ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Темные отражения. Немеркнущий
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Дама из сугроба
Соблазн
Шкатулка Судного дня
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
Украшение китайской бабушки
Актеры затонувшего театра
A
A

Крупный мужчина в выцветших джинсах и красной футболке вышел из дверей клиники и сел в один из тех повидавших виды спортивных автомобилей, которые, казалось, имелись в наличии у каждого второго жителя Ванкувера. Вместо того чтобы выехать за территорию, он обогнул здание и заехал на задний двор. Теперь детектив видел только правый бампер машины.

– Интересно, и что же это ты там делаешь, голубчик? Уж не прячешь ли что-нибудь в багажник? – Селуччи прищурил глаза, но лучше видно не стало. – И что же ты, хотелось бы знать, в него загружаешь? Может быть, как раз труп с одной оставшейся после пересадки почкой?

"Что за ерунда! Парень мог грузить в багажник что угодно, при чем тут убийства и трансплантаты?! Однако в жизни бывает всякое, вдруг мне сегодня повезет, и я нападу на след?"

Когда привлекший его внимание автомобиль выехал за ворота клиники, детектив вывел фургон на дорогу и нажал на газ. Все еще делая вид, что изучает карту, он пропустил вперед парня в красной футболке и продолжил движение. Дорога вела в сторону парка Сеймур.

Внезапно объект слежки свернул на проселочную дорогу, ведущую в сторону парка. Селуччи сворачивать не стал: ему совершенно не улыбалось быть обнаруженным. Проехав еще метров пятьдесят, он припарковал фургон в кустах – если парень решит повернуть обратно, скорее всего, здесь он его не сможет обнаружить – и стал ждать.

Ждать пришлось довольно долго: лишь через час с небольшим машина снова появилась на дороге и помчалась в сторону города.

– Вот и славно. Посмотрим, куда же этот тип ездил. Далеко заехать он не мог – минут тридцать-тридцать пять, и я на месте.

Майк блуждал по лесу уже около часа и начал понимать, что поиски займут у него гораздо больше времени, чем он предполагал. Детектив почувствовал себя неуютно. Ему никогда не нравились прогулки на природе. Он прекрасно ориентировался среди стекла и бетона, лес же для него всегда оставался загадкой.

Минут сорок спустя перед ним оказалась развилка, на одном из ответвлений которой отчетливо виднелись следы шин. Свежие, скорее всего, так как последний дождь шел во время обеда: пока они с Иветтой заказывали еду, небо потемнело и побрызгал небольшой, вскоре прекратившийся дождик.

Еще через несколько минут взору детектива предстало открытое пространство.

– Господи Иисусе! – охнул он. – Да здесь можно полк солдат закопать, и никто ничего не заметит!

Обычно тела, если их закапывают где-то в лесу, обнаруживают быстро, так как свежевскопанная земля мгновенно бросается в глаза. На этой же обширной поляне все было перекопано и покрыто многочисленными следами протекторов – люди, которые работали здесь, не слишком бережно относились к природным ресурсам. Следы обуви в этом месте различить при всем желании было практически невозможно.

– Прекрасно. Мне бы не помешала помощь экспертного отдела – неплохо бы провести анализ ткани, зацепившейся за деревья, а также поработать с отпечатками пальцев.

Майк удрученно покачал головой. Если он хочет хоть что-нибудь найти, придется здесь перекопать... Или, может, лучше будет...

– Ты не меня случайно ищешь?

Селуччи, обернувшись на голос, расплылся в вежливой улыбке.

– Да я всякому буду рад, кто выведет меня из этого проклятого леса!

Мужчина в красной футболке с крепким натренированным телом оказался выше детектива, что было явлением не таким уж частым. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы с уверенностью сказать: немалую часть жизни он провел в тюрьме, тренируя собственное тело, поскольку торс у него был преувеличенно мускулистый, тогда как ноги – совершенно обычные. Правда, большие карие глаза как-то не вязались с образом прожженного зэка, хотя полуавтоматический пистолет, едва не утонувший в огромной ручище, прекрасно подходил ко всему его облику. Может быть, еще не все потеряно? Надеясь, что он сможет заговорить парню зубы, Майк с наигранным удивлением воскликнул:

– Эй, а зачем пистолет?

– Ты следил за клиникой. Затем поехал за мной. Что тебе надо?

– Не понимаю, о чем это вы. Я обычный парень из Онтарио. Всего лишь хотел погулять по заповеднику, да вот заблудился. Уберите пистолет!

– Давай сюда свой бумажник.

– Ой, ну хорошо, хорошо. Что за денек! Мало того что застрял непонятно где, так меня еще и грабят! – Селуччи вытащил бумажник из заднего кармана и швырнул его под ноги атлету. Полицейское удостоверение осталось лежать в кармане. У него еще оставался шанс обмануть этого парня! – Может, вам еще и ключи от фургона отдать? Он не так уж и плох, только жрет безумно много бензина.

– Заткнись. – Мужчина в красной футболке не спускал с детектива глаз. Слегка присев, он выгреб содержимое бумажника. Тщательно проверил каждое отделение, каждую кредитную карточку – все до последней бумажки, при этом ни на секунду не забывая следить за каждым движением Майка.

И наконец из самого глубокого кармашка бумажника он вытащил фотографию.

– Уж не вместе ли с вашей бабушкой вы здесь сфотографированы, инспектор Селуччи? – торжествующе усмехнулся он.

9

Еще до того как день окончательно освободил его, Фицрой сквозь сон каждой клеточкой кожи почувствовал легкий озноб, который лишь весьма отдаленно напоминал возбуждение от любовных ласк. Перед тем как открыть глаза, он подумал, что, возможно, увидит хлопья снега, которые появляются лишь зимой во время сильной непогоды.

Призрак был тут как тут. Будто знал, что Генри уже не спит.

Нахмурившись, вампир включил лампу и сел.

На сей раз его гость был не один.

Второй призрак был немного моложе: Фицрой подумал, что ему чуть больше двадцати. В носу поблескивала сережка, с футболки без рукавов скалил зубы Веселый Роджер. Казалось, череп забавляло то, что он красуется на груди у мертвеца! С точки зрения анатомии, если так можно сформулировать, второй пришелец был вполне нормален – руки во всяком случае у него были на месте.

– Боже Всемогу... – В последнюю секунду Генри понял, что ему ни в коем случае не следовало произносить это вслух, но было уже слишком поздно.

Раздался звериный душераздирающий крик. Запрокинутые головы, искаженные мукой лица... Их вопль не был слышен человеческому уху, но смертельной тоской отдавался в душе, столько в нем было безысходности и страдания.

Сердце Фицроя забилось быстрее, почти как у смертного. Внезапно испытанная им ярость словно встала барьером и оградила от волн безысходности, которые почти уже его поглотили. Как они смеют? Как смеют эти призраки возлагать на него вину за свою смерть? Кто дал им право его шантажировать? Почему...

Где-то за пределами своего убежища он уловил слабый стон. Призраки там точно находиться не могли. Тони... Вампир дрожащими руками принялся с лихорадочной быстротой отпирать замки. Он был напуган кричащими мертвецами гораздо больше, чем мог себе в этом признаться. Воздух в комнате буквально вибрировал от воплей призраков. Генри с искаженным гневом лицом повернулся к ним, но они успели исчезнуть. Только их отчаяние все еще звучало в его сердце.

Наконец последний замок с жалобным скрипом поддался, и Фицрой рывком отворил дверь.

– Тони!

Юноша лежал навзничь на полу гостиной и, пронзительно всхлипывая, бился в судорожных конвульсиях, повторявших ритм только что затихших криков.

– Тише, тише. Все закончилось, Тони. – Вампир бросился к нему, обхватил за плечи и прижал к себе. – Послушай меня. Все закончилось!

Он осторожно повернул голову парня так, чтобы видеть его лицо. Безумное выражение застыло в глазах, неестественно искривило губы. Неизвестно, чем Тони был напуган и что он вообще успел увидеть до того, как силы покинули его и он опустился на пол. А если его юный друг лишился рассудка?

– С тобой все в порядке. Я с тобой.

– Г-генри?

– Да, это я, не волнуйся, Тони. – Фицрой еще крепче притянул его к себе.

– Было так темно...

Вампир щекой прижался к его взмокшим от пота волосам.

43
{"b":"11441","o":1}