ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Абсолютно.

– Хорошо. Учитывая последнее фиаско, довольный клиент совсем не помешает нашему бизнесу.

* * *

"...Ближе к полудню дожди прекратятся, и жители нашего города смогут насладиться прекрасным днем с максимальной температурой в двадцать семь градусов. Департамент культуры сообщает..."

Тони, нахмурившись, убавил звук. Телевидение всегда было великолепным источником новостей – иногда съемочная бригада прибывала на место преступление раньше, чем полиция. Даже если бы в интересах следствия они ничего не упомянули о подпольном рынке торговли почками, они обязательно бы что-нибудь сообщили об офицере полиции Торонто, которого избили и силой удерживали в клинике Северного Ванкувера.

Генри сказал, что полиция направляется в клинику, следовательно, полиция там была. Тогда в чем причина подобного умолчания?

– Ну ладно. Предположим, что большая часть страны ненавидит столичных штучек. Но не оставили же они его в этой клинике?!

Юноша снова включил радио, которое теперь передавало трансляцию бейсбольного матча, поставил видеомагнитофон на запись шестичасовых и девятичасовых новостей и выключил телевизор. Его никак не покидало ощущение, будто случилось нечто ужасное.

– Ты слишком мнителен, – сказал он себе, запихивая в пластиковый пакет чистую рубашку. – Об этом не сообщили в утренних новостях, так что из этого? Возможно, еще слишком рано. – Тони взял роликовые коньки, затем вздохнул и положил их обратно на место. Нацарапав: "Я буду у Джерри" – и приписав номер телефона, он магнитом с изображением танцующей парочки прикрепил записку на дверь холодильника.

Пусть Генри и был уверен, что история с мстительными привидениями завершится еще до захода солнца, Тони решил перестраховаться. Он не собирался находиться в квартире, если Даг и его безрукий приятель снова прибудут, чтобы доказать, что его друг ошибся.

* * *

– Он очнулся?

– Да. Сходил в туалет и выпил стакан воды. Мы собираемся его кормить?

– Разумеется. Пойди поищи еду на кухне.

– Не буду я для него готовить, – проворчал Салливан.

Дженнифер Муи так и застыла по дороге к спальне, после чего обернулась с такой силой, что черная сумка, которую женщина держала в руках, ударила ее по ноге.

– Я не расслышала. Что ты сказал?

Санитар вызывающе посмотрел доктору в глаза, однако и минуты не смог выдержать ее стального взгляда. Он сник и покорно отправился к холодильнику, что-то недовольно бормоча себе под нос.

– Приготовь еду и для себя тоже. Ты пробудешь здесь столько же времени, сколько и он.

В глазах Салливана заплескалась тревога.

– А как же моя работа в клинике?

– Несколько дней Гарри и Том справятся без тебя. – Доктор Муи подождала, пока Салливан приступит к приготовлению пищи, и лишь после этого вошла в спальню.

– Я знаю, что вы проснулись, детектив. Откройте глаза.

Селуччи готов был биться об заклад, что уже слышал этот голос. Точно! Эта самая женщина делала ему укол там, в клинике. С ней-то и разговаривал его похититель. При этом воспоминании Майк нахмурился. Речь в их беседе шла о его дальнейшей судьбе. В ее манере говорить было нечто пугающее – холодное, безжалостное. Ему всегда казалось – только Вики он, конечно, об этом не говорил, – что именно так вампиры отзываются о простых смертных. Презрительно, как о скотине. С той лишь разницей, что эта женщина спокойно ходит под лучами солнца. Однако она опаснее аспида.

Солнце и в самом деле освещало все вокруг своими лучами, женщина в белом халате спокойно передвигалась по комнате, и детективу не оставалось ничего иного, как признать, что выглядит она не так устрашающе, как можно было бы подумать по ее голосу. Ему внезапно пришла на ум фраза из фильма про семейку Аддамсов: "Я страшный маньяк и убийца. Просто выгляжу я как обычный человек".

– Итак, что же вы замышляете?

Селуччи с радостью обнаружил, что голос повинуется ему куда лучше, чем тело.

– Итак, – передразнила его Дженнифер Муи, – хотелось бы сначала узнать, насколько вы продвинулись в своем расследовании.

Когда Салливан привез детектива в клинику, они попытались побоями заставить его ответить на этот вопрос. Не достигнув успеха, ей волей-неволей пришлось приказать прекратить избиение – из опасения, что пострадают внутренние органы Селуччи. Как бы то ни было, этот человек ехал за машиной Ричарда – значит, должен что-то знать.

– Очевидно, то, насколько я осведомлен, больше не играет роли, иначе вы не решились бы сюда прийти.

Поскольку коттеджи часто использовали для размещения пациентов, шедших на поправку, кровать была весьма уютной, с массой всяческих рюшек, пуфиков и подушек. Привязал же Салливан его обычными веревками.

– Верно подмечено, инспектор. Прошлой ночью у вас взяли анализ крови. Несмотря на слегка повышенный уровень холестерина, могу сообщить, что вы совершенно здоровы.

– В иных обстоятельствах это была бы хорошая новость.

Вывернув шею, Майк наблюдал, как она выкладывает на стол принесенные с собой прозрачные пластиковые мешочки с трубочками. Что-то знакомое... Когда она поместила их на край стола, один из мешочков упал на пол. Контейнеры для хранения крови! Господи Боже...

Доктор Муи неодобрительно покачала головой.

– Не смотрите на меня так, детектив. Я же не вампир какой-нибудь... Ваша кровь послужит благородным целям.

Благородным? Ему стало ясно, что скрывать тот факт, что он обладает определенной информацией, больше уже нет смысла.

– Значит, делаете переливание, чтобы моя почка лучше прижилась у вашего клиента, верно?

– Верно, – кивнула она, не поддержав беседу и продолжая заниматься своими приготовлениями.

Селуччи не раз приходилось сдавать кровь, и он был отлично знаком с этой процедурой. Но на сей раз ему было очень не по себе: он просто не мог заставить себя отвести взгляд от иглы. Она была очень длинной – около шести дюймов – и ужасно толстой, почти как палочка для коктейлей. Детектив вздрогнул, когда холодная ватка со спиртом коснулась внутренней поверхности его руки, и невольно попытался вывернуться из-под резинового жгута.

– Больно не будет, не волнуйтесь, – сказала доктор Муи, слегка приподнимая иголку. – Только, ради Бога, не дергайтесь. Иначе мне придется колоть до тех пор, пока не попаду в вену.

– Нет уж. – Майк с отвращением посмотрел на шприц. – Я, пожалуй, полежу спокойно.

– Вы мудрый человек, инспектор.

Кровь пошла вверх по трубочке – в мешочек. Вики просто взбесится, когда об этом узнает. Эта мысль утешала. Селуччи поудобнее устроил голову на подушке.

– Кстати, как мне вас называть?

– Можете называть меня как хотите, ну, например, просто доктор. Коротко и ясно.

– Одного не пойму. Почему вы так уверены в собственной безнаказанности? Может, расскажете мне, а?

– Нет.

Наблюдая за ней, Майк пришел к выводу, что сейчас лучше немного помолчать. Говорить больше было не о чем. Он постарался расслабиться. По своему опыту детектив знал, что мало кто спокойно переносит тишину. Через некоторое время большинство людей начинает говорить, только чтобы заполнить внезапно образовавшуюся вокруг них пустоту. В свое время он не раз использовал этот прием во время допросов.

Но сегодня ему определенно не везло. Доктор, по-видимому, могла молчать сколь угодно долго. В конце концов Селуччи не выдержал и заговорил сам:

– Все бы было совсем гладко, если бы не покойник, которого выловили в заливе. Полиция не смогла его идентифицировать. К тому же ни в одной из больниц города нет его медицинской карты. Так что полицейские даже не знают, что он был местным.

Движения доктора были ловкими и заученными – понятно, что проделывала подобную операцию она не раз и не два. И по-прежнему продолжала молчать.

– А то, что у него отсечены руки, определенно намекает на связь этого убийства с преступным миром. Следовательно, нет никаких следов, которые могли бы навести власти на наш след. Я думаю, дело вообще скоро закроют. Вряд ли кто-то согласится финансировать заведомо обреченное на неудачу расследование. Я имею в виду полицейское расследование, – намеренно подчеркнул Селуччи.

59
{"b":"11441","o":1}