ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нам нужно выбраться отсюда, прежде чем все это здание взорвется к чертовой матери! Вы сможете нести ее?

Вампиру пришлось на мгновение сосредоточиться, чтобы оценить ситуацию, но спустя миг и он осознал опасность. Он посмотрел вниз, на Вики, все еще, как слепой котенок, прильнувшую к его груди, и отодвинулся, чтобы обрести голос.

— Боюсь, что нет, детектив. Это может ее убить. — У него не осталось сил для чего-либо, кроме правды, а проявления жизни в ней были все еще столь ничтожны. — Смерть отступила, но все еще стоит в двух шагах от нее.

— О Господи! Сколько еще нужно ждать?

— Сейчас я не могу этого сказать. — Генри покачнулся, и от этого движения голова Вики приподнялась и снова упала. — Я предупреждал вас, что это может не подействовать.

«Будь все проклято!» Вики все еще умирает, Фицрой выглядит — краше в гроб кладут... тьфу, что за идиотское выражение... все вокруг них охвачено огнем. Селуччи закашлялся и провел рукой по лицу. Подхватив с полу куртку и наплечную кобуру с револьвером, он встал на ноги.

— Если она все еще умирает, значит, она не умерла. Попытаемся придерживаться такой линии. Пошли отсюда!

Снова прижав к себе Вики, уложив ее на руки как ребенка, Генри попытался выпрямиться и встать. Комната вокруг него стремительно закружилась.

С глазами, слезящимися от дыма, Майк подхватил его под мышки и помог подняться с его ношей с пола.

— Сможете удержать ее?

— Да. — В действительности он думал, что мог бы позволить ей идти самой, но не имел достаточно сил для объяснения. Фицрой положился на силу более рослого мужчины, его колени дрожали и могли в любой момент подогнуться, и они рука об руку, пошатываясь, добрались до двери. Не способный видеть, куда ставит ногу, вампир споткнулся обо что-то влажное, не пытаясь даже понять, что это было, и едва не упал.

— Ну нет, вы не имеете права падать. — С вздувшимися от усилия мускулами, Селуччи, обливавшийся потом, ухитрился удержать его, и они двинулись дальше. — После всего того, что мы пережили ночью, мы, черт побери, не можем сдаться.

Сомкнув руки вокруг Вики, стараясь не дать потухнуть крохотной искорке теплившейся в ней жизни за счет своей собственной, Генри нашел силы только на что-то, отдаленно напоминающее улыбку.

— Бороться до последнего, не так ли, детектив?

Майк смахнул со лба упавшую на него прядь и захлопнул за собой дверь.

— Дьявольски верно сказано, — выдохнул он.

Как только они пересекли холл, дверь со стороны кладовой отворилась, и, откашливаясь и спотыкаясь, в лабораторию вошла доктор Брайт.

— Отвтст... венно заявляю, — произнесла она, — это был наиболее по... учительный вечер. Кто говорил, что любители под... слушивать никогда не узнают ничего хорошего? — Женщина вытерла рукавом слезящиеся глаза и принялась осторожно пробираться сквозь дым и груды валявшихся на полу обломков к двери.

Было похоже, что у дочери Марджори Нельсон и ее спутников возникли серьезные проблемы. Если бы не это, их с легкостью можно было бы убедить в том, что доктора Дженис Брайт лучше оставить в покое, а ее участие в этом отвратительном деле можно счесть, в сущности, обыкновенной случайностью.

Дональд был мертв. Она не хотела, чтобы Дональд умер, но, в сложившихся обстоятельствах, она никак не могла этого изменить. Почему, собственно, она должна страдать только из-за того, что умер Дональд?

Кэтрин умерла тоже, вот она лежит на полу, и, следовательно, теперь ее очень удобно превратить в козла отпущения.

— Я не имела ни малейшего представления о том, что там происходило, ваша честь. — Доктор Брайт издала идиотский смешок, но тут же поперхнулась. Какие бы химикалии там ни горели, они, несомненно, были токсичны. — Ну и ладно, давайте, горите дальше! — весело скомандовала она. — Давайте устроим Кэтрин с ее друзьями превосходные проводы, достойные викингов и в этом пр... цессе... — Приступ кашля согнул женщину пополам. Она буквально рухнула на герметичный бокс и осела возле него на пол — ее выворачивало наизнанку.

— И в этом пр... цессе, — повторила женщина, с трудом отдышавшись — рот у нее был полон желчи, — мы уничтожим как можно больше свидетельств. Немножко шантажа по поводу вампира, немножко... как бы поточнее сказать? — пж...жара, и я смогу выбраться из... этого, без серьезных потерь для карьеры. — На отполированной поверхности бокса, обрамленное языками пламени, появилось отражение самодовольно ухмыляющейся физиономии, и она улыбнулась ему. Стенки герметичного бокса были раскалены, кожу на лице и руках начало стягивать от нарастающего жара. — Думаю, пора уходить.

Пригнув голову, так как внизу, у пола, дыма, клубами спускавшегося с потолка, было меньше, сотрясаемая приступами теперь уже почти непрерывного кашля, доктор Брайт направилась к двери, безмятежно переступая через лежащие на полу тела и части тел.

И тут она увидела диск, наполовину вывалившийся из кармана лабораторного халата Кэтрин, ярко-синий на фоне окровавленного белого. Он мог содержать только одно: результаты анализов, взятых у вампира сегодня днем. Что еще могло быть настолько значительным, чтобы эта помешанная хранила такую информацию при себе?

«Сегодня днем. А кажется, как давно это было». С трудом сохраняя весьма сомнительное равновесие, доктор Брайт наклонилась, чтобы поднять диск. Казалось, он не пострадал в этом пожаре. Укрытый в изгибе тела Кэтрин, он даже не особенно нагрелся. Женщина засунула его в собственный карман и неожиданно поняла, что сможет, пожалуй, не только выйти из этой ситуации без существенного ущерба для своей карьеры, но получит также информацию, за которую научное сообщество удостоит ее высочайших почестей.

«Несколько довольно простых экспериментов, — подумала она, широко ухмыляясь, — и Нобелевская премия у меня в...»

Один из баллонов с кислородом оставался практически неповрежденным, хотя взрыв и швырнул его в дальний угол лаборатории. Но температура воздуха возрастала. Пластиковый клапан баллона начал плавиться. Металлический фланец под ним расширился весьма незначительно, но и этого было достаточно.

Взрыв отбросил доктора Брайт на пол, откуда она в ужасе наблюдала, как чья-то гигантская невидимая рука сначала подняла герметичный бокс в воздух, а потом выпустила его, после чего тот, невероятно медленно, упал ей на ноги. Женщина услышала треск своих костей, мигом позже ощутила боль, а потом провалилась в темную бездну.

Когда возвратился свет, он оказался окрашенным в оранжево-красные тона приближающегося пламени, и почти ничто не изменилось. Только она не чувствовала своих ног.

— Все в порядке. Ноги мне не понадобятся.

Вытянутая рука Кэтрин начала шипеть как на сковороде.

— Ноги мне не понадобятся. Но необходимо выбраться отсюда. — Если бы она смогла столкнуть с себя бокс, можно было бы высвободить ноги и выползти из комнаты. Выползти из пламени. На что ей сдались ноги?

Ухитрившись занять сидячее положение, доктор Брайт попыталась отодвинуть герметичный бокс Лежащий на неровной поверхности, он покачнулся. Послышался какой-то чавкающий звук, но она не обратила на это внимания.

Языки пламени уже лизали рукав халата Кэтрин. Поверх вони паров химических веществ наслоился запах жареной свинины.

Проглотив слюну, женщина еще раз толкнула бокс.

Он снова покачнулся.

Защелка, которую не удалось повернуть до конца номеру девять, поддалась.

Крышка внезапно откинулась, снова сбив доктора Брайт на пол, и застыла в открытом положении, удерживаемая мощными пружинами, и прямо к ней на колени скатилось чье-то тело.

Обнаженная оболочка Дональда Ли подпрыгнула, повернулась и успокоилась в ее объятиях. Голова повернулась так, что его лицо смотрело прямо в глаза доктору Брайт.

Языки пламени, охватившие их через несколько секунд, поглотили ее пронзительные вопли.

* * *

— Ни хрена себе! — Детектив Фергюсон пригнулся, укрываясь за капотом полицейской машины, когда взрыв выбросил на улицу куски горящего дерева и раскаленного металла. — Чтоб вам всем пусто было, в следующий раз стану расследовать показания алкашей только по утрам! — Схватив радиотелефон, не обращая внимания на панические выкрики приближавшихся охранников, он с хладнокровием профессионала вызвал пожарную службу.

77
{"b":"11440","o":1}