ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вики, я, конечно, не принадлежу к Армии спасения... Но для нас для всех будет лучше, если мы будем действовать в рамках закона.

– В рамках закона, – снова повторила Вики. Встряхнув волосами, она облокотилась о капот машины. – Разумеется. Ступай и постарайся сделать все наилучшим образом.

Генри не сомневался, что он в состоянии сочинить правдоподобную историю, в которую полиция непременно должна поверить. Однако ему вовсе не обязательно упражняться в собственном красноречии. В подавляющем большинстве случаев было все равно, что он говорит, поскольку воля вампиров являлась непререкаемой для смертных.

– Добрый вечер. Не уделите ли вы мне несколько минут?

Полицейские совершенно не были расположены привлекать к себе внимание, но сержант на переднем сиденье поставил чашку с кофе и заученным тоном проговорил:

– Разумеется, сэр.

Когда его напарница, сидевшая рядом, обернулась выяснить, что же, черт возьми, происходит с ее напарником, она внезапно осознала, что ведет себя так же, как и он.

Незаконный сын Генриха VIII, герцог Ричмонда и Сомерсета, демонстрируя максимальное уважение к собеседникам, склонил голову и произнес:

– Я располагаю информацией, которая может вас заинтересовать.

Его сиятельный родитель несомненно пришел бы в восхищение от столь изысканных манер.

* * *

Когда Генри вошел в квартиру, Тони проснулся и, протерев глаза, привстал на диване.

– Какие новости? Нашли Майка?

– Да.

– Вики, должно быть, вне себя от счастья?

– Не думаю.

– Вы что, подрались все-таки по дороге в клинику?

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– Ради Бога, оставьте, когда общаетесь со мной, эти ваши королевские замашки. Я сейчас совсем не в том настроении. Если вы не расправились с Победой на пути в клинику и если вам удалось разыскать Селуччи, тогда почему она не испытывает полное, всепоглощающее счастье?

– Потому что мы оставили его в клинике.

– Что?!

– Это была полностью его идея. Майк Селуччи посчитал, что, если мы спасем его, это вспугнет тех, кто занимается продажей трансплантатов. Он велел нам сообщить в полицию, чтобы они сами разобрались со всем этим, пока доказательства налицо.

– Да, но... ведь у него должны как минимум почку вырезать, чтобы копы могли связать его похищение с телом в гавани!

– Детектив сказал нам, что обнаружил место, где эти деятели закапывают тела доноров.

– И Победа вот так взяла и позволила ему остаться?

– Ну, не сразу, конечно. Пришлось воззвать к ее рассудку и все такое... – Он посмотрел на часы. – У тебя что, завтра выходной? Обычно ты уже спишь в это время.

– Я ждал вашего прихода, хотел узнать, как там Селуччи. Сегодня я хотел переночевать у Джерри и Джона.

Юноша встал на ноги и смущенно уставился в пол, теребя в руках край одеяла.

Генри вздохнул, раздумывая, что же все-таки могло встать между ними.

– Мы потом обсудим с тобой эту проблему. Солнце взойдет буквально через несколько минут. Тебе нет никакого смысла уходить отсюда.

– Я не знаю...

– Зато я знаю.

Тони поднял голову, убежденный понимающим тоном вампира.

– Когда все это закончится, даст Бог к завтрашнему вечеру, мы с тобой поговорим, – сказал он, – а сегодня тебе лучше остаться здесь.

– Думаю, вы правы. – Парень взглянул на часы, его глаза широко раскрылись. – Генри, восход меньше чем через пять минут!

– Я знаю. – Фицрой сделал шаг вперед, Тони инстинктивно отступил в сторону. – Хочу попросить тебя: не пропусти утренние новости. А еще лучше – запиши их на кассету. Детектив Селуччи, конечно, и сам все расскажет и Вики, и мне, но так все-таки надежнее. Хорошо?

– Без проблем. Запишу и полуденные, и шестичасовые новости.

– Только не спутай их, будь любезен, с очередной серией "Бэтмена".

Тони ухмыльнулся. Как раз такие моменты, когда его друг вел себя не как вампир – и не как королевский, хотя и незаконнорожденный, отпрыск! – и связывали их между собой так надежно.

– Если будете издеваться, запишу вместо новостей мультики.

Они уже стояли у двери, Генри взялся за ручку, еще секунда – и он до захода солнца будет пребывать в своем укрытии. Юноше вдруг захотелось растянуть это мгновение.

– Кстати, вы придумали новый вопрос для призраков? Вопрос, который можно задать сразу обоим?

– Вики предложила спросить, убил ли их один и тот же человек.

– Думаете, Победа знает, что говорит?

– Поэтому я и пригласил ее приехать. Но я не мог даже представить, что возникнет столько проблем. Надеюсь, к заходу солнца наше следствие завершится.

Он открыл дверь и, протянув руку, погладил Тони по щеке. Ему хотелось сказать своему юному другу что-то теплое и проникновенное, но подходящих для этого слов в голову не приходило. Поэтому вампир счел за лучшее промолчать.

* * *

– Это невыносимо! Все вокруг розовое, даже в темноте...

Вики взбила подушку и, совершенно обессиленная, откинулась на нее. Разумеется, цвет комнаты ни в коей мере не соответствовал ее настроению. Было просто ужасно сидеть вот так – и ждать.

Поездка обратно прошла спокойнее, чем дорога в клинику "Надежда". Чем больше времени они с Генри проводили вместе, чем длительнее становились перемирия, тем легче им было выносить присутствие друг друга. Но все-таки ее не покидало желание прикончить...

Нет, не Генри.

Селуччи, само собой разумеется.

– Не надо было нам оставлять его в клинике. Я знаю это. Не знаю почему, но так оно и есть. И какого черта после всех этих лет, – обратилась она с вопросом к царившей вокруг ночи, – я вдруг решила начать его слушаться?

11

– Что здесь происходит?

Двое полицейских, спорящих о чем-то у поста с дежурной медсестрой, резко обернулись на голос.

– Доктор Муи, видите ли, эти люди хотят осмотреть здание, – объяснила, облегченно вздохнув (наконец-то появился человек, способный ей помочь!), медсестра, – Кто-то сообщил в участок, будто видел, как вчера днем с черного хода к нам втащили тело мужчины.

– В самом деле? – Дженнифер Муи пристально посмотрела на свою подчиненную, затем на полицейских. – Вчера к нам новых больных не поступало. Боюсь, вас неверно информировали.

– По словам свидетеля, человека не несли на носилках. Высокий мужчина в красной футболке тащил его на плече. Вряд ли больные поступают к вам именно таким образом, доктор...

– Муи. – Черные брови поднялись и стали похожи на крылья птицы. – Представьтесь, будьте любезны.

– Сержант полиции Поттер, мэм. А это, – женщина-полицейский кивнула на своего напарника, – сержант Кэссиди. – Вы всегда так рано приходите? Еще ведь и пяти утра нет. Не рановато ли делать обход?

– Мне часто приходится выполнять свои обязанности во внеурочное время. – Ее тон ясно говорил: "И уж вашим делом это не является". – Так сложилось, что сейчас у меня очень тяжелый больной. Если мы не найдем донора в течение недели, он умрет. Я пришла проверить его состояние. Кстати, а вы подписали согласие стать донорами после смерти?

Доктор сделала глубокую паузу, и было просто невозможно ей противостоять.

– Да, мэм, – почти хором произнесли полицейские. Противостоять властному тону этой дамы было почти невозможно – впрочем, они и не пытались.

Доктор Муи удовлетворенно кивнула.

– Это хорошо. Когда вы умрете, вам, разумеется, уже не потребуются оставшиеся здоровыми органы вашего тела. А тысячи людей ежегодно умирают только потому, что люди не желают быть донорами. Теперь вернемся к телу, якобы спрятанному где-то в нашей клинике. Поскольку вы пришли сюда с обыском, у вас, разумеется, есть ордер?

– Ордер, доктор? – растерянно моргнула Синди Поттер, несколько сбитая с толку как лекцией, так и неожиданным поворотом мысли доктора.

– А почему вас это удивляет, сержант?

Под ее пристальным взглядом сержант Поттер ощутила себя словно в детстве, в воскресной школе. Разве что монахини там не были азиатского происхождения... Она откашлялась и взглянула в записную книжку, как бы ища у нее поддержки.

56
{"b":"11441","o":1}