ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это мне не поможет, — уронил Фицрой. Он уже видел очертания нужной двери в конце коридора. — Я тоже пройду в лабораторию, так как даже здесь ощущаю этот запах в полной мере. — И сразу же повернулся к ней и коснулся теплой руки подруги, смягчая интонацию. — Нам уже нет необходимости спешить. Теперь настало время встретиться лицом к лицу с этим кошмаром и...

— И рвать отсюда когти, да поскорее, — закончил его фразу Майк. — Чего мы не сможем сделать, если и дальше будем только шлепать губами. Пошли. — Он снова завладел рукой Вики и потащил ее вперед, вынуждая вампира догонять их. Если они в самом деле будут постоянно отвлекаться на болтовню, им никогда не удастся довести дело до конца. А он давно уже не испытывал столь страстного желания завершить какое-либо дело как можно скорее.

Вики еще крепче обхватила рукоять фонарика, благодаря судьбу, что она была обтянута плотной резиновой манжетой. Ее ладонь была такой влажной, что скользкая поверхность попросту выскочила бы у нее из руки. «Совсем скоро мы лицом к лицу встретимся с тем кошмаром, что не перестает мучить нас все последние дни. Боже милосердный, надеюсь, ничего подобного никогда уже больше с нами не случится».

Лаборатория, быть может потому, что занимала обширное помещение, а возможно, вследствие многочисленных реконструкций здания и вопреки здравой логике, имела автономное аварийное освещение.

— Ну, возблагодарим Господа и за малые милости, — пробормотал Селуччи, когда они вошли. — Мне не очень-то хотелось бы встретиться с этим в темноте.

Вики скользнула лучом фонаря по этому, нержавеющая сталь сверкнула, а затем снова скрылась в тени. При всем ужасе, который снова всплыл в ее памяти, тело человека, лежащего в герметичном боксе, было теперь просто мертвым, а им и раньше не раз приходилось сталкиваться со смертью. «Он действительно окончательно и без всяких выкрутасов мертв».

Женщина едва подавила нервный смешок при этой мысли. Как же легко оказалось утратить контроль над собой!

Генри не обратил на бокс никакого внимания и устремился через всю комнату к компьютеру, полы кожаного пальто развевались вокруг его обнаженного торса. Поскольку электропитание было отключено, у него не было уверенности, что в памяти компьютера содержатся имеющие к нему отношение файлы, но он мог предполагать, что если Кэтрин проводила анализы в этой лаборатории, то вводила всю информацию в стоящий в лаборатории компьютер.

— Фицрой.

Вампир обернулся, пальцы его уже зажали в кулаке связку кабелей.

— Быть может, это вам еще может понадобиться. — Селуччи протянул ему бумажник, поднятый с полу, в отделения которого были беспорядочно вставлены различные карточки, удостоверяющие его личность. — К тому же лучше не предоставлять детективу Фергюсону возможность воспользоваться очевидными доказательствами.

— Благодарю вас. — Последовал быстрый осмотр бумажника, после чего Генри засунул его в карман пальто. — Если полиции удастся собрать все это в единое целое и увязать со мной, я должен буду немедленно скрыться. — Уголок его губ дернулся. — Возможно, вам следовало оставить бумажник на полу.

Майк точно повторил мимику и тон соперника.

— Возможно, мне и следовало так поступить.

Отсоединив кабели, клавиатуру и монитор, вампир поднял системный блок компьютера над головой и швырнул его в угол с такой силой, на какую только был способен.

* * *

Кэтрин, услышавшая звук ломающейся пластмассы, в ужасе вздрогнула, глаза ее чуть не вылезли из орбит.

— Это она. Она крушит все подряд. — Девушка схватила за локоть номер девять; на податливой плоти остались отпечатки ее пальцев. — Мы должны остановить ее!

Номер девять, повинуясь нажатию ее руки, остановился. Он должен исполнять любое ее желание.

Из лаборатории продолжали раздаваться оглушительные звуки продолжающегося разрушения.

— Ну, хорошо. — Кэтрин встала на цыпочки и прижалась лбом к лицу номера девять, как раз под скобками, удерживавшими на месте крышку черепной коробки. — Давай сделаем вот как. Я постараюсь отвлечь ее внимание, она погонится за мной, а уж я постараюсь запутать ее в наших переходах. А ты войдешь внутрь и заберешь Дональда. К этому времени он уже должен будет обрести возможность существования вне герметичного бокса. Не позволяй никому остановить тебя.

Он не мог ощутить ее дыхания, тепла ее кожи на своей шее — ведь нервные окончания на коже не восстанавливаются, — но чувствовал ее близость, и этого было достаточно. Он протянул руку и неуклюже похлопал ее по плечу.

— Я знала, что смогу положиться на тебя! — Кэтрин стиснула в ответ его руку, в своем нервном возбуждении не замечая, как мелкие кости выскочили из суставов, а связки и сухожилия не оказывают никакого сопротивления. — Пошли!

* * *

Пока Генри крушил системный блок, превращая его содержимое во все более мелкие осколки, а Селуччи разламывал диски, Вики, держа фонарик под подбородком, быстро просматривала огромную кипу распечаток.

— Нашла что-нибудь интересное? — поинтересовался он, потянувшись за следующим пластиковым конвертом.

Женщина покачала головой.

— Почти все — электроэнцефалограммы.

Майк вытянул шею, всматриваясь в бумажную ленту, испещренную штрихами черных чернил.

— Откуда, черт возьми, ты можешь об этом знать?

Она фыркнула.

— Они помечены.

— Прекратите сейчас же!

Все трое резко обернулись.

— Немедленно!

Фонарик Вики едва смог высветить бледное лицо и волосы над еще более бесцветным пятном лабораторного халата в дверях в дальнем конце длинной комнаты.

— Прекратите это! Прекратите! Прекратите! — Ярость и безумие пронзительно прозвучали в голосе женщины.

— Кэтрин. — Генри рванулся вперед, обломки компьютера затрещали под его ногами.

Фигура в дверях исчезла.

— Фицрой!

— Генри!

Вампир не обратил на эти отчаянные возгласы внимания, полностью захваченный охотничьим инстинктом. Эта сумасшедшая заточила его в узилище, пытала; она должна достаться ему одному. Зная, что эта женщина собой представляет, он мог избежать опасности погружения в пустоту ее глаз. Он сам поглотит ее. Ее кровь, в отличие от рассудка, разрушенного безумием, отравленной не была. И она отдаст ее взамен его собственной крови.

Несмотря на стремительность его движений — хоть Генри и не восстановил до конца свои силы, она уже значительно превышала скорость смертного, Кэтрин удалось скрыться из виду дотого, как он выскочил в коридор. Ее собственный запах скрывался под невыносимой вонью извращенной смерти, не только наполнявшей воздух, но покрывавшей слизистые поверхности его рта и носа, как отвратительная нефтяная пленка. "Я могу уловить звуки ее жизни", — подумал Фицрой и устремился в погоню.

Но звуки эти очень быстро превратились в искаженный неопределенный след, который легко мог затеряться в лабиринте помещений и переходов, и вампир, не раз выслеживавший жертву по ее виду или запаху, обнаружил, что настичь эту женщину сложнее, чем ему представлялось. Звуки ее жизни приближались, но, на удивление, крайне медленно.

«Безумие придает силу телу, даже если разрушает силу разума». Генри не мог вспомнить, кто высказал в разговоре с ним эту мысль — прошло слишком много лет, но убедился, что собеседник его был прав: не что иное, как безумие, позволяло Кэтрин двигаться с удивительной быстротой, ей по-прежнему удавалось не дать себя догнать, и кроме того, она удачно использовала свое преимущество — знание запутанных закоулков и переходов старого здания.

Лишь человек, досконально знакомый с системой этого лабиринта, мог обогнуть угол, промчаться через лекционный зал и нырнуть в скрытую от глаз остальных дверь. Однако звуки ее сердцебиения продолжали вести вампира по следу. Аварийное освещение перемежало пятна слишком яркого света с продолжительными полосами теней, которые его глаза переносили куда легче. Однако Генри начинал уставать, измученное долгими пытками тело возражало против требований, которые он к нему предъявлял. Лишь поглощенная им только что кровь Вики помогла Фицрою вынести эти испытания.

71
{"b":"11440","o":1}