ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вики резко выпрямилась. В глазах ее заплясали зловещие серебряные искры.

– Ты мне угрожаешь?

– Нет, просто хочу тебе помочь! – прорычал он сквозь зубы.

Женщина изумленно посмотрела на Фицроя.

– Зачем тебе это?

– Потому что мы с тобой друзья. – Его зубы все еще были стиснуты, из-за чего произнесенные слова звучали не очень-то дружелюбно, но он ведь не держал ее за горло и даже не выказывал подобного намерения. – Разве не эти слова ты повторяла достаточно часто? Говорила, что мы друзья и что нельзя позволять нашему естеству мешать не за один год складывавшейся дружбе. Ведь это твои слова – скажешь нет? Может, ты удивишься, но я и Селуччи считаю своим другом. По крайней мере, соратником по оружию. – Губы Генри искривились в усмешке. – И не в моих правилах бросать друзей в беде.

Если оставить в стороне территориальные споры, существовали вещи, которыми Вики могла поделиться, но также и то, что она никому и никогда не уступила бы. Не успел Фицрой понять, какую страшную оплошность допустил, покусившись на Селуччи, как она уже вцепилась ему в горло. Богатый опыт вампира, накопленный за многовековую жизнь, не помог ему справиться с ее яростью. В мгновение ока он оказался на полу, и Вики уже готова была перегрызть ему сонную артерию. Клыки ее были обнажены, глаза пылали серебряным огнем.

– Майк Селуччи мой!

Ее тон не мог допустить ни малейшего возражения, и был возможен всего лишь один ответ. Генри Фицрой был старше. К тому же это была его территория.

– Поверь, Вики, он совсем не в моем вкусе.

Если дипломатичный ответ иногда предотвращает трагедию, остроумный частенько уводит ситуацию от мелодрамы.

Вики, растерянно моргнув, слегка ослабила хватку на шее вампира.

– Я могла бы убить тебя, – прорычала она, постепенно переходя от гнева к смущению.

– Вряд ли бы тебе это удалось. – Пока ее руки все еще покоились на его шее, Фицрой не решался покачать головой. Вдруг она неправильно истолкует его жест? – Ладно, проехали.

– Ха! Так значит, я была права? А ты не прав. Я права, а не ты!

Генри не сдержал улыбки. Все-таки она еще так молода и непосредственна! Всего три года, как она охотится по ночам.

– Да, признаю, ты была права. – Когда Вики поднялась на ноги и отошла на безопасное, с ее точки зрения, расстояние, Генри тоже встал с пола. – Селуччи всегда был твоим, – произнес он мягко, глядя ей прямо в глаза. – Не сомневайся в нем.

Если бы она все еще была смертной, Вики бы покраснела. Но она ею не была, поэтому снова мертвой хваткой вцепилась в обивку дивана.

– Если бы Майк услышал, как мы тут его делим, ему бы это вряд ли понравилось! – Так как она все равно уже стояла около дивана, то решила присесть на него. – Давай лучше к делу. Сначала посмотрим новости, которые записал Тони. Может, и нападем на какой-нибудь след.

Умение себя контролировать никогда не было ее сильной стороной, напомнил себе Фицрой, беря в руки пульт. Перспектива вечности разбила на кусочки большую часть прошлой жизни Вики, но еще оставалось кое-что, требовавшее определенного исправления. Сейчас это вопрос с Селуччи, признал он и включил магнитофон на воспроизведение.

Ни один из сюжетов желаемого им не принес. Офицер полиции Торонто не был найден привязанным к кровати ни в одной из городских клиник. Также никто не был арестован за незаконную торговлю почками.

Генри остановил кассету. Его рыже-золотистые брови сдвинулись на переносице.

– Не понимаю! – обращался он скорее к себе самому, нежели к Вики – Я ведь направил полицейских именно в клинику "Надежда".

У Вики на языке вертелся язвительный ответ. Дескать, стареешь, дружок. Скоро даже кролика не сможешь ни в чем убедить! Впрочем, летние ночи коротки, и если их еще тратить на ссоры... Селуччи они тогда ввек не отыщут.

– Значит, они его там не нашли.

– А ведь спрятан он был не так уж и надежно.

– Вот и я удивляюсь. Если его оттуда не перевезли...

– Если его перевезли... – Генри не договорил. Ванкувер – достаточно большой город. Он вдруг представил, что Майк Селуччи тоже будет являться ему всю оставшуюся вечность в виде призрака, и на душе его стало совсем тошно.

– Я отыщу его, – заявила Вики.

– Как?

Она поднялась и зловеще улыбнулась – эдакая фурия, грозная богиня мести.

– Сначала потолкуем кое с кем из персонала клиники. Узнаем, что же на самом деле там произошло прошлой ночью после того, как мы имели глупость оттуда уйти. Затем... – тут глаза ее блеснули серебром, – немного поиграем А если кто-нибудь откажется отвечать... разорвем на куски.

* * *

"Как всегда, – подумал Селуччи, вывернув шею, чтобы взглянуть на стоящую рядом капельницу. – Доктора все одинаковые. Добрые, злые – все считают ниже своего достоинства сообщать тебе, что за процедуры будут над тобой производить. Черт подери. Как будто ты не имеешь права знать, что, черт возьми, они с тобой делают! Вы уж извините, конечно, но это как-никак мое личное тело!"

– Да, вы правы.

Детектив с трудом повернул голову обратно и удивленно воззрился на бесстрастное лицо доктора. Приехали! Кажется, он начал говорить вслух. Однако, может, хоть теперь удастся разговорить эту железную леди?

– Не будете ли вы так любезны сообщить, что вы со мной делаете?

– Заменяю жидкости в организме. – С этими словами она упаковала наполненный контейнер с кровью.

– Вы знаете, что нельзя выкачать у меня все.

– Разумеется, знаю, – бесстрастно отозвалась доктор Муи, захлопывая холодильник.

– Стало быть, в лаборатории в курсе, чем вы занимаетесь?

Уже держась за ручку двери, она остановилась и одарила его взглядом, который почему-то напомнил ему взгляд его учительницы в третьем классе – та дама тоже не очень-то жаловала Майка Селуччи.

– Не говорите глупости, инспектор. В лаборатории выполняют свою работу, вот и все. Никаких лишних подробностей им не сообщают.

Ну, хоть преступных лаборантов в этом деле не присутствует, и то хлеб. Несмотря на все печальные обстоятельства его нынешнего положения, эта новость почему-то обрадовала Майка.

– А как же сама операция? Вам ведь нужны ассистенты? Даже у самого распрекрасного хирурга всего две руки. Потом, нужен еще и анестезиолог – учитывая, что на операционном столе у вас будут двое.

– Детектив, почему вы решили, что под наркозом будут одновременно двое? Удаленная почка отлично сохраняется двое суток, если держать ее в холодильнике.

– Но ведь две операции в разное время увеличивают опасность того, что вас могут обнаружить. – Он говорил бесстрастно, отрешенно, как будто сам не имел к этому ровно никакого отношения. – Я в самом деле был убежден, что вы проводите сразу обе операции. Ну или одну за другой.

Доктор Муи наклонила голову, признавая его правоту.

– Вы очень наблюдательны, инспектор. И к чему вы клоните?

– Просто интересно, как до сих пор никто еще не проболтался.

– Зачем вам это знать?

Селуччи пожал плечами и выдавил из себя самую лучшую из своих – "давайте-очаруем-свидетеля-что-бы-вытянуть-из-него-правду" – улыбок.

– Да просто так, от нечего делать.

– Вполне правдоподобно... – Майку показалось, что уголки ее рта слегка приподнялись. – Люди, которые на меня работают, знают только то, что им необходимо для выполнения своих обязанностей. Ничего лишнего. Так что им даже и рассказывать особо не о чем. К тому же каждый из них так или иначе, но нарушает закон. Причем прекрасно об этом осведомлен. Неужели вы думаете, что они захотят общаться с полицией? Боюсь, инспектор, вы даже не представляете, с какой легкостью человек готов пойти на преступление!

– Напротив – отлично представляю, – фыркнул Селуччи. – Но убийство...

– Кто здесь говорит об убийстве? Им известно лишь то, что им необходимо сделать. А теперь постарайтесь заснуть. Завтра у вас тяжелый день.

Завтра. Слово эхом звучало в комнате даже после того, как доктор вышла из комнаты.

62
{"b":"11441","o":1}