ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сжав губы, женщина направилась к зданию клиники.

– Вики, послушай моего совета: лучше не привлечь к себе никакого внимания, чем произвести дурное впечатление.

– Господи, Генри. Ну ты и зануда. Говоришь ну прямо как Джеки Чан.

– У меня есть некоторый опыт в такого рода делах... – спокойно сказал Фицрой, запирая машину.

– Знаю-знаю. За четыре-то с половиной столетия! Интересно, как тебе удалось за все это время так и не научиться сносно рулить? Ползешь, как черепаха! – отрезала Вики, потянув на себя тяжелую деревянную дверь клиники.

Смесь запахов почти оглушила ее: это был и аромат роз в большой стеклянной вазе, и искусственный запах освежителя, имитирующего воздух побережья, но все эти ароматы забивал столь привычный для всех больниц запах хлорки.

В здании ощущалось присутствие по крайней мере десяти живых существ. И пахло от них одинаково, независимо от того, спали они собственным глубоким сном или же под действием снотворного, – Вики еще не научилась ощущать разницу между этими двумя запахами. Прислушавшись к биению сердец, она отчетливо уловила знакомый до боли ритм. Селуччи! Но женщина не была уверена в собственных ощущениях. Безошибочно определить это она могла бы лишь в том случае, если бы знала точно, что он в клинике.

"Может быть, мне кажется, что он здесь, только потому, что я ужасно этого хочу? Возможно, если бы я не была прошлой ночью с Генри, я бы лучше теперь могла почувствовать Майка? Боже, Вики, ну как можно быть такой идиоткой..."

Она попыталась все-таки немного успокоиться.

Помимо разнообразных запахов клиника была наполнена отчаянием. Отчаянием без капли надежды, несмотря на название, отметила про себя Вики, когда поняла, что ей сложно сфокусировать внимание. Но поскольку от ее действий зависела жизнь Селуччи, а возможно и Генри, она решила не поддаваться панике.

Единственное не спящее существо во всей клинике – дежурная медсестра, сидевшая за стойкой, – окинула их удивленным взглядом.

– Разве я не говорил, – пробормотал себе под нос Фицрой, – что нас моментально заметят?

– Ну и прекрасно, – возможно с большим воодушевлением, чем было необходимо в данный момент, произнесла Вики.

Она была не в состоянии покраснеть, поэтому в подобных ситуациях начинала усиленно моргать. С незапамятных времен женщины в медицинских халатах заставляли ее чувствовать себя не в своей тарелке. Возможно, потому, что у них был очень уж деловой вид. Или же так на нее действовала белого цвета униформа. Точно сказать было трудно, но не подлежало сомнению, что властительницей ночи она себя на какой-то момент ощущать перестала. Тем не менее, преодолев расстояние приемной, Вики подошла к скупо освещенной стойке.

– Чем могу вам помочь?

За вежливым вопросом медсестры чувствовалась угроза. По всему было видно, что единственное, чем она могла им помочь, – это указать на выход.

– Я ищу своего друга.

– Здесь нет отделения неотложной помощи, это частная клиника.

– Он должен был поступить сюда днем.

– Вы ошибаетесь: новых пациентов сегодня не было.

– Может, лучше я поговорю с ней? – тихо спросил Генри.

Вампир с трудом скрывал удивление. Что происходит с Вики? Откуда такая неуверенность? Ведь его подруга не раз стояла перед собеседниками куда более опасными, причем случалось и так, что были они не простыми смертными, а куда более грозными и могущественными существами – демонами, оборотнями, ожившими древними мумиями...

Она что-то буркнула в ответ, перехватила взгляд медсестры и для собственного успокоения задала заранее приготовленный вопрос:

– А кроме вас здесь больше никого нет?

Женщина в белом халате была не в силах отвести взгляд от проникавших в самую ее душу страшных, нечеловеческих, почему-то внезапно засеребрившихся глаз.

– Только санитар, и все, – с трудом двигая губами, ответила она.

– Где он?

– Спит в комнате для отдыха, – деревянным голосом доложила медсестра. – Иногда он остается на ночь. На случай, если возникнут какие-то проблемы...

– Проблемы с чем? – Вики всем телом навалилась на стойку. – Проблемы с донорами, которые продают вам свои органы?

Медсестра попыталась было возмущенно запротестовать, но из завораживающей глубины серебристых глаз собеседницы, в которых отражалось каждое ее движение, вынырнуть оказалась не в силах.

– Я не понимаю, о чем вы говорите!

Кто бы мог подумать! Вики даже дар речи на мгновение потеряла. До сих пор никто не был в состоянии оказать сопротивление ее воле. Значит, нет смысла скрывать от этой смертной свое истинное лицо.

– Вы в последнее время не замечали в клинике ничего странного? Как оформляются истории болезни? Какие помещения держат закрытыми?

Медсестра дышала тяжело, с хрипом, но тем не менее она нашла в себе силы покачать головой:

– Кто бы вы ни были, меня вам не запугать. Знаете, чем можно меня запугать? Только угрозой потерять эту работу. Потому что у меня двое детей и муж, который без работы уже целых полгода И ничем больше. Я ничего не скажу!

– Если ты умрешь, – прорычала Вики, с трудом сдерживая рвущийся на свободу голод, – тогда уж точно не сможешь работать и содержать свою семью.

– Возможно, вы и несете смерть другим, скорее всего, так и есть... – Слова давались медсестре с трудом, пот градом катился по лицу. Страх все-таки взял над ней верх. – Да, я это вижу, – продолжила она, едва ворочая языком, – но кто бы вы ни были, меня вы не убьете!

– А ведь она права, – мягко заметил вампир, восхищенный силой духа этой женщины в белом халате, которая дала ей возможность бороться со смертельным страхом. – Она уверена, что ты не отнимешь ее жизнь без основательных к тому причин. Тебя просто провоцируют!

Вики чувствовала себя определенно не в своей тарелке: ее ощущения балансировали на грани между злостью и смущением.

– Это ни о чем не говорит! Я не становлюсь от этого слабее. – И она погрозила Генри сжатым кулаком.

Удивившись еще более, но решив не подавать вида, Фицрой шагнул вперед.

– Я ни в коем случае не хотел тебя обидеть. Просто отдал должное потрясающей стойкости этой дамы. Может, позволишь мне...

– Нет!

Эта смертная принадлежала ей. И ей наплевать сейчас на Генри. Прищурившись, Вики пробормотала:

– Наверное, чертовски выгодная работа, если ты больше смерти боишься ее потерять!

– Да... в общем.

– В общем. – Вики холодно улыбнулась. – За ту зарплату, которую здесь платят, я бы тоже согласилась не замечать кое-какие странные обстоятельства.

– Послушайте! В мои обязанности входит уход за пациентами, и только! А я это делаю очень хорошо. Что бы ни происходило за моей спиной, меня это не касается!

– Ну разумеется. Что ж, мы славно поболтали. А теперь вы забудете, что когда-нибудь видели нас.

Губы женщины растянулись в улыбке.

– Все было просто замечательно.

* * *

– Майк здесь!

Перед ними была железная дверь, на которой висела табличка: "Котельная".

– Уверена?

Вики бросила на вампира презрительный взгляд и, открыв сумку, стала рыться в ней в поисках отмычки.

– Послушай, Вики. По моим ощущениям в клинике сейчас около десятка людей. Судя по пульсу, большинство из них находятся под действием сильных успокоительных. В таком состоянии они и на людей-то мало похожи. Почему ты так уверена, что Селуччи среди них?

– Я всяко знаю его лучше, чем ты, – процедила она, доставая две самые крупные отмычки.

– Понимаю. И ты очень хочешь его найти. По какой причине можешь выдавать желаемое за действительность. Не мне тебе об этом напоминать, но мы ведь даже не знаем, приходил он сюда или нет! Да и из медсестры ничего толком вытянуть не удалось. Возможно, мы даром теряем здесь время.

– Никогда нельзя сказать наверняка, пока сам не удостоверишься.

Наконец замок поддался. Дверь отворилась, и они оказались в небольшом холле. Впереди был короткий коридор, заканчивающийся двумя одинаковыми дверями. За одной из них находилась котельная.

52
{"b":"11441","o":1}