ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пытаюсь выбраться наружу. — Тон ответа в точности соответствовал тону вопроса. — Я слышал крик Вики.

— Я тоже.

Не тратя более времени на препирательства, они одновременно развернулись и бросились в лабораторию.

Как только они миновали дверной проем, запах крови нанес Генри почти ощутимый мощный удар. Он был настолько силен, что его уже не могли перебить ни запахи гниения, ни ядовитые пары, насыщавшие воздух. Голод, слишком далекий от насыщения, тут же снова поднял голову. Ради Вики вампир удержал его и загнал внутрь; он не смог бы помочь ей, если бы утратил самообладание. Пока он боролся с голодом, Селуччи вырвался вперед.

Казалось, все помещение было заполнено неподвижно лежащими телами, но Майк видел только одно-единственное. Возле герметичного бокса, распростертая навзничь, лежала Вики. Он увидел, как поднялся вверх и обрушился на его подругу стальной брус. Издав нечленораздельный яростный вопль, он схватил за плечи нанесшую удар белобрысую женщину и отшвырнул ее в сторону.

— Ты тоже в этом виноват! — взвыла Кэтрин, бросаясь на него с занесенным вверх металлическим брусом, с зазубренного конца которого срывались густые красные капли.

У Селуччи не было возможности отразить ее бешеный натиск, он едва успел прикрыть лицо локтем. Однако ожидаемого им удара не последовало.

Стремительным движением, которое не смог бы уловить глаз смертного, Генри сжал шею Кэтрин, другой рукой схватил ее за макушку и резко развернул голову.

Бесцветные глаза безумной выкатились из орбит. Во второй раз за эту ночь металлический брус прозвенел, подскакивая по кафельным плиткам, вывалившись из ослабевших пальцев.

Отшвырнув безжизненное тело в сторону, вампир бросился на колени и принялся вместе с Селуччи ощупывать тело Вики, пытаясь найти раны под ее намокшей от крови одеждой.

Стальной брус вырвал кусок плоти из ее левого предплечья и нанес две раны на правой стороне грудной клетки. Все эти ранения выглядели крайне скверно, но вряд ли являлись смертельными.

Но потом взгляд мужчин упал на лужу крови у внутренней стороны ее бедра.

— Боже милосердный! — Генри прижал ладонь к этому месту и поднял глаза на совершенно раздавленного Селуччи. — Артериальное кровотечение, — сдавленно произнес он и напрягся, чтобы расслышать сердцебиение женщины сквозь болезненный стук собственного сердца.

Кровь забрызгала линзу фонарика, и его свет воспроизводил на потолке причудливые узоры теста Роршаха[8].

* * *

Номер девять лежал, склонив голову набок — в той же позе, как она его оставила, — ожидая ее возвращения.

И вот она появилась.

Но не увидела его и не улыбнулась.

* * *

— Пятнадцать минут. От кровопотери при таком ранении погибают не более чем через пятнадцать минут.

— Я это знаю! — вскипел Генри. Он слышал пульс подруги, но тот был пугающе слабым.

— Разумеется, тебе это известно, — прерывающимся голосом отозвался Селуччи и пальцем заправил за ухо дужку ее очков. — Ты — проклятый вампир. Ты все знаешь о кровотечениях. Так сделай хоть что-нибудь!

Фицрой бросил на него затуманенный болью взгляд. Не существовало способа наложения жгута на эту страшную рану в том месте, где нога соединялась с торсом. Чтобы остановить кровотечение, можно было только сдавливать поврежденную артерию руками, что он и делал, даже если это было уже и слишком поздно.

— Что я могу сделать? — спроси он, уверенный, что больше ничего сделать невозможно.

— Откуда, черт подери, мне знать? Ты, проклятый... Господи Боже!

Увидев ужас в пристальном взгляде Селуччи, Фицрой резко повернул голову. Около противоположной стены лаборатории одно из тел медленно поднялось на ноги.

* * *

Один из них убил ее.

Убил ее насмерть.

Ярость, которую номер девять испытывал раньше, была совершенно незначительной в сравнении с той, которая охватила его теперь.

* * *

«Мой револьвер? Где, ради всего святого, мой револьвер?» В совершенной панике Селуччи лихорадочно шарил руками по полу, пока наконец не увидел револьвер — почти под ногами трупа. «Да уж, лучше не придумаешь...»

Стремительно вскочив на ноги, он ринулся вперед, нырнул, схватил обеими руками оружие, откатился в сторону и нажал на спуск, стреляя почти в упор.

Пуля прошла сквозь разлагающуюся плоть, практически не потеряв в скорости, и прозвенела по медной оболочке баллона с кислородом, рядом с которым стоял оживший мертвец. Срикошетив, она ударила в другой баллон, и осколки его вентиля разлетелись но всей комнате. Кислород стал с шипением вырываться наружу.

— Святые угодники! — Все еще лежа на полу, Селуччи подался назад. Какая-то мерзко пахнущая жидкость потоком хлынула из дыры, оставленной пулей, но мертвен продолжал ковылять вперед. — Что здесь происходит? Снимает свой очередной фильм Джеймс Кэмерон?[9] — Руки у него тряслись, и Майк, опасаясь промаха, не решался произвести выстрел в голову. Он увидел, как вторая выпущенная им пуля вырвала солидный кусок из бедра омерзительного существа, не вызвав, однако, заметных изменений в его поведении. — Будь ты проклято, сдохнешь ты наконец или нет!

Третий выстрел снова прошел сквозь брюшную полость, прозвенев по медной обшивке баллона и выбивая из нее искры.

И тут воцарился кромешный ад!

Генри рванулся вперед и накрыл собой Вики.

Селуччи замер, распластавшись на полу, прикрывая руками голову.

Взрыв разметал осколки баллона с кислородом по всей комнате, словно шрапнель. Крупные куски вонзились в тело номера девять, разрывая его на куски.

* * *

Он вспомнил, как он умирал.

В последний раз, когда все было кончено, появилась она.

Он надеялся, что она будет с ним снова.

* * *

Со свистящим звуком воспламенились пары спирта, затем и сам спирт, потом — письменный стол.

Потом погасло аварийное освещение.

Селуччи, не решаясь подняться на ноги, пополз к Вики.

— Все горит. По крайней мере, хоть увидеть что-нибудь сможем... — Он покосился на Генри; бледное лицо вампира слабо мерцало в свете языков огня. — С тобой все в порядке?

— Да.

— А как Вики?

Фицрой помедлил с ответом.

— Она умирает.

— Будь все проклято! — Срывая куртку и наплечную кобуру, он стащил через голову рубашку, не обращая внимания на пуговицы. Скомкав ткань в комок с болтающимися рукавами, он сунул его в руки Генри. — Она говорила, твоя слюна вызывает свертывание крови.

— Да, но...

— Ну так плюнь на рану, может быть, она затянется. Если кровотечение остановится, мы успеем доставить ее в больницу.

— Уже слишком...

— Действуй, черт бы тебя побрал!

Хотя он знал, что никакого чуда произойти не может, вампир взял рубашку и склонился над зияющей раной. Майкл Селуччи прожил на свете четыре десятка лет и все еще считал, что смерть можно победить. Четыре с половиной столетия привели Генри к иному выводу. В битве между любовью и смертью последняя всегда побеждает. Он чувствовал, как угасает жизнь в его подруге, и знал: что бы они ни предприняли, ничто не сможет предотвратить конец.

Его пальцы по-прежнему сжимали артерию, и он, наклонившись, закрыл ртом кровоточащую рану. По крайней мере, когда Вики умрет, он сможет поддерживать с ней связь через ее кровь. Он унесет с собой воспоминания о ее прикосновениях, о вкусе и запахе ее крови. «Я знал, что ты умрешь раньше меня, любовь моя, но никогда не представлял, что у нас осталось так мало времени...»

Внезапно пальцы Селуччи вцепились ему в волосы, и связь прервалась.

— Я сказал, чтобы ты затянул ей рану, ублюдок. А ты высасываешь всю кровь, что у нее осталось!

Вампир оскалил окровавленные зубы.

— Убери свои руки, смертный!

вернуться

8

Некоторые психологи считают, что тест Роршаха позволяет определять психологические черты личности.

вернуться

9

Джеймс Кэмерон (Cameron, р. в 1954 г.) — один из самых успешных американских режиссеров. Наиболее известные фильмы: «Терминатор» и «Титаник».

75
{"b":"11440","o":1}