ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спустя минуту, уже в комнате, он на секунду остановился и выдохнул:

– Только не в кровати Фицроя.

А спустя еще минуту, когда кровать Тони качнулась под их общим весом, он взял ее за подбородок и отодвинул от себя.

– Если откусишь, – предупредил он, – то больше никогда не сможешь с ним поиграть.

* * *

Кровать Тони находилась в спальне, где одна стена была почти сплошь стеклянной, и в свете, который лился сквозь нее, Вики могла видеть все вокруг совершенно четко и ясно. Высвободившись из-под руки Майка, она откинулась на подушки и задумалась.

– Странно, что я осталась здесь.

Селуччи уже засыпал и, повернувшись на бок, еле слышно пробормотал:

– Почему?

– Потому что я сражалась и проиграла, но ушел именно Генри. – Обхватив колени руками, она хмуро уставилась вдаль невидящим взором. – Мне эта территория не нужна, но она теперь моя. Хотя и незаслуженно, ведь это Генри одержал надо мной верх. Черт знает что, – продолжала она, не обращая внимания, слушает ее Майк или нет. – Такое чувство, что здесь что-то не так, только вот что именно? Я чувствую, что что-то не так, но не знаю, что необходимо сделать для того, чтобы это исправить. Боже мой... – Она опустила голову на колени. – У меня в голове снова звучит музыка в стиле кантри, ненавижу, когда это происходит.

Прижавшись к ней, Селуччи сквозь сон пробормотал что-то, пытаясь подшутить над подругой, но у него ничего не вышло.

– Майк? – Она хотела было его разбудить, но, не решившись на это, снова задумалась.

Ему надо выспаться. А я сейчас оденусь и отправлюсь взглянуть, что может предложить мне Ванкувер.

Но это было не в ее силах.

Она погладила ею волосы, крепко прижалась к телу друга и отдалась вся сладости этой ночи.

* * *

– Появился еще один.

– Так скоро?.. – Он нахмурился, разглядывая бумаги на письменном столе, затем принялся изучать ухоженные ногти на руках, чуть позже взглянул на телефон. Ему нравилось задерживаться на службе допоздна, когда офис находится полностью в его распоряжении и никто не в состоянии ему помешать. – Это разве не опасно?

– Опасно? Каким образом?

– Нас могут обнаружить.

– С чего вы взяли? Я уже говорила, что рассчитать их появление невозможно. – Телефон был включен на громкую связь, но слова на том конце провода звучали совершенно нейтрально. – Либо это происходит, либо нет. Но если присланный вами список точен...

– Должен быть. Я за него слишком много заплатил.

– ...то у меня имеется на примете парень, который подойдет одному из тех, кто в нем находится.

Барабаня пальцами по поверхности полированного стола красного дерева, он взвесил все за и против.

– Думаете, он согласится?

– Если правильно подойти к делу, они всегда соглашаются.

– Да, конечно, – он перебил ее прежде, чем собеседница смогла сказать еще хоть слово. Разбираться с донорами не его забота. – Хорошо, переговорите с ним. Когда он согласится, немедленно дайте мне знать, я начну переговоры с покупателем.

* * *

К тому моменту, когда взошло солнце, машина Генри была заперта в гараже и все внешние признаки его присутствия уничтожены. Маловероятно, что днем кто-нибудь может сюда нагрянуть. Однако выработанный за четыреста пятьдесят лет инстинкт самосохранения твердил, что осторожность – превыше всего. Если кто-нибудь случайно забредет сюда, он не должен обнаружить никаких следов чьего-либо пребывания в коттедже. Фицрой полагал, что больше следует бояться соседей, чем шатающихся хулиганов: те редко заглядывают так далеко.

Хотя владелец коттеджа горько жаловался, что из-за строительства курорта "Дыхание долины" цена на недвижимость в этом районе снизилась, Фицрой мог по достоинству оценить открывшуюся перед ним панораму. В каждом из коттеджей, уютно расположившихся у подножия холма, находился роскошный ужин для вампира.

"Почему бы и в самом деле не устроить себе отпуск на недельку-другую?" – мрачно подумал Генри, запирая входную дверь.

Ты вампир. Это не твоя территория. На твоей сейчас охотится другой вампир. Возможно, Майк Селуччи был прав...

– И именно поэтому... – Фицрой лязгнул зубами. – Именно поэтому... я остаюсь здесь.

Не самое лучшее решение. И вообще, он уже достаточно взрослый мальчик, чтобы не обманывать самого себя – но ему все-таки удалось себя убедить.

К большому сожалению Генри, стенной шкаф вне хозяйской спальни был сделан из кедра. Стараясь дышать ртом и сожалея, что не взял из дома что-нибудь, что помогло бы перебить запах, вампир запер дверь и улегся. В качестве дополнительной предосторожности он прикрепил темную занавеску над полками с одеждой так, чтобы она укрывала его постель, словно сетка от комаров.

Последний раз, когда ему пришлось ночевать в кладовой, был после смерти матери Вики. И тогда он тоже сделал все возможное, чтобы свести риск к минимуму.

Тут Фицрой нахмурился, пытаясь вспомнить, когда он еще так же сильно рисковал.

Он ведь вампир.

Блуждающий в ночи.

Владыка Тьмы.

Почему же жизнь вдруг показалась ему такой серой и пресной?

За последние несколько лет, если Генри и подвергался риску, этот риск был непосредственно связан с Вики Нельсон.

* * *

Вики поменяла белье, но запах Генри несмотря ни на что по-прежнему витал в воздухе. Внутреннее чувство подсказывало ей, что необходимо найти какое-нибудь убежище, и, запирая дверь, женщина не могла сдержать нервную дрожь. Она не в первый раз проводила день в чужом логове, и последний раз перед этим ей пришлось использовать запас огненных шаров, чтобы превратить предыдущего его владельца в горстку золы. Однако тот случай был совершенно иным.

Воспоминания, которые вызывал запах Фицроя, вступали в битву с присущими ей природными инстинктами. Вики попыталась успокоиться и тщательно осмотрела комнату.

– Вот видишь. – Потребовалось усилие, чтобы произнести это, но она не повысила голос, действительно, зачем кричать, если тебя все равно никто не услышит. – Никого. В шкафу пусто, и в ящиках никто не прячется. Под кроватью тоже никого нет.

Когда забрезжил рассвет, она скользнула в постель и под успокаивающий стук сердца Селуччи растянулась на чистых простынях...

* * *

Селуччи проспал почти до одиннадцати часов и еще целый час провалялся в постели. У него было на это право, ведь в отличие от Генри Фицроя Майк был в отпуске. Когда он наконец встал, у него болела голова и ломило все, что только возможно. Словно он прибавил еще один день к тем четырем, что провел в дороге.

Горячий душ несколько облегчил страдания детектива.

Кофемолка, которую он обнаружил на холодильнике, и – как результат – свежесваренный кофе помогли ему еще больше.

– Если собираешься покончить с Северной Америкой, уничтожь кофе "Хуан Вальдес"[1], – фыркнул Селуччи, с наслаждением вдыхая заполнивший кухню аромат.

Он налил кофе в чашку, достал из корзины для бумаг кипу старых газет и, отнеся их в гостиную, уютно устроился там в одном из громадных кожаных кресел.

Чем раньше они избавятся от этого призрака, тем больше времени у них будет на настоящий отдых. В крайнем случае раньше вернутся домой.

– А если имеется в наличии призрак, – пробормотал Майк, разворачивая самую старую на вид из газет, – где-то должно находиться и его тело.

* * *

Кедр?

Генри понадобилась пара минут, чтобы сообразить, где он находится. Потом он скривился. Надо же, раньше ему даже нравился запах кедра.

Не удивительно, что моль этого запаха не выносит.

Пробуждение было безрадостным. Поговорка о том, что утро вечера мудренее, вампирам не подходит. Это люди могут находить решение проблем во сне; вампиры же бодрствуют ночью, а днем их подсознание отключается вместе с другими чувствами и рефлексами.

вернуться

1

Один из самых популярных в Северной Америке сортов кофе.

13
{"b":"11441","o":1}