ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Большая часть, – повторил Кэнтри.

Его слова не были похожи на вопрос, и поэтому Майк счел за лучшее ничего не ответить.

Пару лет назад инспектору Кэнтри чудом удалось избежать превращения в прислужника древнего египетского бога. Те, кто, как и он, попал под влияние этих ужасных чар – речь, разумеется, идет о счастливчиках, кому удалось остаться в живых, – имели свое собственное объяснение происшедшему, но инспектору всегда хотелось узнать правду. Хотя Кэнтри никогда об этом не упоминал, Селуччи не был так уж уверен, что тому пришлись по душе предложенные объяснения.

На какое-то мгновение тень прошлого повисла между ними. Затем инспектор махнул рукой.

– Ладно, бери свой отпуск, детектив, но чтобы через две недели как штык был на рабочем месте.

* * *

– Вики, на этом мы никогда не доберемся до Ванкувера.

– Ну, выглядит он, конечно, не слишком презентабельно... – Вики окинула взглядом грязно-голубой фургон и решила не говорить, что при дневном свете это средство передвижения выглядит еще хуже, чем ночью, в темном проезде. – Но зато он в полном порядке.

– И давно ты, позволь узнать, разбираешься в технике?

– Я в ней совершенно не разбираюсь. – Женщина обернулась и, встретившись с Селуччи взглядом, почувствовала очередной прилив силы. – Просто теперь никто не осмелится мне солгать.

Поскольку раньше этот фургон использовался для перевозки грузов, окон в нем не было, что являлось неоценимым преимуществом. К тому же Вики удалось смастерить перегородку между сиденьями и грузовой частью.

– Ты быстро управилась. – Майк смахнул с сиденья опилки и, нахмурившись, оглядел внутренние засовы, которые гарантировали отсутствие непрошеных гостей. – А вдруг что-нибудь случится и ты не сможешь сама отсюда выбраться?

– Подожду тогда захода солнца.

– Здесь нет вентиляции, а значит, будет жарче, чем в аду.

– Сомневаюсь, что я это почувствую, – пожала плечами Вики.

– Сомневаешься? – Селуччи повысил было голос, но осекся. Темные окна окружающих домов напомнили ему о спящих соседях. – Почему?

– Уверена, что не почувствую. В любом случае...

Чем дальше, тем Вики открывала для себя все более и более широкие преимущества вампиров перед людьми. Генри когда-то учил ее, как нужно насыщаться, не причиняя жертве вреда, как осторожно стирать воспоминания людей, обеспечивших ей насыщение, и как наиболее незаметно затеряться в толпе. Но он никогда не учил ее, как плавать, потому что из-за увеличения плотности костей она могла бы погибнуть. Также он ей никогда не объяснял, как можно весь день ехать в закупоренной, словно консервная банка, машине.

– ...ОПЖВ рекомендует прикрывать заднее окно и не парковаться на солнце.

Детектив озадаченно уставился на подругу.

– О-пэ... что-что?

– Общество по предотвращению жестокости к вампирам. Это я сама придумала. – Вики похлопала его по руке. – Не обращай внимания. Что ты думаешь про эту кровать?

Майк посмотрел через ее плечо.

Подвесная койка располагалась почти под самой крышей фургона.

– Похоже на гроб без крышки. Я на ней уж точно спать не буду.

– Устраивайся как хочешь, но не забывай о том, кто и как ведет машину.

Она жестами изобразила, что поворачивает за угол, а затем попыталась сымитировать визг тормозов.

Манера вождения его подруги представляла собой нечто среднее между обыкновенным лихачеством и стилем, присущим камикадзе. Подумав об этом, Селуччи мысленно содрогнулся и взглянул на часы. Они планировали отправиться в путь еще до рассвета, и времени на споры по поводу кровати и методов вождения у них не оставалось. И раз уж с последним он не мог ничего поделать, то Майк решил оставить в покое и споры о кровати.

– Хорошо, поехали. Сейчас четыре двенадцать, меньше чем через сорок пять минут – рассвет. – Когда женщина удивленно приподняла брови, Селуччи вынул из заднего кармана потрепанную книжицу. – "Альманах фермера". В нем указано время восхода и захода солнца на весь год. Я решил, что эта информация нам необходима.

– Это еще почему? – Вики приподнялась, на ее лице промелькнуло раздражение. – В чем дело Майк? Ты по-прежнему считаешь, что я не способна сама о себе позаботиться?

– Днем – нет, – решительно отрезал детектив.

Вики замолчала. К сожалению, Селуччи был совершенно прав, и возразить ей было нечего.

И он это знал. Улыбнувшись одними глазами, Майк сунул книжицу обратно в карман.

Подойдя почти вплотную, Вики погладила его по голове и многообещающе прошептала:

– Пусть наступит вечер, и тогда, я уверена, вряд ли тебе придет в голову мысль, что я так уж беспомощна...

* * *

Лежа на кровати, которая и в самом деле удивительно напоминала гроб, прислушиваясь к шуму шестицилиндрового мотора, полностью покрытая темнотой, как бархатным одеялом, Вики внезапно ощутила появление первых лучей солнца. Мурашки побежали у нее по коже. За те два года, что она была вампиром, Вики так и не смогла привыкнуть к этому пограничному времени.

"Это похоже на последний миг, тебя словно толкает что-то изнутри. И ты знаешь, что сейчас это случится, но ничего не можешь предпринять".

Селуччи такое сравнение нисколько не впечатлило, и Вики не обижалась на него за это – действительно, возможно, она подобрала не самые лучшие выражения. Пока Майк не торопясь тщательно проверял светонепроницаемость фургона, Вики чувствовала, что вот-вот сойдет с ума под этой крышкой. Он не слушал ее, когда она сказала, что уже все проверила, Селуччи всегда считал ее способной на необдуманный риск.

Способной на риск – само собой.

На необдуманный – вот уж нет.

Можно сказать, что нет.

Женщина нервно облизала губы, вспоминая вкус поцелуев Майка.

Селуччи хотел дождаться рассвета, прежде чем отправиться в путь, но Вики настояла, чтобы они выехали сразу же после того, как она укроется в оборудованном ими убежище.

* * *

Движение на дороге было не слишком интенсивным, и фургон, несмотря на свой неказистый вид, двигался неплохо. Зная, что не сможет объяснить дорожной полиции, почему в багажнике лежит "труп", Селуччи ехал, не превышая скорости и позволяя обгонять себя всем желающим.

– Соблюдай правила, – процедил он сквозь зубы, когда его обогнала совсем уж ржавая развалюха. К сожалению, правительство штата Онтарио только что убрало с дорог радары, заявив, что они не приносят никакой пользы. Майк не имел никакого представления, откуда эти идиоты черпают подобную информацию, поскольку из собственного опыта знал, насколько опасна встреча с такими нарушителями.

Он остановился возле забегаловки Барри, чтобы позавтракать и размять ноги. Через некоторое время его задержала небольшая поломка, и к тому моменту, как Селуччи остановился возле "Обеда столетия" в Бигвуде, он успел прослушать песню Сонни и Шер "У меня есть ты, малыш" на трех различных радиостанциях. Обидно, что он должен проходить через подобные мучения ради этого ублюдка Генри Фицроя.

"Все-таки нужно было переубедить ее", – подумал детектив, отправляя в рот сэндвич. Хотя, конечно, вполне возможно, что на Западном побережье и в самом деле нет подразделений, которым Генри мог бы доверять. Интересно, как этот тип собирается заводить новых друзей, если никогда не разговаривает с незнакомыми людьми.

– Вы что-то еще хотите?

– Нет-нет, все в порядке, – через силу улыбнулся ей Майк.

Заметив, что его слова мало убедили девицу, которая, направляясь на кухню, еще пару раз удивленно на него оглянулась, Селуччи угрюмо вздохнул.

"Здорово. Теперь в добавление к тому, что Вики рискует жизнью, пересекая полстраны в этой консервной банке, еще и я начинаю разговаривать сам с собой".

А в радиоприемнике, на котором красовались многочисленные отпечатки пальцев посетителей кафе, Сонни в очередной раз распевал о своей любви.

7
{"b":"11441","o":1}