ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Если пошевелишься, я тебя убью.

Вследствие темноты собравшиеся на прием гости не заметили, как окаменел хозяин дома, а на спине и под мышками его футболки мгновенно проступили пятна пота. И, разумеется, никто не смог увидеть того ужаса, что отразился на его лице.

Несколько вежливых вопросов, произнесенных так; тихо, что никто не в состоянии был их расслышать, – и Генри убедился, что Константину ничего не известно ни о подпольной торговле органами, ни о личности призрака. Вместо этого, правда, хозяин дома готов был рассказать о многих других своих прегрешениях.

Несмотря на ряд событий, которые произошли в течение того года, когда Вики стала его возлюбленной, Генри никогда не считал себя эдаким вампиром-Бэтменом, героем комиксов, ведущим непримиримую борьбу с таящимся в ночи злом. Хотя он и уничтожал зло, попадавшееся ему на пути, это не было его самоцелью. Так же поступают с тараканами – их давят, если они заползают в вашу квартиру. Что, однако, вовсе не значит, что вы готовы положить свою жизнь на борьбу с ними, Фицрой не хотел провести отпущенную ему вечность в погоне за преступниками. В этом мире слишком много несовершенства, чтобы стремиться искоренить его полностью.

В доме спал ребенок, и только ради него вампир пощадил этого "таракана", понадеявшись, что в благодарность за подаренную ему жизнь Габриэль Константин найдет другой способ обеспечить существование своего наследника.

* * *

– Прекрасная кухня...

Не успев закончить мысль, выходящий из ресторана Селуччи проворно отступил в сторону, так как его едва не сбила с ног стайка веселых красоток. Одна из них дерзко окинула мужчину оценивающим взглядом, рассмеялась и побежала догонять ушедших вперед подруг. Через минуту они, о чем-то оживленно шушукаясь и хихикая, уже заворачивали за угол Робинсон-стрит. И ведь хохотушки эти определенно не проститутки: на своем веку детективу не раз приходилось задерживать представительниц этой древнейшей профессии, и он узнавал их в любой ситуации. К тому же эти девчонки были слишком юны, чтобы предлагать себя в столь поздний час.

– Чувствуете себя старым?

Майк изумленно воззрился на своего спутника.

– Я что, начал мыслить вслух?

– Нет, – отрицательно покачал головой Тони, – но вы так тяжко вздохнули...

– Да, так частенько делают пожилые. – Детектив сделал глубокий вздох, чтобы глотнуть свежего воздуха – в ресторане было довольно душно. – Я еще, по крайней мере, обхожусь собственными зубами. И могу насладиться хорошей едой.

– Я как раз подумал, что, раз уж вы приехали на побережье, вам непременно надо было отведать наших морских деликатесов.

– Понятно теперь, по какой причине Фицрой по пятницам предпочитает на обед матросов.

– А вы изменились, – широко раскрыв глаза, воскликнул юноша. – Вы не... – Он немного помолчал, пытаясь найти более или менее вежливое определение, после чего закончил: – Я хотел сказать, вы уже не такой скрытный, как раньше.

– Многое переменилось за последние несколько лет.

– Что именно вы имеете в виду?

– Например, Вики.

– Да, конечно. Она изменилась, но и вы ведь меняетесь из-за того, что ее любите.

– В общих чертах верно. – Майк снова вздохнул и окинул взглядом Турлоу-стрит по направлению к Инглиш Бэй. – Далеко ли отсюда до твоего дома? Я имею в виду, дома Фицроя, а не того места, где ты сейчас обитаешь.

Тони пожал плечами.

– Ну, какое-то расстояние пройти придется.

– Значит, довольно далеко?

– Вовсе нет. Сначала прямо по Турлоу до Дэйви, затем вдоль Дэйви до Сеймур-драйв, и там уже совсем близко. Обычно я пользуюсь роликами, очень удобно. – Взглянув на свои одетые в кроссовки ноги, он покачал головой. – Сегодня это займет немного больше времени. Но ведь вы не торопитесь?

С южной стороны города послышался звук сирены.

Селуччи стиснул зубы.

– Нет, я никуда не спешу. – Выйдя из ресторана, он беспрестанно ловил себя на том, что пытается разобраться в отдаленных звуках, раздававшихся в ночи. – Просто мне не хочется сидеть просто так без дела и ждать.

* * *

Подозреваемый номер два из списка Вики уехал из города пару дней назад.

– ...Я ничего не знаю ни о каких органах! В самом деле! Пощадите!

Номер третий засиделся допоздна на работе. Он как раз собирался уходить, когда в помещение его офиса вошла Вики.

Сначала между ними стоял охранник, но вскоре единственное препятствие составлял навязчивый запах лосьона после бритья. Потом...

Спустя некоторое время трое его подручных обнаружили хозяина ничком лежащим возле мусорных баков в переулке недалеко от офиса. Увидев их, он с трудом поднялся на ноги.

– Босс? Что произошло?

– Ночь, – едва проговорил он. Смертельный ужас сковал его сердце. Он дрожал всем телом, пот ручьями тек со лба. И его состояние невозможно было объяснить холодным ветром, который обдувал лицо со всех сторон.

– Меня поглотила ночная тьма.

Старший из громил бросил тревожный взгляд на своих товарищей, но все-таки смог перевести в уме с китайского на английский, как того требовал от них босс, следующую фразу:

– С вами все в порядке?

– Где Фэнг? – Прищурившись, через плечи своих подручных он пытался разглядеть что-нибудь в темноте. – Он должен был заботиться о моей безопасности!

– Он исчез. Вместе с вами...

Номер третий сжал кулаки, чтобы скрыть от подчиненных, как трясутся его руки. Но голос все еще срывался от страха:

– А где, мать вашу, находились вы?

* * *

Руль жалобно заскрипел Вики, нахмурившись, слегка ослабила хватку. Ей все труднее и труднее становилось сдерживать свои инстинкты вампира. Непреодолимо хотелось напиться горячей крови обезумевших от ужаса жертв!

"Как только ты войдешь во вкус, – предупреждал ее Генри, – станет все сложнее и сложнее держать себя в руках. Будь осторожна, крайне осторожна".

"Ну конечно. Совершенно с тобой согласна. Если ступишь хоть однажды на дорогу зла, она станет частью твоей судьбы. Ну и черт с этим, тоже мне Оби Ван, – передразнив Фицроя, женщина прибавила скорость и промчалась на желтый свет, не притормаживая фургон на повороте.

Она была напряжена до предела. Все это напоминало многочасовые занятия сексом без какой-либо разрядки.

– Надеюсь, Селуччи хорошо выспится к моему возвращению. Думаю, ему понадобятся все его силы!

* * *

Юань-Цзонг Чен, которого партнеры по криминальному бизнесу знали под именем Гарри, ждал в коридоре, пока один из охранников осмотрит туалет – и не потому, что так уж боялся нападения, а просто потому, что предпочитал мочиться в одиночестве. Он пропустил вперед пару человек, которые посещали туалет исключительно в сопровождении охраны.

– Все в порядке, там никого нет, мистер Чен.

Когда криминальный босс вошел в уборную, один охранник кивнул другому, стоявшему в конце холла, и занял пост у дверей. Стоя там, он беспрестанно отбивал такт огромным башмаком; этот назойливый звук; разносился по всему клубу.

Облегчившись, Гарри с удовлетворением вздохнул и подошел к ряду начищенных до блеска раковин. На блестящей поверхности одной из них были видны следы белого порошка. Чен неодобрительно покачал головой. Только слабые люди могут подпасть под власть наркотиков. Эти слабаки сделали его богатым, хотя сами не стали от этого ни сильнее, ни умнее.

Чен сунул ладони под кран и, когда из него полилась теплая вода, взглянул в собственное отражение в зеркале.

– Всегда в этих клозетах плохое освещение... – но закончить эту сентенцию не успел. Из зеркала на него взирала сама Смерть.

– Вы Гарри Чен, если я не ошибаюсь? – с безукоризненной вежливостью осведомился стоящий у него за спиной Генри, зубы которого, однако, были оскалены в не предвещавшей ничего доброго улыбке.

Чен оцепенел, прекрасно понимая, что этот светловолосый человек прекрасно знает, чью жизнь сейчас держит в своих руках. Беспомощно опустив мокрые руки, он обернулся.

33
{"b":"11441","o":1}