ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он привык следовать своим путем.

Селуччи потребовалось время, чтобы понять, что спокойное заявление Тони было ответом на его риторический вопрос. Но прежде чем он смог придумать ответ, Вики обернулась.

– Ты завтра утром вернешься? – дружелюбно поинтересовалась она.

Удивленный, однако явно польщенный, парень кивнул.

– Вернусь, конечно, если смогу оказать тебе какую-нибудь помощь.

– Последний раз, когда я была в Ванкувере, ты помнишь, я не слишком-то много времени могла уделить знакомству с городом, – "не уделяла внимания ничему, кроме контроля над голодом – и теперь у меня снова перед глазами кровь и больше ничего". – Если мы собираемся прищучить этого проклятого призрака, нам понадобится тот, кто хорошо знает окрестности.

– На столе в прихожей целая кипа карт города... – начал было юноша, но Вики перебила его.

– Карта может нам указать расположение улиц, а вот то, что там происходит, нет. – Скрестив руки, она прислонилась спиной к окну. – Я не могу поверить, будто ты не знаешь, что где происходит; в конце концов, в Торонто ты ведь был моим лучшим осведомителем на улице.

Тони, слегка сконфуженный похвалой, пожал плечами.

– Теперь я вполне в ладах с законом...

– Но все еще неплохо видишь и прекрасно слышишь. И ты наделен даром аналитика.

– А зачем тебе это понадобилось... аналитик то есть?

– Чтобы найти нечто цельное в кажущемся хаосе.

– Так тебе требуется порядок? Тогда вряд ли с этим можно столкнуться в ночь с пятницы на субботу. Слушайте, мне действительно пора, но завтра утром я вернусь. Список тупых вопросов, которые Генри задавал призраку, на столе – рядом с картами. Номер телефона моих друзей и мой рабочий – в записной книжке там же. И еще, приятно снова было тебя увидеть, Победа. – Тони усмехнулся, и на его лице появилось выражение, знакомое ей по прежним временам. – И вас тоже, детектив.

В дверях он остановился и сказал, слегка замявшись:

– Генри не любит, когда я храню дома много еды, но если проголодаешься, то найдешь в холодильнике какие-нибудь полуфабрикаты, а недалеко от парковки есть небольшой магазинчик. Он открыт до полуночи.

– Полуфабрикаты? – недоверчиво переспросила Вики.

– Не для тебя, само собой, для Селуччи.

И, хихикнув, Тони закрыл за собой дверь.

Пытаясь прогнать из головы образ промаркированных замороженных мешочков с кровью, Вики подошла к окну и снова обвела взглядом город. Территорию Генри.

– Итак... – Селуччи оперся о край софы. – Не хочешь ли рассказать, зачем тебе понадобилось подлизываться к мальчишке?

– О чем ты?

– Вики, не дури, можно подумать, я не знаю тебя как облупленную.

Не оборачиваясь, она пожала плечами.

– Тони нам необходим. Он знает город. Во всяком случае, лучше, чем мы.

– И что?

– Возможно, я также не хочу его потерять. Генри, он, понимаешь...

– Изменился?

– Нет. Я изменилась, не он. Я помню, какие чувства испытывала раньше к Генри. Друг, любовник, теперь это лишь слова. Когда я смотрю на него, они ничего не значат. Генри был прав, Майк. Он был прав, а я ошибалась, и в свете всего происходящего... – Ее голос приобрел знакомый оттенок. – В свете всего происходящего я терпеть не могу, когда оказываюсь не права.

Селуччи провел пальцами по царапинам, которые Вики оставила на обивке дивана, и решил не упоминать о своем разговоре с Фицроем.

* * *

Хотя солнцезащитные очки и не пропускали большую часть света от встречных светофоров, Генри с облегчением свернул на объездную дорогу, подальше от света. Бросив очки на сиденье, он откинулся на его спинку и попытался стряхнуть с себя напряжение. Он слегка сбавил скорость, когда после особо сильной колдобины на дороге ему показалось, что он повредил бензобак.

За своим автомобилем, "БМВ" 1976 года выпуска, Фицрой тщательно ухаживал в студеные зимы Торонто и не считал нужным менять и теперь. Большинство жителей Ванкувера, казалось, тоже любили старые машины и не спешили с ними расстаться. С тех пор как он переехал в Британскую Колумбию, вампир постоянно удивлялся огромному количеству старых машин на дорогах – многие из них были оригинальным образом выкрашены и казались совершенно новыми. Это были машины, которые жители восточной части страны либо давно выбросили на помойку, либо передали в руки заботливых коллекционеров. Но здесь, на Западном побережье, ими постоянно пользовались в качестве средства передвижения. Пару раз, разглядывая город, Генри почти забывал, какое сейчас на дворе десятилетие.

Он сбавил скорость еще больше, когда перед передними фарами ею машины протрусил енот, по всей видимости, равнодушный к тоннам надвигающейся на него стали. Фицрой всегда считал енотов городскими животными и поэтому удивился, увидев одного из них так далеко от города. Они обитали по всему Ванкуверу, а в парке Стэнли были настолько ручными, что даже уморительно выпрашивали у посетителей парка еду. Вики когда-то показала ему целую семью енотов: они устроили себе жилище на чердаке трехэтажного дома в центре Торонто, где располагалась ее квартира.

Вики...

Он должен был предвидеть, что его мысли будут постоянно возвращаться к ней.

Что если ты ошибся?

Но теперь ты этого уже никогда не узнаешь.

Так даже лучше. Он почти до хруста сжал в руках руль. Если бы я остался и потерял над собой контроль, то мог бы убить ее.

"Или она тебя", – тихо шепнул внутренний голос, напоминая о том, что на счету Вики уже было несколько убийств.

Генри верил в то, что, когда кровные узы тают, вампиры больше не общаются со своими подопечными. Вики же использовала достижения двадцатого века – телефон, факс, электронную почту, – чтобы уничтожать то, что он принимал как данное в течение четырехсот пятидесяти с лишним лет. Она звонила, она посылала ему факсы, отправляла по электронной почте саркастические послания и продолжала общаться с ним, совершенно не считаясь с тем, что должны и что не должны делать вампиры.

Несмотря ни на что, они остались друзьями, но лишь потому, что Вики не хотела большего.

– Друзья на расстоянии, – добавил он, аккуратно выезжая на основную дорогу. – Физическая близость – это нечто другое.

"Ты полностью контролировал себя, – снова заметил внутренний голос. – Но если бы ты ее не спровоцировал, то, возможно, она тоже смогла бы сдержаться, даже несмотря на свою молодость".

Но теперь ты этого уже никогда не узнаешь.

– Все! Хватит! – Яростно крутанув руль, Фицрой выключил зажигание и откинулся на сиденье, глядя на освещенный фарами машины скромный коттедж. Окна, казалось, насмешливо таращились на него.

– Что сделано, то сделано, – пробормотал он, после чего выключил фары и шагнул в ночь. Он останется в коттедже до тех пор, пока Вики не завершит расследование; приехав сюда, он, по крайней мере, предоставил ей возможность сосредоточиться. Сейчас, когда спасение невинных жизней зависело от ее способностей, не время для защиты традиционных границ. Являясь ему, призрак назначил его ответственным за причиненные им беды. С того дня, когда в шесть лет Генри стал герцогом Ричмонда и Сомерсета, он никогда не пренебрегал своими обязанностями.

* * *

Селуччи вышел из душа и удовлетворенно вздохнул, обернув бедра поданным Вики полотенцем.

– То, что нужно.

– Знаю. – Она смахнула каплю воды с его лица. – Ты уже начинал покрываться коркой грязи.

– А я думал, тебе нравится мой запах.

– Даже то, что нравится, в конце концов может надоесть. – Прикрыв глаза и кончиком пальца чертя круги во влажных волосах вокруг его пупка, Вики потянула носом воздух. – Поверь, сейчас ты пахнешь гораздо приятнее.

Майк попытался перехватить ее руку, но она отвела ее.

– Вики, мне, если признаться, лучше бы отдохнуть.

– Ты не хочешь, чтобы я продолжала?

Он тяжело задышал, когда рука подруги опустилась ниже.

– Я этого не говорил...

12
{"b":"11441","o":1}