ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А день сегодня был – просто сказка! Прекрасная погода и ни одного преступления... Есть чему радоваться. За три часа с начала смены на вверенном ее попечению участке не случилось ни одного происшествия. Но все хорошее рано или поздно заканчивается.

Перестав мурлыкать себе под нос, капрал Мерчент свернула в сторону двадцать седьмого терминала Женщина прищурилась, чтобы получше разглядеть три крошечные фигурки людей, которые на фоне громадного сухогруза из Сингапура выглядели карликами. Тени, отбрасываемые многочисленными контейнерами, расположенными вдоль пирса, помешали ей сразу же узнать одного из мужчин.

Инстинктивно дотронувшись до висевшей на боку полицейской дубинки, капрал Мерчент вышла из машины.

Тед Поллик, невысокий лысеющий человек, указал подбородком на портовый кран, издали напоминавший громадную хищную птицу.

– Что-то с управлением: этот чертов кран дергается – и ни туда ни сюда. Торопимся его починить, а то завтра грузить контейнеры.

– Бог в помощь, – пробормотала капрал. Подъем тихоокеанской торговли заставлял весь порт работать без устали. – Где он?

– Да плавает между кораблем и причалом. Застрял там – его и не унесло течением. – Подойдя ближе и опустив руки в карманы грязной спецовки, Поллик угрюмо воззрился на капрала. – А мы-то думали, нам пришлют кого-нибудь из убойного отдела!

– Размечтался! Надо еще выяснить, в самом деле у вас там утопленник или как.

– Вы что, – возмутился один из такелажников, – думаете, нам делать нечего, кроме как ерунду всякую выдумывать?

– Лучше бы уж выдумывали... – покачала головой Филлис.

Когда они подошли к причалу, одного взгляда на воду было достаточно, чтобы поняты портовые рабочие не сочиняли. Между кораблем и причалом плавало тело раздетого мужчины.

– Черт!

– И я то же самое сказал, когда увидел, – согласно закивал Поллик. – Как думаете, это один из ныряльщиков?

– Вряд ли.

Когда они прыгают с Львиных ворот моста, не было ни одного случая, чтобы кто-нибудь из них снял с себя всю одежду. Филлис посветила фонариком. Ага, так и есть! Следы побоев, синяки – крупные и помельче – образовали на бледной коже утопленника странный узор. И ведь совсем молодой парень...

"Теперь и не постареет уже", – мрачно подумала капрал.

– Странно: одни утопленники сразу опускаются на дно, а другие так и плавают на поверхности. – Поллик задумчиво взглянул на тело. – Вот этот, например. Кожа да кости. И почему только... Бог ты мой! Смотрите!

Двое его приятелей, обернувшись, уставились на труп.

Капрал Мерчент так резко перегнулась через перила, что чуть было сама не свалилась в воду. К счастью, ее подхватил мускулистой рукой один из рабочих. Фил-лис, запинаясь, поблагодарила спасителя – от испытанного шока она едва могла говорить. Немного придя в себя, женщина снова наклонилась над водой, на сей раз уже гораздо осторожнее.

Кошмар какой! Один из стоящих рядом с ней мужчин суеверно перекрестился.

– Черт бы подрал все на свете, что случилось с его руками?

* * *

Сегодня солнце село в облака. Перед этим было так темно, что с трудом можно было догадаться, что солнце уже зашло. В 7:23 Тони отключил таймер и прислушался к пустому трепу по телевизору, которым заполнили прерванную из-за дождя трансляцию игры "Сиэтл Маринерз". Ну кому, скажите на милость, придется по вкусу слушать всякую нудятину про нехватку донорских органов, вместо того чтобы смотреть игру любимой бейсбольной команды? Развалившись в кресле, он обвел глазами комнату и прислушался к шагам Генри, с нетерпением ожидая услышать, как продвигаются дела с призраком.

* * *

Когда солнце ослабило свою хватку и чувства постепенно начали возвращаться к нему, Фицрой прислушался ко всем обычным переживаемым им в момент подобного перехода ощущениям. На сей раз к ним прибавилось нечто необычное: щекой он почувствовал присутствие чего-то очень холодного. Усилием воли вампир заставил себя сесть и включить свет.

Призрак стоял там же, где и вчера, – молодой парень лет двадцати, растрепанные волосы, давно не бритый подбородок, потертые джинсы и светлая футболка. На футболке была какая-то надпись, но разобрать ее Генри никак не удавалось: или буквы полностью не материализовались, или же предметы, просматривавшиеся сквозь полупрозрачное тело юноши, изменяли их очертания. В одном он был точно уверен: он никогда прежде этого молодого человека не видел.

В душе Фицроя теплилась надежда, что призрак, как это было в прошлый раз, растворится в воздухе при первом его движении, но тот исчезать не спешил. Он явно чего-то ждет.

– Прекрасно. – Вздохнув, вампир снова откинулся на подушки. – И чего же ты от меня хочешь?

Призрак медленно поднес руки к лицу, после чего растворился в воздухе.

Генри еще долго изумленно смотрел на то место, где только что находился его гость. Подумать только! Что, черт подери, у него такое с руками?

* * *

– У него что, совсем нет кистей?

Фицрой кивнул. Тони удивленно присвистнул.

– Их отрубили, или отгрызли, или еще что-нибудь в таком роде? – спросил он, немного подумав.

– Откуда мне знать? Их просто не было, и все тут.

Генри достал из холодильника бутылку с водой и, откупорив, осушил ее в несколько глотков. Растущая популярность бутилированной воды оказалась просто божьим даром. Даже те, кто пьет кровь смертных, не могут обойтись без воды. Двадцатый век стал для Фицроя сущим бедствием – хлорка, которую люди стали использовать для очистки воды, едва не послужила причиной его безвременной кончины – организм вампиров совершенно не переносил химикатов. К счастью, те же самые люди придумали продавать минералку, и ему больше не грозила мучительная смерть от жажды.

Генри бросил пустую пластиковую бутылку в мусорное ведро и уставился на собственные руки.

– Их у него просто не было, – повторил он.

– Тогда я знаю, что ему от вас нужно. Это существо жаждет мести. Все они хотят отмщения.

Вампира уверенность молодого приятеля слегка удивила. Откуда ему, собственно, известно, чего жаждут призраки?

– Да в фильмах постоянно об этом говорят. Ваш гость хочет, чтобы вы помогли ему отомстить тому, кто лишил его рук.

– И каким, интересно, образом?

– Господи, да мне-то откуда знать? Да вы ведь работали с Победой. Неужели ничему у нее не научились?

– Кое-чему – несомненно.

Тони отвел глаза.

– Прекрасно, кое-чему.

Вики Нельсон, частный детектив, бывший полицейский... теперь тоже, как и он, ставшая вампиром. Воспоминания о ней по-прежнему отдавались грустью в его душе. Когда-то он и Вики любили друг друга Они с Генри работали вместе чуть меньше года, когда волею рока стали близки настолько, насколько могут быть близки мужчина и женщина, но затем судьба их разлучила. Чтобы спасти умирающей Вики жизнь, он был вынужден обратить ее в вампира, что означало их неизбежное расставание. У каждого вампира должна быть своя собственная территория, они могут охотиться только в одиночку. Через год после того, как он, Генри, помог подруге освоиться в ее новом воплощении, Вики вернулась в Торонто к своему смертному любовнику. Он же начал новую жизнь на Западном побережье.

Научила ли его чему-нибудь Вики?

Да, разумеется.

Имело ли это хоть что-нибудь общее с лишенным кистей призраком?

Ни в коей мере.

Пытаясь донести эту свою мысль до приятеля, Фицрой добавил:

– Понимаешь, Тони, Вики, кроме всего прочего, дала мне понять, что я – писатель, а вовсе не детектив, стало быть, и нечего воображать себя Шерлоком Холмсом. И если ты не против, я приступлю сейчас, пожалуй, к своим непосредственным обязанностям.

Воспоминания о Вики всегда выбивали Фицроя из колеи. Он направился к компьютеру и, уже проходя через гостиную, махнул в сторону телевизора.

– Кстати, дождь закончился, и сейчас начнется твой бейсбол!

Но даже спустя полчаса Тони так и не услышал привычного стаккато клавиш. Когда он замер, распахнув дверь, на пороге кабинета Генри, то заметил, что ничего, кроме заголовка, на экране так и не появилось.

2
{"b":"11441","o":1}