ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Сейчас не время для действий. Надо сделать паузу и хорошенько все обдумать. Предположим, ты проникнешь в дом Суонсона и выбьешь из него чистосердечное признание. И что? Это ничего не даст. У нас нет улик, которые можно было бы представить в суде. Одни подозрения! Нужно провести серьезное расследование, только так мы сможем окончательно покончить с этим делом.

– А я чем, по-твоему, занимаюсь? Просто бесцельно болтаюсь где-то по ночам?

"Одиннадцать трупов на складе в Ричмонде. Если бы она болталась без каких-либо целей, все могло бы быть не так уж и плохо".

– Чаще всего да. Если ты будешь действовать в этом направлении, мы потеряем даже ту возможность, которой пока обладаем.

– А если я добуду признание Суонсона, у нас как: раз и окажется достаточно возможностей, чтобы с ним справиться.

– Нет.

Вики поняла, что спорить дальше нет смысла. Серебряные искорки в ее глазах угасли.

– Что значит "нет"?

– Если Суонсон умрет – то есть я хочу сказать, если ты его убьешь, я больше не смогу игнорировать твои действия.

Вики медленно высвободила свою руку и дотронулась до того места, где только что была его ладонь. Не сможет игнорировать. Именно так говорят, когда собираются... попрощаться.

– Майк...

– Да я уже почти сорок лет Майк. Ты должна наконец понять, Вики! – Селуччи обнял ее за плечи и слегка потряс: ему очень хотелось, чтобы подруга наконец его услышала. – Всему есть предел.

Один удар сердца. Второй.

– Майк, я не люблю, когда мне ставят ультиматумы.

– А я не выношу убийц!

Улыбнувшись краем рта, Вики протянула руку и погладила его по волосам.

– Тебе не кажется, что в близких отношениях одной из сторон так или иначе приходится идти на компромисс?

Женщину слегка удивило чувство облегчения, которое Селуччи явно испытал при этих ее словах. А чего же еще он ждал? Она положила ему руку на грудь, порадовавшись, что, благодарение Господу, тоны сердца стали наполненными и ровными.

– Ну хорошо, чего ты от меня в таком случае хочешь?

– Хочу, чтобы вы ушли и оставили меня здесь.

– Даже и не думай об этом. Так просто ты от меня не отделаешься!

– Черт побери, Вики! Ты хоть слушала, о чем я говорил? Это наш единственный шанс! Вы должны оставить меня точно в таком положении, как и нашли. – Он немного помолчал. – Конечно, без успокоительного можно и обойтись, но остальное... – Вики даже не улыбнулась, и детектив продолжил: – Вы вернетесь домой и позвоните в полицию. Скажете, что, когда остановились посмотреть карту дорог, случайно увидели, как высокий мужчина в красной футболке тащит какого-то человека в подвал клиники «Надежда». Они приедут и найдут меня здесь...

– Нет, Майк. Это же потайная комната! Даже медсестра не уверена в ее существовании и уж точно не знает, где она находится. Полиция ее просто не найдет!

– Ладно, здесь ты, может быть, и права. Тогда скажете, что навещали больного друга и случайно увидели парня в красной футболке, тащившего тело. А потом ошиблись дверью и вместо палаты друга попали сюда. Этот тип хотел вас задержать, но вам удалось скрыться. Через пару часов решились позвонить в полицию.

– Можно задать тебе один вопрос?

Селуччи не понравился тон подруги. Уж больно он был ироничный.

– Слушаю.

– Ты ведь сам полицейский. Оцени ситуацию как один из них. Ты сам поверил бы в такую невероятную историю?

– Без разницы, поверят они в нее или нет. Главное, чтобы полиция приехала сюда и все проверила.

– Думаю, я смогу сочинить историю, в которую поверят полицейские, – послышался спокойный голос.

Майк ухмыльнулся, заметив свирепый взгляд, брошенный Вики на Фицроя.

– Я и забыла, что это по твоей части, писатель. Тебе лучше не вмешиваться.

– Позволь напомнить тебе, что ты, между прочим, работаешь на меня. Мне кажется, детектив совершенно прав. Если мы увезем его, преступники поймут, что их обнаружили, и залягут на дно.

– Ты готов оставить здесь Майка на произвол судьбы? – выдавила Вики, страшным усилием воли удержавшись от того, чтобы не лязгнуть зубами.

Казалось, еще одно слово, и она вцепится вампиру в горло; с ее точки зрения это был единственный способ защитить Селуччи.

Тот устало вздохнул.

– Вики, успокойся. Что бы они ни собирались со мной сделать, до утра мне ничего не угрожает.

– Откуда ты знаешь?

– Я подслушал разговор этих подонков, когда они беседовали в коридоре перед тем, как вколоть мне наркотик.

– Каких подонков?

– Да того парня, который меня сюда притащил.

– С глазами пса?

– Не знаю, мне не так уж часто приходилось разглядывать собачьи глаза. Он говорил с какой-то женщиной, медсестрой, наверное, а может, врачом. Я совершенно уверен, что именно она сделала мне укол, хотя они и бросили мне на лицо подушку перед тем, как эта дамочка вошла в комнату. В общем, это не имеет никакого значения. – Он попытался переменить положение на более удобное; голова просто раскалывалась от боли. – Ваша задача – убедить полицейских приехать сюда, пока не наступило утро. А я покажу им место, где на меня напали, и еще подкину им кое-какую информацию для размышления.

– Какую информацию?

– Да я обнаружил место, где не то что несколько трупов, а целую армию можно закопать, и никто ничего не заметит! – Его тон несколько смягчился. – Даю слово, до утра здесь со мной ничего не случится. А ваша задача – рассказать обо всем так красочно, чтобы полицейские не только захотели, но и сумели меня найти. В остальном положитесь на меня.

– Кстати, а почему бы нам не отвезти тебя в полицию и не предоставить тебе возможность самому им все рассказать?

– А как, по-твоему, я смог освободиться?

– Я что, по-твоему, каждую деталь должна продумывать? – возмущенно воскликнула Вики.

– Эту ты, во всяком случае, вниманием обошла. Нам следует обставить дело так, чтобы на все их вопросы отвечал я. Полиции ни к чему знать о том, что вы с Генри принимаете участие в этом деле.

Утверждения, доказательства – с этим поспорить трудно. Вики в поисках поддержки посмотрела на Генри. Напрасно! Вампир явно поддерживал Селуччи. И, что было хуже всего, в глубине души она понимала, что Майк прав. В глубине души. Но им об этом знать не следует.

– Ты до сих пор находишься под действием наркотиков. Не самое лучшее состояние для принятия решений!

– Ты права только отчасти: конечностями своими я, конечно, владею не лучшим образом, в голове бьют колокола, но мыслительные процессы у меня в полном порядке.

– Хорошо, если не врешь. – Обреченно вздохнув, она провела кончиками ногтей по руке Селуччи. – Но мне эта затея все равно не нравится.

– Прекрати! – Он удержал ее за руку. – И вам уже пора возвращаться. Восход сегодня в четырнадцать минут пятого, сделать вы все равно уже ничего больше не успеете. Оставьте это дело полиции.

– Призраки требуют от Генри мести за свою смерть...

– Вот пусть он и позвонит в участок. Говорю тебе: это единственный способ выяснить, кто заварил всю эту кашу.

– Если кто-нибудь причинит тебе вред, – она зловеще оскалилась, – я за себя не ручаюсь!

– Это твое право. – Детектив очень надеялся, что с ним и на самом деле все будет в порядке. Уж очень не понравился ему серебристый блеск глаз подруги. – Еще раз повторю: выбора у нас нет. Так что привяжи меня как следует к койке, и через пару часов со всем этим будет покончено.

"Если Суонсон умрет, если ты его убьешь, я не смогу больше игнорировать твои действия. Всему есть предел".

Эти слова до сих пор звучали в ушах Вики.

Если она унесет Селуччи из клиники, он ей этого никогда не простит, и тогда они уж точно расстанутся. А если оставит его здесь и Генри немедленно позвонит в полицию... что плохого может произойти?

Несмотря на то что в комнате ощущался запах другой женщины, ради Селуччи она надеялась, что это запах медсестры, которая делала ему укол. Она еще раз взглянула на Майка. Он выглядел таким беспомощным! И таким соблазнительным... Вики лукаво улыбнулась свои мыслям.

54
{"b":"11441","o":1}