ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вампир, оставшись наконец в одиночестве, выбрался из-под одеяла, встал на ковер и замер. Его не покидало чувство тревоги. Но дело было не в запахе Вики – с ним он уже почти что свыкся. И призрак исчез до следующего захода солнца Чего-то, казалось, не хватает.

Или кого-то...

Тони.

Генри в состоянии был услышать биение всех сердец в городе. Тони в квартире не было. Как ни странно, через некоторое время Фицрой почувствовал облегчение. Он стоял перед зеркалом, вперившись взглядом в свое отражение, словно внимательно его изучая. Одиночество его скорее радовало.

* * *

– С чего это ты так разволновалась, скажи на милость?

– Я? Разволновалась? Чушь! – Выражение лица женщины слегка смягчилось.

Селуччи нахмурился. Если Вики казалось, что что-то нужно от него скрыть, значит, дело совсем дрянь. Он внимательно следил за тем, как его подруга пересекла гостиную, вытащила и резко раскрыла складной стул. Было ясно, что она все равно ничего не собирается ему объяснять.

– Эй, поосторожней, это же "Стикли"![6] – проворчал он, когда женщина схватила стул за две передние ножки и подтащила к столу, где лежали бумаги Майка. – Не сломай его!

– Майк, успокойся! Почему ты думаешь, что я не умею обращаться с дорогой мебелью... Ну, что ты раздобыл?

Детектив протянул ей лист бумаги.

– Здесь мисс Чейни представила факты, доказывающие, по ее мнению, что основной причиной убийства является почка.

Вики быстро просмотрела записи.

– Что ж, ее аргументы весьма убедительны.

– Я и не знал, что тебя нужно в чем-то убеждать. – И не успела она ответить, как Майк подал ей еще один лист. – Не желаешь ли также ознакомиться с контраргументами Рональда Суонсона?

– Ты и с ним поговорил?

– Увы, это мне не удалось. Я записал то, что запомнил из телевизионного шоу.

– Если мистер Суонсон финансирует программы по трансплантации, он что угодно может наговорить, лишь бы избежать огласки.

– Но мисс Чейни тоже может быть заинтересована в скандале. Так что и ее мнение нельзя назвать непредвзятым.

– Трансплантация органов – это единственная наша зацепка, и мы должны работать в этом направлении.

– Но ведь мы обсуждали и другую версию, которой нельзя пренебречь: призрак мог быть убит в результате мафиозных разборок. Ты сама говорила, что руки убитому отсекли для того, чтобы потом использовать его отпечатки пальцев.

– Ты предлагаешь про удаленную почку напрочь забыть? – Вики одарила приятеля безмятежной – и насквозь фальшивой – улыбкой. Она взяла карандаш и чистый лист бумаги. – Итак, что мы с тобой имеем на данный момент? Труп мужчины, у которого отсутствует почка и отсечены кисти рук. Мы знаем, где он найден. Благодаря прикиду призрака Генри мы сделали вывод, что он местный житель. Мы еще знаем, почему...

Селуччи не выдержал.

– Мы ничего не знаем, предполагаем только... – перебил он подругу.

– Хорошо. Мы предполагаем, что отсутствующая почка как-то связана с нелегальной торговлей органами. Значит, – она подбросила карандаш, проследила взглядом, как он долетел до потолка, после чего поймала его неуловимым движением руки, – вопрос в том, кто. Наша единственная зацепка – отсутствующие руки, что может быть связано с действиями мафии. Они никогда не упустят новую сферу дохода. А уж найти деньги, хакеров и беспринципных врачей не составит для них особого труда. – Было похоже, что Вики что-то наконец для себя прояснила. – Думаю, надо поразмыслить о том, почему мистер Суонсон так жарко протестовал во время шоу.

– А что ты думаешь о самом Суонсоне?

– Считаешь, у него могут быть причины отрезать у трупа руки?

– Терпеть не могу, когда отвечают вопросом на вопрос! – проворчал Майк.

– Извини. Так вот, что касается рук, у меня два возможных объяснения. Во-первых, отпечатки пальцев. Чтобы у полиции было меньше шансов опознать убийцу. Но это вчерашний день. Сейчас полиция обладает более прогрессивными методами опознания. Если до сих пор не установили личность убитого, значит, он вообще не был внесен в базу данных. Во-вторых, убийца знал, что отпечатков пальцев жертвы нет в полицейском компьютере, поэтому-то они ему и понадобились. По этой версии снова подпадают под подозрение преступные группировки. При хорошем раскладе расследование можно завершить уже к утру.

– И каким же образом?

– Я выясню, кто заправляет бандами в этом городе. – Вики слегка раздвинула губы в улыбке так, что стали видны ее сверкающие клыки. – После чего задам им несколько вопросов. Акулы всегда в курсе того, чем занимается рыбешка помельче. Иначе как бы они смогли ими руководить?

Майку немедленно представились залитые кровью костюмы мафиози.

– А как ты собираешься узнать, кто стоит у руля преступных группировок?

– Допрошу рыбешку помельче.

Селуччи многого не понимал в вампирском естестве Вики, да и не старался понять. Но кое-что предпочел уточнить сразу.

– Похоже, тебе не терпится до них добраться?

– А почему бы и нет? – Казалось, она сейчас скорее обороняется, нежели нападает. – Ты даже не представляешь, как трудно все время сдерживаться, ограничивать себя во всем.

– Ограничивать во всем? – Майк придвинулся к подруге почти вплотную, облокотившись на стол – сквозь рубашку обозначились напрягшиеся мускулы. – Ненавижу, когда ты так говоришь, Вики. Любой человек должен уметь всегда держать себя в руках, не давать темной стороне своей души взять верх над разумом. Это касается всех, и тебя в том числе. Иначе наша цивилизация погибнет.

– Замолкни, Селуччи! Не строй из себя всепрощающего Творца. Ты ведь не можешь сочувствовать отморозкам, – глаза женщины сузились, она с трудом перевела дыхание, – с которыми мне придется иметь дело. А это что? – Она с подозрением посмотрела на листок, который держал перед ней Майк.

– Это самое легкое из того, что мне удалось сделать. Я попросил Дэйва найти имена и адреса тех, кто тебе нужен.

– Прекрасно! – Она осторожно, двумя пальцами взяла листок.

Если бы Селуччи хотел потворствовать тяге Вики к насилию, он бы напомнил ей о том, что, разумеется, у всех этих людей есть охрана. Но говорить об этом вслух детектив не стал. Зачем лишний раз напоминать об ее новоприобретенной страсти к насилию? Поэтому он сменил тему.

– Немаленький список на одну ночь. Может быть, поделишь работу с Генри?

– С Генри? Не говори ерунду! – Глаза женщины блеснули серебром. – Это моя охота! Моя и только моя!

– Но послушай, мне самому не слишком по душе это признавать, но у Фицроя все-таки есть опыт, он способен вести расследование. Генри ведь и раньше помогал тебе. Причем не один раз.

– То было раньше! – Голос Вики скорее напоминал рычание.

Майк пристально посмотрел на подругу и неодобрительно покачал головой.

– Итак, Генри все-таки был прав!

– В каком смысле?

– Да в том, что, когда речь идет о совместной работе с ним, ты ведешь себя как ребенок.

Несмотря на то что Вики была вампиром и часто едва справлялась со своими самыми темными желаниями, Селуччи был уверен, что она никогда не причинит ему вреда. Иногда ему, правда, казалось, что он слегка перегибает палку. Но каждый раз, когда их отношения накалялись, его подруга подавляла в себе вампирские инстинкты. И вот сейчас она стояла перед ним – обладающая нечеловеческой силой, опасная, как аспид. Детектив почувствовал, как воля Вики начинает подавлять его разум. Он с удивлением отметил в себе желание подставить ей свое горло и получить удовольствие от того, как она будет высасывать его кровь. Лишь большим усилием воли Майку удалось рассеять это наваждение.

Глаза Вики метали молнии, лицо искажала гримаса ярости. Она шагнула к плетеному стулу и буквально вцепилась в него. Только когда от несчастного предмета остались рожки да ножки, она смогла взять себя в руки.

– Посмотри, что ты наделал! Это все из-за тебя!

вернуться

6

Стикли, Густав – выдающийся американский мастер по изготовлению мебели (конец XIX – начало XX в.).

28
{"b":"11441","o":1}