ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А что это за программа?

– На северной окраине Ванкувера мистером Суонсоном основана клиника для безнадежных больных. В ней содержатся пациенты на последней стадии почечной недостаточности – те, кто стоят в очереди на трансплантаты. Это своего рода памятник его покойной супруге.

– У мистера Суонсона умерла жена?

– Да, она тоже стояла в очереди на донорские органы, но ей так ничего и не успели подобрать.

Вики секунду помолчала. Эта информация ее немало удивила.

– А вы рассказывали об этом Селуччи?

– Нет. Однако он почему-то интересовался, не занимаюсь ли я операциями по пересадке органов.

– А вы этим занимаетесь, доктор?

– Мисс Нельсон, как вы думаете, я стала бы работать в этой клинике, если бы могла заниматься трансплантацией? – воскликнула доктор Ларош. – Странно, но детектив тоже спрашивал меня об этом. Может, я и попаду пальцем в небо, но... Не касается ли ваше расследование найденного в заливе тела юноши с отсеченными кистями рук и удаленной хирургическим путем почкой?

– Я не имею права разглашать подробности следствия.

– Ну нет – так нет. Просто я хочу вам сказать: Рональд Суонсон здесь ни при чем. Этот человек ежемесячно жертвует огромные суммы на благотворительность. У нас в клинике его вообще считают едва ли не святым. Как он может быть преступником? Вы напали на ложный след, детектив.

– Не так-то много миллионеров сколотили состояние на продаже недвижимости, – сухо произнесла Вики.

– Давайте не будем спорить, мисс Нельсон. Все равно каждый останется при своем мнении. Просто я подумала, что, может, вам стоит расспросить персонал в клинике "Надежда". Вдруг инспектор отправился именно туда?

– Насколько я помню, вы сами ничего ему про эту клинику не рассказывали. Почему вы считаете, что он мог отправиться именно туда?

– Он же все-таки детектив, мисс Нельсон! – Всем своим тоном доктор Ларош подчеркнула, что детективом считает только своего нового знакомого. – Эта клиника – связующее звено между мистером Суонсоном и трансплантацией органов. Догадаться совсем не трудно!

Вики сквозь зубы поблагодарила собеседницу за звонок, после чего кратко пересказала остальным беседу с доктором.

– Итак, кто пойдет со мной на разведку в эту таинственную клинику?

Генри неодобрительно покачал головой.

– Как-то уж все слишком гладко выходит. По-моему, ты выдаешь желаемое за действительное. Притягиваешь факты за уши.

– Да неужели? А мне-то казалось, что я обдумываю дальнейший ход нашего расследования. – Ее глаза зловеще засеребрились. – Ну, как хочешь. Я, во всяком случае, иду в эту самую "Надежду". Попытаюсь выяснить, насколько долго в действительности пациенты ожидают там пересадки почек. И если удастся вытрясти из кого-нибудь признание, я все там разнесу на куски.

– Ты предлагаешь нам поехать туда всем вместе? – Тони растерянно перевел взгляд с Фицроя на Вики. – В одной машине? Вы уверены, что способны на такое?

– Хороший вопрос, – заметил вампир. – Ты как считаешь, Вики?

– Да уж как-нибудь! – огрызнулась она. – Речь идет о спасении Майка. В данный момент территориальные проблемы заботят меня меньше всего. И если какие-нибудь разборки и произойдут, так не сейчас.

– Ну нет. – Тони на секунду прикрыл глаза и тяжело вздохнул. Следующие слова он произнес скорее себе, чем своим собеседникам: – Сказать легче, чем выполнить. А на сегодня с меня хватит. – Еще раз вздохнув, он выбрался из машины и, повернувшись, пристально посмотрел на Генри. – Я принял решение! Я, э-э... пойду домой. И если Селуччи объявится, я сразу же вам позвоню.

Повисло неловкое молчание.

– Ты уверен, что так будет лучше? – наконец спросил Фицрой.

– Совершенно уверен. – Парень чувствовал себя как уж на раскаленной сковородке. Очень хотелось просто сбежать, не говоря ни слова. – Победа, ты уж извини... Я просто больше так не могу.

Вики также издала тяжелый вздох. Когда она заговорила, ее голос был ласковым и спокойным, он никогда не звучал так с того момента, как она стала вампиром.

– Я тебя прекрасно понимаю. Не нужно оправдываться, ты поступаешь правильно. Ты же не виноват, что нам никак не научиться вести себя как нормальные цивилизованные люди. – Женщина обошла вокруг машины и положила руки на плечи Тони. – Ты уверен, что с тобой будет все в порядке, если мы оставим тебя здесь? Может быть, лучше подкинуть тебя до дома?

Парень слегка дотронулся до ее запястий, и она опустила руки.

– Вы должны как можно быстрее отыскать Майка.

– Я не променяю твою жизнь на его!

Тони быстро отвернулся; непрошеные слезы навернулись на глаза, когда он понял, что Победа говорит правду. Только теперь он понял, как сильно устал. Протерев глаза, он произнес:

– Не волнуйтесь. Я возьму такси у какой-нибудь кафешки в Чайнатауне и быстро доберусь до дома.

– Денег тебе хватит?

– Ну, это уже слишком! – Уши парня заалели, и он отскочил к тротуару. – Вы вообще когда-нибудь уедете отсюда или как?!

Они оставили окна открытыми, подставляя лица теплому ночному ветерку. На первое время сойдет. Но мальчишка был прав: надолго ли их хватит?

– Ты думаешь, Селуччи действительно в этой клинике? – спросил Генри, когда они промчались в сторону моста мимо шатающегося, хотя и идущего довольно-таки быстро пьянчужки.

знаю, что он пошел туда Я ведь примерно представляю себе ход его рассуждений. В полиции не верят в случайности. Каждую, даже маловероятную версию, принято отрабатывать. А раз уж имя Рональда Суонсона постоянно фигурирует в этом деле, Майк наверняка решил разнюхать о нем все... Так же, как и о программе «Надежда»".

– Думаешь, с ним что-нибудь случилось?

Когда только она начинала об этом думать, у нее появлялось такое ощущение, будто по ее хребту прошлись железным прутом.

– Я совершенно уверена в этом!

10

– Здесь даже машину спрятать негде!

– Да и не прячь. Припаркуйся вон на стоянке, и дело с концом.

– Вики, сейчас уже больше часа ночи, – произнес Генри. Они уже проехали указатель клиники "Надежда", повернули в сторону ворот и оказались на длинной аллее. – Хотя обычно я и сам предпочитаю не скрываться, но неужели ты думаешь, столь поздний визит не вызовет подозрений? Хотя бы у ночной сиделки?

– И что ты предлагаешь?

– Может, ты хочешь зайти внутрь и напрямую спросить, к какой из коек они привязали пленника?

– А почему бы и нет? – В ее голосе было мало человеческого, не было ничего ни от офицера полиции, ни от частного сыщика. Фицрой с трудом взял себя в руки, когда его подруга продолжила: – Ты прекрасно знаешь, что они не смогут мне солгать. Если Майк действительно здесь, я об этом узнаю. Не сомневайся.

– Ну хорошо. А если его в этой больнице нет?

Блеск ее белоснежных зубов ничего хорошего не сулил.

– Тогда я найду этого бугая с большими собачьими глазами и хорошенько с ним потолкую!

Атмосфера в машине накалялась. Он чувствовал, что подругу переполняет злость, уже почти готовая выплеснуться наружу. Подивившийся тому пониманию, что возникло между ними, когда они покинули клинику, вампир теперь осознал, что в машине к ним присоединилось третье действующее лицо: агрессия. Да и ему самому становилось все труднее следовать условиям установленного между ними перемирия. Хоть теперь Генри и пытался убедить себя, что их сегодняшние отношения повторяют те, что сложились в течение того года, когда они находились в роли родителя – ребенка, учителя – ученика, это не особенно ему помогало. Если они и в клинике "Надежда" потерпят неудачу и не дадут выхода своей жажде крови, то перегрызут друг другу глотки прежде, чем он успеет завести машину.

Фицрой еще не успел затормозить, а женщина уже выскочила из машины. С наслаждением вдохнула ночной воздух – чистый воздух, не отравленный запахом другого! Если до того дойдет, подумала она, перебрасывая сумку через плечо, лучше уж она пойдет обратно пешком, чем позволит Генри отвезти ее. Он так осторожничает, что просто противно. Останавливается даже на желтый свет. И всегда тормозит на поворотах. Это были самые ужасные пятьдесят минут в ее жизни. Вики с огромным трудом удалось сдержаться и не вышвырнуть вампира из машины. Так хотелось взяться за руль самой! Когда они вернутся в Торонто, надо позаботиться о том, чтобы вернуть свои водительские права.

51
{"b":"11441","o":1}