его пугало, что он и пытаться бы не стал.

* * *

На втором этаже, в темной кладовой, стена которой граничила с шахтой лифта, Марджори Нельсон напрягала лицевые мускулы, пытаясь изобразить что-то наиболее близкое к выражению неодобрения. Она слышала голоса.

Голоса.

Голос.

Она знала этот голос.

Ей приказали стоять на месте. Это была одна из команд, жестко зашитых в нейронную сеть. Она имела прямой доступ в память.

«Стой».

Задрожав, она остановилась...

«Стой!»

...И через миг шаркающей походкой направилась к двери...

СТОЙ!

...Открыла дверь и, шатаясь из стороны в сторону, вышла в коридор.

Она должна была что-то сделать.

Глава 14

— Констебль Кушнер слушает.

— Это полицейский уч... сток?

— Так точно, мэм.

Доктор Брайт глубоко вдохнула и, стараясь отчетливо произносить слова, выговорила:

— Я хотела бы пог... ворить с детективом Фер...гюсоном, пжалста... если можно...

— Соединяю вас с отделом убийств.

— Очнь любезны... — С полузакрытыми глазами доктор Брайт почти лежала на телефонной трубке.

— Отдел убийств. Детектив Брансвик.

— Пчему Брнс.вик? Детктива Ферг...сона, пжл..ста.

— Детектива Фергюсона сейчас нет на месте, могу ли я помочь вам?

— Нет здесь? — Она отвела трубку ото рта и злобно посмотрела на нее расплывчатым взглядом. — Что вы несете, как это — «нет на месте».

К тому времени, когда она вспомнила, что другую половину трубки она должна держать около уха, она пропустила первую половину ответа детектива Брансвика.

— ...не хотите ли оставить ему сообщение?

— Сб...щение? — Потягивая виски, она решила поразмыслить над этим вопросом. — Ладно. Я сбираюсь... признаться. Пвденческ... теории гласят, что признание необ...хдимо. Но, если его... там нет, мжет быть, и я не буду.

Детектив Брансвик произнес тоном, явно показывающим: «давайте будем относиться с юмором к помешанным»:

— Если вы сообщите мне свою фамилию, я смогу передать ему, что вы звонили.

Заставив себя, насколько это соответствовало ее возможностям, выпрямиться в кресле, доктор Брайт заявила властным тоном: — Я — декан... билогичск...ого фкльтета. Ему известно, кто я.— И повесила трубку.

— Достаточно... для это... — Она напряглась и стянула ветровку Дональда с письменного стола к себе на колени. — Я и в самом деле чувствую себя... ужасно. Я все сделаю... для тебя. Ты увидишь. — Некая идея у нее в голове, благодаря выпитому виски, уже возникла. — Пнимаешь, если рботает грметичный бокс, то и рфрижератор рботает тоже, и тебе, взможно, холодно. — Вцепившись в подлокотник кресла, женщина с трудом заставила себя встать на ноги. — Если тебе холодно, ты захочешь надеть куртку. — Опустошив стакан одним глотком, она едва не свалилась на пол. Покачнулась, устояла на месте и поплелась к двери. — Я намерена вернуть тебе твою... куртку.

Сквозь плотную завесу, созданную алкоголем, откуда-то прорвался ужасающий вопль: «Нет!»

Доктор Брайт не обратила на него никакого внимания.

* * *

— Сколько же может быть распределительных щитов в этом окаянном здании? — Тяжело дыша, Вики отступила в коридор, поочередно высвечивая фонариком все направления. Потом, напряженным шепотом, сквозь зубы произнесла: — Всякий раз, когда мы открываем дверь, я ожидаю, что увижу за ней свою мать.

Селуччи наклонился и обнял ее за плечи, другой рукой взял за запястье и отвел световой луч в сторону, чтобы он не слепил ему глаза. Хуже не придумаешь, если бы им обоим вслепую пришлось блуждать по этому проклятому лабиринту.

— Позволь мне открывать двери, — спокойно предложил он, поворачивая ее к себе лицом.

— Нет. — Женщина покачала головой. — Ты не понимаешь. Она — моя мать.

— Вики... — Майк вздохнул, потому что и в самом деле не мог что-либо на это возразить. Если только одна мысль, что, открыв дверь, он увидит за ней Марджори Нельсон, уставившуюся на него мертвыми глазами, и его приводит в ужас, то лишь Господь ведает, что может испытывать Вики. Одного Дональда Ли было бы вполне достаточно, но Марджори Нельсон, как любезно напомнила им доктор Брайт, способна самостоятельно передвигаться. Встала и ходит, мертвая. Но, если у Вики достало мужества перенести это, у него тоже хватит сил, чтобы встать с ней рядом. И кроме того, как бы ему ни хотелось, чтобы Генри Фицрой никогда снова не появился с ними рядом, он не мог оставить его в таком же жутком состоянии живого трупа, в такой же ужасной ловушке, в которой находился Дональд. — Давай отключим побыстрее энергию, найдем Фицроя и смотаемся отсюда.

65
{"b":"11440","o":1}