ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты хочешь мне что-то сказать?

– Нет.

Детектива насторожил ее тон. Что-то явно было не так. Он взял ее за руку и обнял за плечи. К его удивлению, рука женщины не казалась такой холодной, как обычно.

– Ничего не случилось?

– Если интересуешься, цела ли я и невредима, могу заверить, что со мной все в полном порядке. – "Так и есть, меня ведь никто и пальцем не тронул. Если не считать Генри". – У нас мало времени... – Вот-вот из-за гор должно показаться солнце. – Я вот что хочу тебе сказать: мафия с этим делом никак не связана. Если кто и приторговывает трансплантатами, это не они. Мы допросили с Генри всех акул теневого бизнеса. Они сами никогда этим не занимались. Даже слыхом о таком не слыхивали.

– Ты уверена, что они говорили правду?

Медленно подняв голову, Вики взглянула ему прямо в глаза.

– Абсолютно.

Она сидела в тени настольной лампы, стоявшей на столике у кровати. В глазах ее на миг появился подозрительный серебристый отблеск, но Селуччи не успел даже почувствовать притяжение ее взгляда.

– Итак, ты в этом уверена...

Майк не знал, какие ограничения существуют для блуждающих в ночи, хотя и подозревал, что подобные им существа – в чем Вики и Генри постоянно пытались его убедить – все-таки не всесильны. Однако расследования, которые провела за последние годы его подруга, убедили детектива в том, что отличать правдивые показания от ложных она в состоянии.

– Надеюсь, твои расспросы не натолкнут их на мысль о расширении сфер бизнеса? – сухо осведомился он.

– По крайней мере, не на мысль о трансплантатах.

Тон у нее был такой, что у Селуччи мурашки побежали вдоль хребта. Пожалуй, не стоит выпытывать, что на самом деле произошло между Вики и криминальными авторитетами Ванкувера.

– Что же получается? Организованная преступность к убийству отношения не имеет, информация о подпольной трансплантации не подтвердилась. Получается, что призрак Генри мог быть лишен жизни по целому ряду других причин.

– Может, и так. Но поскольку почка у него все-таки отсутствует, давай еще какое-то время посвятим рассмотрению имеющейся у нас гипотезы. А вдруг твоя журналистка была права и мистер Суонсон в этом деле действительно замешан?

– Во-первых, она не моя, ну а во-вторых, этот тип прямо-таки ангел во плоти – ни одного правового нарушения!

– Что не значит, что он не может когда-нибудь к ним приступить.

– Убийство людей ради их почек мне кажется уж слишком далеким от реальности.

Его подруга безразлично пожала плечами, но было понятно, что переубеждать ее было бесполезной тратой времени. Вики, этим страдали многие молодые полицейские, с трудом отказывалась от своих версий, даже самых абсурдных. Причем чаще всего их идеи были абсолютно безосновательны. Никаких конкретных улик или доказательств. Но свое мнение эти упрямцы отстаивали с яростью молодой львицы, охраняющей потомство. Чаще всего они, разумеется, ошибались, однако бывали и исключения. И если вдруг правда оказывалась на их стороне, то сколько потом бывало разговоров об их невероятной интуиции и сверхъестественном чутье! То, что Вики, как показывала практика, ошибалась редко, не уменьшало степени ее упрямства.

– И что ты теперь предлагаешь?

– Я думаю, нам нужно прекратить искать – кто, и попробовать разобраться – где.– Внутри у женщины все сжалось, как в ожидании удара. Еще несколько секунд – и рассветет. – Майк, мне надо бежать!

Он погладил ее по щеке и по все еще влажным волосам. Вкус краткого поцелуя, зубной пасты – единственные доказательства того, что она только что была в комнате. Часы показывали 4:15. До рассвета оставалось ровно шестьдесят секунд.

* * *

Лежа на спине в розовой спальне, торопливо подоткнув под голову, чтобы не намочить подушку, полотенце, Вики думала, почему же она не чувствует за собой никакой вины за то... Она нахмурилась, подумав о том, что даже не имеет четкого представления о том, какое количество людей убила на складе.

Все это не имело никакого значения. Ее это не волновало. Также ее не волновали как сами эти люди, так и их жизнь, и их смерть.

Но Генри...

– Значит, с насилием мы смирились, а вот секс – серьезная проблема. – Женщина вздохнула и вытерла каплю воды, стекавшую с виска к уху. – Ну и ночка, ничего не скажешь...

* * *

Четыре часа шестнадцать минут.

Восход.

Селуччи протянул руку и погасил ночник. Ему так хотелось, чтобы лето сейчас было в самом разгаре! Тогда и ночи станут длиннее. И нужно это ему не для того даже, чтобы Вики уделяла ему больше времени, – просто тогда, может быть, появится возможность вытянуть из нее правду.

* * *

– С добрым утром, доктор Муи. Вы что-то рано сегодня.

Женщина посмотрела на часы.

– Шесть сорок пять. Не так уж и рано. Анализы крови из лаборатории еще не приходили?

Кивнув, дежурная медсестра передала ей конверт.

– Пациенты чувствуют себя хорошо. Ночь прошла спокойно.

– Это меня в данный момент не интересует.

Сунув конверт под мышку, Дженнифер Муи с силой захлопнула за собой дверь ординаторской.

Проклятая стерва! Однако опытная медсестра продолжала улыбаться: а вдруг доктор обернется и взглянет на нее сквозь шторы, которые закрывали только верхнюю половину перегородки между ординаторской и холлом – одна из многочисленных попыток клиники ради комфорта пациентов сделать помещение совершенно не похожим на больницу. Сейчас, когда в сфере здравоохранения шли большие сокращения, эта работа прекрасно оплачивалась. За ту зарплату, которую ей платили в этой клинике, она, если понадобится, хоть пятки готова лизать этой мегере.

* * *

Взглянув на папоротники и развешанные по стенам холла гравюры, доктор Муи по дороге в свою приемную открыла конверт с результатами анализов.

– О нет, только не это! – Женщина не смогла сдержать разочарованного возгласа. – Глупый, гадкий мальчишка! Ну как он мог?!

Она тяжело опустилась в кресло, бланк с анализами упал на стол. Эта новость меняла в корне очень многое.

* * *

Когда зазвонил телефон, он наливал чай. Хотя в офисе он в основном пил кофе, дома все же предпочитал чай: Ребекка всегда отдавала предпочтение этому напитку и отказывалась от него, только когда они путешествовали по Штатам. "В Америке, – замечала она, – когда-то начали заваривать чай в Бостон Харбор, используя соленую воду, и с тех пор никому из них даже в голову не пришло, что его можно приготавливать как-то по-другому".

Он снял трубку, прислонил ее к уху и, буркнув: "Алло", направился к холодильнику за молоком.

– Вас беспокоит доктор Муи. Возникла проблема с донором. Повторный анализ крови показал, что он болен СПИДом.

– Вы же утверждали, что он здоров!

– Так оно и было. Возможно, узнав, что у него все в порядке, он с кем-нибудь и отпраздновал эту хорошую новость.

– Все это ужасно некстати...

Он достал молоко из холодильника и тут же прикрыл дверцу. Хоть открытая дверь холодильника обойдется ему всего в несколько пенсов, он совершенно не собирался способствовать благосостоянию компании, поставляющей ему электричество.

– Реципиент и его отец поднимутся на борт самолета меньше чем через два часа.

– Было бы гораздо хуже, если бы мы заразили этого пациента.

Наступило молчание. Каждый из них обдумывал возможные последствия операции.

– Ну хорошо, вы меня убедили. – Сделав глоток, он поставил чашку с чаем около вазы со свежими цветами. Одна из причуд Ребекки: каждый день – новый букет. – Если они еще не в самолете, я свяжусь с ними по мобильному телефону. А что же делать с донором?

– Мы же не хотим, чтобы он все разболтал...

– Выбора нет. Ладно. Только уберите его из клиники как можно быстрее.

Когда его собеседница повесила трубку, он поставил молоко обратно в холодильник и набрал номер покупателя, который помнил наизусть. Разговор, как он и предполагал, вышел крайне неприятным. Но что уж тут поделаешь, за свою долгую карьеру торговца недвижимостью, особенно на рынке Ванкувера, ему и не в такие щекотливые ситуации попадать приходилось. Хотя лично сам он уже какое-то время и не занимался продажами, определенные навыки сохранились, и ему все-таки удалось убедить своих клиентов, что все уладится. Лучшего предложения, чем у него, у них все равно не появится.

37
{"b":"11441","o":1}