ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Иррационариум. Толкование нереальности
Жизнь может быть такой простой. Жизнелюбие без одержимости здоровьем
Магия кувырком
Прочь из замкнутого круга! Как оставить проблемы в прошлом и впустить в свою жизнь счастье
Прекрасная буря
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Если с ребенком трудно
Lamennto
История нового имени
A
A

– Я думал, вы убедите ее остаться.

– Нет уж, – фыркнул Селуччи. – Когда Вики в таком настроении... Безопаснее, когда ее рядом нет.

– Да, но... – неуверенно развел руками Тони.

– Я знаю, кто она. – Голос Майка звучал хрипло и сдавленно. – Мне это не совсем по душе, но другого варианта не было. – Он прочистил горло, смущенный собственной откровенностью. – Ты ужинал?

Юноша объяснил, что Генри не нравится, когда в квартире пахнет едой. Услышав это, Селуччи тут же поднял телефонную трубку и заказал пиццу на дом.

– Это немножко отвлечет его.

– От Вики?

– Вот именно.

К своему удивлению, Тони чувствовал себя вполне непринужденно с детективом. У них общие друзья – чем не повод для общения? Возраст не помеха. Парень даже позволил себе поспорить с Селуччи на предмет того, какую пиццу заказать.

Когда большая пицца с грибами, помидорами и кружочками красного сладкого перца уменьшилась по крайней мере наполовину, Майк откинулся на стул, вытер соус с подбородка и сказал:

– Так что же произошло? Выкладывай.

– Да ничего, в общем-то, особенного... – попытался отмахнуться Тони, но по выражению лица собеседника было ясно, что врать бесполезно. – Боюсь, вы не поймете.

– Если дело касается Генри, то, как это ни странно, я, наверное, единственный человек, который по-настоящему сможет тебя понять.

– Скажете тоже... – Тони сам не мог понять причину своего колебания: думает ли он над тем, что сказать детективу, или же просто пытается уклониться от ответа. Он чувствовал, что Селуччи ждет, причем не любопытства ради, а так, будто это ему было действительно очень важно. Юноша отложил недоеденный кусок пиццы, вытер пальцы и, поколебавшись мгновение, пробормотал: – Только строго между нами, хорошо?

– Без проблем.

Немного помолчав, Тони глубоко вздохнул и произнес:

– Когда я впервые встретился с Генри, я был никем, понимаете? Более того, хоть Победа и принимала во мне участие, я все равно катился по наклонной плоскости вниз. Это он заставил меня вернуться в школу, и я получил аттестат только потому, что он поверил в меня, и... – Парень подцепил кусочек остывшего сыра. – Боюсь, это звучит глупо...

– Вовсе нет. – Майк покачал головой; в свое время, он и сам побывал на месте Тони. – Этот стервец знает, как направить стопы заблудшего по правильной дорожке.

– Верно замечено. Все, что требуется, – оправдать надежды. Генри просто ожидает от тебя... – Юноша нервно мял в руках салфетку, пока не разорвал ее наконец на мелкие кусочки. – Дело все в том, что я для Генри не так уж и много значу. Понимаете, ведь сам он вовсе и не хотел, чтобы я знал о его существовании. Это все Победа. Она буквально навязала меня на его шею, а он даже со временем не стал относиться ко мне так же, как к ней.

Тони внезапно осознал, кому он все это говорит, и покраснел.

– Ох, извините... – виновато произнес он.

– Не бери в голову. Можно подумать, я не знал, как он к ней относился. – "Но теперь это моя жизнь, она часть моей, а не его жизни". – Однако, сдается мне, пришло время тебе покончить с влиянием Генри и начать жить собственной жизнью.

– Наверное, вы правы, – Тони внимательно посмотрел на Селуччи, – но вы и в самом деле представляете, как можно просто так взять да уйти от такого, как Генри?

* * *

Такси доставило Вики на Инглиш Бэй, к отелю "Сильвия". Ее воспоминания о трех ночах, проведенных вместе с Генри в этом увитом виноградом викторианском особняке, были одними из тех немногих светлых воспоминаний, оставшихся у Вики от ее еще незапятнанного кровью "детства" в Ванкувере. В этом доме Фицрой учил ее, как выжить в мире, частью которого она перестала быть. Женщина немного постояла перед гостиницей, глубоко вдохнула ночной воздух и повернула в сторону Дэнман-стрит.

Дэнман-стрит пролегала с юга на север, деля собой Вест-Энд пополам. Это была симпатичная пешеходная улица, излюбленное место вечерних прогулок горожан – а значит, и отличное место для охоты.

Только что закончился дождь, и хорошо освещенные уличные кафе, тротуары перед которыми еще поблескивали после недавнего душа, снова стали заполняться людьми.

Жители Ванкувера никогда не позволяли мелкому дождику потревожить себя – ведь дождь здесь настолько частое явление, что обращать на него внимание – просто зря переводить силы. К тому же ванкуверцы обожали свои кафе. Вики с интересом рассматривала прохожих. Среди кажущегося многообразия в одежде прогуливающихся вокруг людей четко прослеживалась общая закономерность: все, вне зависимости от пола, возраста и цвета кожи, были одеты в стиле, который иначе как спортивным и не назовешь. Картина эта в корне отличалась от вечернего Торонто, где особо продвинутая молодежь предпочитала наряжаться в стиле "готический панк". Несмотря на поздний час, казалось, что на лице каждого ванкуверца было написано: вот сейчас допью свой капучино и пойду кататься на роликах-велосипеде-лодке... Будь у Вики другое настроение, ее бы это, может, и рассмешило. Но только не сегодня.

Недовольно взглянув на проходивших мимо молодых людей в спортивных брюках, она пришла к выводу, что, видимо, ошиблась и Дэнман не лучшее место для охоты. Этой ночью ей хотелось не просто утолить свой голод, но дать понять Фицрою, что теперь на его территории будет охотиться еще один вампир. Ну надо же, какое невезение: когда нужно – ни одной тусовки байкеров поблизости!

И тут Вики увидела его.

Он в одиночестве сидел в одном из кафе, сосредоточенно уставившись на экран ноутбука. Эдакая белая ворона среди роящихся вокруг псевдоспортсменов.

К тому же он был очень похож на Генри.

Рассмотрев этого человека повнимательнее, Вики поняла, что сходство их все же чисто внешнее. Такая же бледная кожа, черная одежда, однако светлые волосы были гораздо длиннее, чем у Генри, и черты лица, в отличие от округлых черт Тюдоров, гораздо более резкие. Когда он встанет, то, наверное, окажется гораздо выше Фицроя.

И все же...

Когда он поднял глаза, то встретился взглядом с Вики. Некоторое время она рассматривала его сквозь стекло, а затем словно растворилась в одно мгновение в ночи. Притаившись в темноте между двумя зданиями, женщина наблюдала за выходом из кафе – и улыбалась. Она знала, к какому типу людей он принадлежит. Такие, как он, несмотря на голос рассудка, все равно во что бы то ни стало хотят верить во что-то большее.

Хотят верить, но все же сомневаются.

Дверь распахнулась – он вышел на улицу. Вики могла слышать биение его сердца, и, когда он закрыл глаза, женщина поняла, чего он ждет – ему хотелось снова встретить ее взгляд, хотелось приобщиться к тайне. Вслед за ним вышел пожилой человек под руку с хорошо одетой дамой. Когда он попросил юношу подвинуться и не загораживать другим людям дорогу, в речи его был слышен сильный славянский акцент. С трудом возвращаясь к реальности, молодой человек извинился, пропустил выходившего, а затем устремился вниз по Дэнман-стрит. На губах его играла чуть печальная улыбка разочарования.

Вики выпустила на волю свой голод.

Песня его крови вела женщину вслед за ним, пока он не стал подниматься вверх по широким ступеням четырехэтажного особняка в викторианском стиле, который располагался на Беркли-стрит. И когда он уже вставил ключ в замок, она выступила из темноты и, положив ему руку на плечо, развернула к себе лицом. Где-то в глубине его серебристо-серых глаз, почти такого же оттенка, как у нее самой, она увидела, что он ждал ее. Ведь он так хотел верить в таинственное... И она подарила ему эту тайну.

* * *

– Как ты думаешь, кто вернется первым?

– Фицрой. – Селуччи продолжал переключать телевизионные каналы. Его удивляло, почему вампир, имея такую кучу денег, не приобрел телевизор более новой модели. Тогда как на стереосистему, например, потратил целое состояние. – Сегодня понедельник, значит, вечером в горах не будет много машин. Он не должен задержаться в пути.

15
{"b":"11441","o":1}