ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы оказали мне услугу, инспектор, спасибо. Могу я что-либо сделать для вас?

– Может, вы согласитесь пообедать со мной?

Эта женщина была значительно ниже его, а невысокие женщины никогда не оставляли детектива равнодушным. Кстати, рост его родной бабушки едва достигал пяти футов. Но тем не менее он крайне удивился собственным словам.

"Обед? Господи, о чем это я?"

Один из пожилых китайцев пробормотал что-то на родном языке. Двое других засмеялись в ответ.

Доктор слегка сдвинула свои великолепные брови.

– Почему бы и нет?

* * *

"Джейд Гарден Пэлас" представлял собой один из тех немногочисленных ресторанчиков, которые еще не успели облюбовать вездесущие туристы. Если кто-нибудь случайно и оказался бы на этой, одной из многочисленных боковых улочек и если бы его сразу не шокировал вид слегка облупившейся штукатурки на фасаде, а также отсутствие нескольких плиток на полу сразу возле входа, то он, без сомнения, решил бы поискать другое место, увидев поцарапанные пластмассовые крышки обеденных столов. Хотя доктор и детектив пришли сюда в разгар обеденного времени, в ресторанчике сидели лишь старичок в войлочных тапках и мамаша с двумя маленькими чадами. Дети, которым на вид было не больше трех лет, сосредоточенно уплетали креветки.

– Обычно я беру поджаренный тофу с креветками и фаршированные блинчики, – произнесла доктор, как только они сели.

– Звучит заманчиво. – Селуччи поменял свой стул, у которого отсутствовала ножка, на полноценный и осторожно опустился на побитое молью сиденье грязно-серого цвета Оставалось только надеяться, что кухня здесь гораздо лучше интерьера. – Я, наверное, закажу то же, что и вы.

– Кстати, здесь подают неплохое китайское пиво.

– Я не пью.

– В самом деле? Странно. Я всегда считала, что полицейские большие любители выпить.

– Конечно, встречаются среди нас и те, кто злоупотребляют алкоголем. Но я предпочитаю другие способы снять стресс.

Официант принес большой чайник зеленого чая.

Майк завороженно смотрел на брови спутницы, похожие на крылья экзотической черной птицы.

– И каков же ваш метод, детектив?

– Я начинаю бороться с одним своим другом.

Она бросила на него удивленный взгляд.

– Извините, я, наверное, неправильно вас поняла...

– Видите ли, мы действительно ссоримся, кричим друг на друга, деремся даже иногда.

– И кто же на кого кричит, можно спросить?

Селуччи рассмеялся, с новой знакомой он начинал чувствовать себя все более и более комфортно.

– Ну, это уж как получится. – Ловко подхватив палочки, он принялся за еду. – Мне только сейчас пришло в голову, что вы ведь так и не сказали, как вас зовут.

На щеках доктора появился легкий румянец.

– Прошу прощения, я совсем забыла об этом. Меня зовут Иветта Ларош.

– Почему вы смущаетесь? В конце концов, вы ведь пошли пообедать со мной только потому, что старики в клинике предположили, что вы ни в коем случае на это не согласитесь.

– А вы что, сразу об этом догадались?

Майк пожал плечами, дожидаясь, пока официант поставит перед ними тарелки с фаршированными блинчиками и блюда с соусом из черной фасоли.

– Моей бабушке стукнуло девяносто три года. Поверьте мне, я неплохо понимаю людей этого возраста.

Доктор Ларош внимательно посмотрела на него и, деликатно прикрыв рот ладошкой, весело засмеялась.

Так и не донеся блинчик до соуса, Селуччи внезапно понял, что не в состоянии сделать ни единого вздоха. Это не было сексуальное влечение, совершенно точно, дело было не в нем, но красота этой женщины совершенно покорила его, не оставив места таким естественным действиям, как вдох и выдох. Спустя секунду он заставил себя продолжить трапезу: ему с трудом удалось прожевать кусочек и затем проглотить его. Процесс еды вскоре помог ему преодолеть охватившую его прострацию.

С точки зрения сбора информации обед можно было считать абсолютно провальным. Казалось, доктор Ларош сначала несколько удивилась, а потом почувствовала определенное облегчение, когда поняла, что детектив в их беседе не собирается поднимать никаких серьезных вопросов.

На обратном пути, истощив запас тем для непринужденной беседы, Майк обернулся к спутнице, чтобы поблагодарить за приятно проведенное время, и увидел, что та, одной рукой прикрыв глаза от солнца, другой махнула в сторону, пробормотав:

– Как вы думаете, что там происходит?

Взглянув в указанном направлении, он увидел, что у Китайского культурного центра прямо на тротуаре стоит ярко-желтый фургон, из которого разгружают какое-то осветительное оборудование.

– Напоминает цирк, когда клоуны вылезают из игрушечной машины. Слишком много суеты... – отозвался Селуччи.

В этот момент из привлекшего их внимание фургона был выгружен очередной черный ящик. Высокий худой молодой человек с длинными волосами, собранными в хвост, распутывая бесконечные провода, тянущиеся из фургона, оживленно спорил с кем-то, кто еще находился внутри машины. А еще через несколько секунд из дверей Культурного центра выскочила собственной персоной Патриция Чейни и тайфуном обрушилась на своих подчиненных.

Провода тут же начали загружать обратно, а остальное оборудование так и осталось лежать на земле.

Доктор Ларош, явно заинтригованная, спросила:

– Интересно, что она им сказала?

– Вы знакомы с мисс Чейни?

Иветта утвердительно кивнула.

– Эта особа снимала репортаж о нашей клинике два или три месяца назад. Репортаж получился неплохой. Но знаете, общение с ней немного похоже на операцию, которую проводят без обезболивания. – Доктор Ларош задумчиво посмотрела на Селуччи. – А вы откуда ее знаете? Разве вы не сказали, что всего несколько дней, как приехали в Ванкувер?

– Я не знаком с ней лично. Но видел ее интервью с мистером Суонсоном по телевизору...

– С тем Рональдом Суонсоном, который занимается недвижимостью?

Только произнеся имя бизнесмена, детектив наконец-то вспомнил, с какой целью он явился в клинику и почему пригласил доктора Ларош на обед.

– Да. Тот самый. Вы и его знаете?

– Знаю. Он не из числа моих друзей, но мы знакомы. Его компания оборудовала нашу клинику новыми компьютерами. В городе есть ряд благотворительных организаций, которые он спонсирует. Кроме того, мистер Суонсон очень много делает для Общества по трансплантации органов.

– Да, я так и понял из интервью. – И, не дав ей сменить тему, Майк добавил: – До чего только дошла наука: вырезать орган у одного и имплантировать его другому, спасая тем самым человеческую жизнь!

– Боюсь, все не так просто, как вам кажется. – Иветта Ларош нажала кнопку у пешеходного перехода, и они остановились, ожидая смены сигнала светофора Когда уже загорелся желтый, мимо них, едва не задев, промчался оранжевый грузовик годов этак семидесятых.

– А вы сами когда-нибудь делали подобные операции? – Селуччи отважно бросился с места в карьер.

– Да Бог с вами, детектив. Если бы я была хирургом, специализирующимся на трансплантации органов, стала бы я работать в захудалой клинике для малоимущих, которая кроется под пышной вывеской Центра социальной и медицинской помощи?

– Думаю, нет. Но я слышал где-то, что операции по пересадке почек считаются более легкими, чем остальные.

– Только потому, что для них легче найти донора. Сама операция от этого менее сложной не становится. Остается все тот же риск отторжения нового органа. Да и инфекции случаются. Так что летальный исход, к сожалению, бывает и в случае пересадки почек. Тут уж как повезет. – Солнце играло на роскошных иссиня-черных волосах Иветты. – Вы знаете, какой самый большой прорыв произошел в медицине в двадцатом веке?

– Докторов наконец-то убедили, что перед каждой операцией необходимо мыть руки? – не смог удержаться Майк.

Женщина рассмеялась настолько заразительно, что он и сам ухмыльнулся.

– Вот видите, я не такой уж дурак, каким могу показаться на первый взгляд.

41
{"b":"11441","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Венецианский контракт
Капкан для MI6
Три товарища
Позволь мне солгать
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
Метро 2033: Площадь Мужества
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Фаворит. Полководец
Вверх по спирали