ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Полагаю, ты говоришь о своей жизни в целом, а не о настоящем моменте?

– В каком смысле? О Боже! Вы совсем не следите за дорогой! – Последнюю фразу Тони выкрикнул, в ужасе вцепившись в сиденье и испуганно провожая взглядом едва не раздавившую их махину. – Генри! Осторожно! Там же грузовики!

Фицрой молча выровнял машину.

– Я вижу.

– Послушайте, если эта тема вам неприятна, зачем ее вообще обсуждать?

Сделал ли он это специально? Генри так не думал: он просто увидел просвет на дороге и попытался в него вклиниться. Но не лукавит ли он перед самим собой? Так или иначе, момент для откровенного разговора был упущен.

Как это бывает обычно в крупных городах, вокруг Ванкувера притулилось немало районов, в которых проживала беднота. К востоку от Гастауна располагалась территория, о которой частенько писали газеты, описывая нищету ее жителей или сообщая о том или ином случившемся там преступлении. Теоретически различные благотворительные организации заботились о жителях этого района, действительность же была куда более печальной.

Граница между домами имущих и неимущих была удивительно четкой. Миновав ее, Фицрой ехал вдоль заброшенных каменных построек – когда-то здесь располагались филиалы семи самых привилегированных банков Ванкувера Ныне здесь теснились несколько полуразвалившихся гостиниц и доходных домов. Когда-то, в сороковых – пятидесятых годах, это был центр города, главная артерия его деловой жизни. Но времена меняются. Центр передвинулся к западу, и некогда роскошные особняки обветшали и понемногу разваливались.

Когда они ехали вниз по Кордова-стрит, на их пути то тут, то там встречались бары и забегаловки. Тони заметил озабоченное выражение лица вампира и недовольно нахмурился.

– Из-за чего вы волнуетесь? Вам здесь опасаться нечего.

– Честно говоря, – сухо уронил Генри, – больше всего меня сейчас волнует, где припарковаться.

– У вас ведь "БМВ", – хмыкнул юноша. – Таких машин здесь не так уж и много.

Вдруг прямо перед их носом на дорогу выскочил небритый мужчина в пижаме и ботинках на босу ногу. Он не обратил на них ни малейшего внимания, даже головы не повернул на скрежет тормозов. Не спеша и слегка пошатываясь, перешел через дорогу и исчез в ближайшем переулке.

– Еще полметра, и я бы сбил этого сумасшедшего! – пробормотал вампир, снова ставя ногу на педаль газа.

– Сомневаюсь, что он заметил бы это.

Чем ближе они подъезжали к Молодежному центру, тем оживленнее становилось на улицах. Каких только колоритных личностей здесь не было: рэперы и панки с вызывающими ирокезами, бродяги в разномастной одежде от Красного Креста, древние старцы непонятной национальности.

– Не стоит запирать ее, Тони, – посоветовал Фицрой, когда юноша попытался закрыть машину.

– Вы что, с ума сошли?!

– Лучше уж пусть воры беспрепятственно откроют двери, чем всмятку разнесут лобовое стекло. Так хлопотно будет потом его менять! Все равно я окажусь рядом, не успеют они даже ключ зажигания повернуть. Вампира не так-то легко лишить его собственности! – И добавил, взглянув на здание Молодежною центра: – Неужели здесь действительно кто-то живет?

– Вы, кажется, не в курсе, что Ванкувер – очень дорогой город, – хрипло произнес Тони, заставляя себя расправить плечи, чтобы не принять осанку, характерную для завсегдатаев этого места. – А как, по-вашему, живут люди, существующие на государственное пособие?

За свою многовековую жизнь Генри Фицрой насмотрелся всякого. И этот район был далеко не самым непривлекательным местом, которое ему пришлось посетить. Но ведь и на дворе был не пятнадцатый век! Он никогда не охотился ни здесь, ни по соседству – в отличие от большинства четвероногих хищников, он предпочитал не насыщаться от больных или увечных.

На тротуаре прямо перед дверью Центра лежал мертвецки пьяный бродяга. От него за версту разило алкоголем, мочой и давно не мытым телом.

Каково же было их удивление, когда они наконец вошли в здание. Внутри царила безукоризненная чистота. После грязных, загаженных улиц надраенный пол и свежий пластик мебели, в которые можно было смотреться, как в зеркало, поражал воображение.

У Тони даже голова закружилась.

– Эй, что это с тобой? – встревоженно спросил вампир, кладя ему руку на плечо.

– Ничего страшного. Просто кое-что вспомнилось. – Он резким движением высвободился из-под руки Генри, пытаясь доказать самому себе, что в любую минуту может освободиться и из-под влияния своего старшего друга. – Пойдемте. Надо разыскать кого-нибудь из персонала.

– Вот кто нам нужен. – Фицрой кивнул в сторону высокого мужчины средних лет с редкими седеющими волосами.

– А что вы ему скажете?

– Сильные мира сего узнают друг друга с одного взгляда!

– Ну, вы и скажете! – протянул Тони, следуя за приятелем.

Ему было не по себе. Воспоминания о прежней голодной, бездомной жизни лишали уверенности в себе. Казалось, последние два года, проведенные вдали от нищеты, были всего лишь сном, который вот-вот развеется как дым. Он никак не мог отделаться от этого ощущения. Может быть, этот мир больше его мир, чем тот, в котором он без особых забот живет в настоящее время?

Генри обернулся и поймал взгляд юноши, который тот не успел отвести.

– Ты уже не принадлежишь этому миру, Тони.

– Почему вы решили?..

– Страх имеет свой запах.

– Что?! – Парень так и застыл на месте. – Вы чувствуете запах моего страха? Как только вернусь домой, поменяю рубашку! – тяжело вздохнул он, увидев кивок вампира.

После продолжавшейся несколько секунд паузы Тони произнес:

– Вообще-то я вам очень благодарен.

И Фицрой даже не спросил, за что именно.

Человека, к которому они обратились, звали доктор Тэйт. По социальному статусу он, разумеется, стоял значительно выше своих пациентов, однако длительное общение с обездоленными не могло не наложить на него свой отпечаток. Видно было, что доктор искренне сочувствует посетителям Центра и всеми силами пытается им помочь. Кроме того, в его глазах можно было прочесть страх, весьма характерный для обитателей улиц. Казалось, взгляд доктора говорил: "Я не один из них", причем под "ними" подразумевались люди, которые на каждом углу твердили о том, что необходимо сделать для обездоленных, но сами для этого и пальцем не шевельнули.

– Да, возможно, я их и знаю, – сказал доктор Тэйт, выслушав описание двух молодых людей, которых Тони видел из окна видеомагазина. – А почему вы их ищете? – спросил он, с подозрением переводя взгляд с юноши на Генри. – У них что, какие-то неприятности?

– У одного из них, если быть точным. Просто мы подумали, что его приятель сможет нам помочь.

– А что с ним стряслось?

– Нечто ужасное, – произнес Фицрой, пристально глядя в глаза доктора. Ему совершенно не улыбалось проторчать здесь всю ночь, отвечая на расспросы человека, чьи подозрения, по правде говоря, вполне оправданные, досадно тормозили их расследование. – Мне нужно знать имена и адреса этих ребят.

– Их зовут Кении и Даг, – с неохотой, подчиняясь принуждению, отозвался Тэйт, – но адресов их я не знаю.

– А кто из них кто?

– А кого вы, собственно, разыскиваете?

– Белого парня.

– Тогда это Даг. Где Кении, я действительно не знаю. – Губы доктора слегка скривились. – Поспрашивайте, может, кто и знает об этом. Здесь сейчас много народу, так что, валяйте, обращайтесь к кому хотите. Только вряд ли вам что-либо скажут. Здесь никто никому не доверяет. И с какой, собственно, стати?

Генри, кивнув, отпустил его.

Когда Тони двинулся вслед за ним, Тэйт толстыми короткими пальцами крепко схватил его за руку.

– А ты, голубчик, не спеши так.

Вампир мгновенно обернулся, его глаза угрожающе сузились, но Тони спокойно помахал другу рукой. Что бы ни происходило, здесь ему никакая опасность не грозит.

Прежде чем начать разговор, доктор Тэйт дождался, пока Фицрой не завел разговор с девицами, сидящими за одним из столиков.

47
{"b":"11441","o":1}