ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фицрой еще не успел даже выбраться из-за темной занавески, когда осознал, что до решения проблемы еще далеко. Вскочив, он дернул за шнурок выключателя.

В тесной комнатке призрак и вампир стояли лицом к лицу.

– Ты меня преследуешь? – выкрикнул совершенно разъяренный Генри.

Призрак безмолвно испарился.

4

Напрягая все свои чувства, Вики сосредоточенно вглядывалась в темноту. В комнате не чувствовалось и намека на присутствие призрака. А ведь, по словам Генри, у нее должны были возникнуть неприятные ощущения: озноб, тревога, нервная дрожь... Такие симптомы не заметить сложно.

– Почему же я тогда ничего не чувствую? – недоуменно пробормотала она, приподнявшись на локте. Поколебавшись пару секунд, она решилась включить свет.

В спальне не было ни души. Один лишь запах Генри витал в воздухе. Казалось, вампир совсем недавно покинул комнату. Где-то в квартире зазвонил телефон.

* * *

– Кто это был?

Селуччи аккуратно положил на место плоскую, почти невесомую ультрамодную телефонную трубку.

– Фицрой, – ответил он, не поворачиваясь.

– Фицрой? Боюсь, если ему хочется узнать, как я пообщалась с его призрачным другом, мне придется его разочаровать. – Скрестив руки на груди, Вики хмуро посмотрела на детектива. – Он просто-напросто не явился.

– И неудивительно. – Майк глубоко вздохнул. Он даже не решался взглянуть на Вики. Все так усложнилось! – Видишь ли, призрак последовал за Фицроем. Явился ему сегодня вечером так же, как и раньше.

– Черт! И что теперь?

– Теперь Генри возвращается.

– Сюда?

– Есть еще варианты?

– Так, понятно. Ну а от меня он чего ждет? – Голос женщины задрожал от с трудом сдерживаемой ярости.

– Он не сказал, – развел руками Селуччи.

Детектив наконец-то решился взглянуть на подругу. От неожиданности он на некоторое время потерял дар речи и мог только бессмысленно пялиться на открывшуюся ему картину. На Вики ничего не было, кроме мужской рубашки, надетой на голое тело. Причем она даже не потрудилась ее застегнуть. Майку пришлось сделать над собой серьезное усилие, чтобы вернуться к разговору.

– Не слишком-то много у нас вариантов, – внезапно охрипшим голосом произнес он. – Мы либо едем домой, либо остаемся. В последнем случае у тебя появляется еще один шанс доказать свою правоту.

Глаза Вики сузились.

– Однако, если ты помнишь, вчера я потерпела поражение. Мы с Генри не можем находиться рядом, не пытаясь вцепиться друг другу в горло.

Селуччи, вздохнув, присел на край стола.

– Вики, мы с тобой, между прочим, тоже не можем быть вместе и не цапаться, но это же нас не останавливает. Если ты все еще считаешь, что без твоей помощи Фицрой не справится, вам обоим придется себя перебороть.

– И как, по-твоему, мы сможем перебороть биологические инстинкты?

– Ты, помнится, утверждала, что не позволишь своему естеству управлять разумом.

– Я ошибалась! – рявкнула Вики.

Понять то, о чем думает его подруга, никогда не составляло большого труда для Майка Селуччи, и метаморфоза, произошедшая с ней, не изменила этого. Для нее признание собственной неправоты без трехчасового спора и приведения десятка неопровержимых доказательств в пользу своей точки зрения могло означать только одно: ее поражение в схватке с Фицроем повлияло на нее сильнее, чем он думал. Время поставит все на свои места.

– Фицрой спровоцировал тебя, Вики. Он и не собирался давать никому из вас шанс ужиться вместе.

Вики немигающим взглядом уставилась на Селуччи, ее глаза сверкнули зловещим серебристым светом.

– Ты в этом уверен?

– Он мне сам в этом признался перед тем, как уйти.

– И ты говоришь об этом только сейчас?!

– Эй, эй, полегче! – Майк выставил вперед руки – хоть и символический, но все-таки жест защиты. – Эту кашу, знаешь ли, заварил не я.

– Нет, не ты... – сквозь зубы прорычала женщина.

Она пыталась держать себя в руках. Чертов ублюдок! Слова Селуччи открыли ей глаза. Вспомнив свой последний разговор с Генри, она зашипела от злости. Надо же, поддалась на его провокацию как трехлетний несмышленыш!

"Это ведь ты настояла на том, что мы можем работать вместе", – насмешливо сказал тогда Фицрой.

И смогли бы, если бы ты не выпендривался, не считал себя Князем Тьмы, а потом не сбежал.

– И почему же этот чертов... – На сей раз у нее не нашлось таких слов, которые смогли бы должным образом охарактеризовать Генри. Сжав кулаки, Вики молниеносно развернулась на каблуках и устремилась в спальню.

– Ну а сейчас ты куда?

– Пойду оденусь!

Это, казалось бы, безобидное заявление прозвучало почти угрозой.

"Мне просто необходимо выпить еще одну чашечку кофе", – подумал Майк, отправляясь на кухню.

* * *

– Извините за опоздание. Меня только что едва не сбил какой-то "Кадиллак", и... – Голос Тони осекся. Он наконец-то заметил выражение лица Селуччи. – Что стряслось?

– Фицрой возвращается. Кажется, призрак является исключительно ему.

Парень уставился на шлем, который он держал в руках. Сотни собственных маленьких отражений смотрели на него из капелек дождя.

– Он возвращается сюда, в эту квартиру? – Детектив не ответил. Подняв глаза, Тони встретил его задумчивый взгляд. – Почему вы так на меня смотрите?

– Похоже, ты не очень-то рад его возвращению?

– Я этого не говорил. – Юноша швырнул шлем рядом со своими роликами и скинул с плеч мокрую куртку. – Это же, в конце концов, его квартира. А что теперь будет делать Победа?

– Победа теперь отправится на охоту!

Мужчины невольно обернулись на ее голос. Тони ожидал, что стиль ее одежды окажется вариацией на тему Князя Тьмы, и был потому крайне удивлен увидеть на ней джинсы и яркий, даже отдаленно не напоминающий такой, какой пристал бы вампиру, свитер. Если не считать того, что она оставила очки и рюкзак в спальне, сейчас Победа ничем не отличалась от той, которую он сотни раз видел летними ночами в Торонто, когда сам шатался по улицам города. И за исключением того, разумеется, что очки ей больше не требовались.

Но в ту же секунду ему показалось, что Победа снова изменилась.

А еще через секунду – что это ему только привиделось.

Тони зажмурился. Смотреть на нее – все равно что смотреть на одно из тех изображений, которое может оказаться вазой, а может – и человеком.

– Ух... Вики, тебе невозможно скрыть свою вампирскую суть!

Женщина удивленно посмотрела на него, затем рассмеялась – и в одно неуловимое мгновение ее лицо вновь приобрело человеческое выражение.

– Так лучше?

– Пожалуй... Но, раз уж Генри возвращается, может, тебе лучше было бы... – Он посмотрел на Селуччи, который, однако, не спешил прийти ему на помощь, – Может, тебе следовало бы остаться?

– Тебе только это кажется или ты пытаешься сказать, что мне вообще не стоит охотиться на его территории?

Тысячи раз юноша видел Генри в подобном состоянии – когда желание утолить голод начинало преобладать над рассудком. Противиться воле вампира в таком случае является чистейшим безумием.

– Я что, похож на идиота?

– Да нет, – улыбнулась ему Победа.

От одной ее улыбки Тони готов был сам подставить свое горло и насытить ее своей кровью. Он с облегчением вздохнул, когда она обернулась к Селуччи.

– Если Генри вернется раньше, чем я, извинись за меня, хорошо?

– Вики, – Майк взял ее за руку. Тони показалось, что выражение лица женщины слегка смягчилось, когда она посмотрела на детектива, – будь осторожна.

– Я всегда осторожна.

В дверях она задержалась.

– Продвинутые мальчики все еще собираются на Дэнман, а, Тони?

Но едва он успел раскрыть рот, чтобы ответить, как Победы уже и след простыл.

Парень неодобрительно покачал головой: Дэнман-стрит была любимым местом охоты Генри. Он повернулся к детективу.

14
{"b":"11441","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Письма к утраченной
Романцев. Правда обо мне и «Спартаке»
Метро 2035: Приют забытых душ
Иди на мой голос
Билет в один конец. Необратимость
Ведьмы. Запретная магия
Актеры затонувшего театра
Кристин, дочь Лавранса