ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За коттеджем была припаркована старая спортивная машина; вероятно, она принадлежала Салливану, но взять ее Суонсону не хватило храбрости. Мало того что покойника везти, так еще и в его собственной машине! Он пожалел, что не обладает самообладанием доктора. Мысли путались, сменяли одна другую; он вспоминал, как обнаружил тело санитара, затем телефонный звонок Дженнифер Муи, ужасное ощущение от прикосновений к мертвому телу, когда ему пришлось заталкивать его в багажник. Рональд Суонсон сознавал, что не может мыслить ясно, но это было единственное, что он был в состоянии сейчас понимать.

Дорога привела его к старой вырубке. Все, как говорила доктор Муи. Он остановился у пня огромной пихты, выключил двигатель и фары. Окружившая его тьма казалась одним из кругов ада.

Доктор Муи сказала, что все необходимо сделать в темноте. Свет фар ночью может привлечь ненужное внимание. "А что привлекло бы нужное внимание?" – подумал Суонсон.

Посидев с минуту, он вытер влажные ладони о брюки, вылез из машины и открыл багажник.

Салливан смотрел прямо на него. От тряски на ухабах голова санитара была вывернута под немыслимым углом. Глаза выкачены, как у животных на бойне.

Не в силах оторвать взгляда, Суонсон отступил, с трудом проглотив ком в горле. Что я здесь делаю? Я что, совсем с ума сошел? Надо было звонить в полицию. Дрожащей рукой он вытер пот со лба. Нет. Нельзя. Если все раскроется – это будет катастрофа. Банкротство, затем тюрьма. Доктор Муи права. Закопаю труп, и никто ни о чем не узнает!

За время своей длительной карьеры он никогда не колебался, что в тот или мной момент следует предпринять, и не собирался и теперь изменять своим принципам.

Суонсон стиснул зубы и вытащил труп из багажника. Он заставил себя не думать о том, что когда-то это тело было живым человеком. Отволок его футов на двадцать от машины, вернулся за лопатой и начал копать.

* * *

– Глазам своим не верю... Это сумасшествие! Черт подери, сущий бред!

– Заткнись, Брэд, он может тебя услышать.

– Кто?

Патриция, вцепившаяся в руку своего оператора, поддержала его, когда тот, потеряв равновесие, едва не упал под весом камеры и ламп освещения.

– Рональд Суонсон, кто же еще.

– Ты ведь даже не знаешь, был ли он в той машине, которую мы преследовали.

– Знаю!

– И все твои знания основаны на одном телефонном звонке в три часа ночи?

– Так и есть! Да я кожей чую, что меня ждет отличная история. А теперь в самом деле заткнись.

По мере приближения к просеке они старались двигаться, производя как можно меньше шума. Ну, кажется, пришли. Глаза, пока они шагали по дороге, уже достаточно привыкли к темноте, и оба с легкостью отличили стоящий автомобиль с погашенными огнями от окружавших его теней.

Откуда-то совсем рядом доносился ритмичный глухой звук. Патриция подняла руку, и Брэд, тяжело дыша, послушно остановился.

– Копает? – выдохнула она беззвучно.

Оператор пожал плечами и вскинул камеру на плечо.

Они прокрались за машину Суонсона, и Патриция Чейни молча указала на темную фигуру, ожесточенно ковырявшуюся в земле.

"Вот оно!" – сказала она себе, сделав шаг вперед, и махнула рукой, подавая сигнал.

Рональд Суонсон, почти по колено в рыхлой земле, воззрился на нее взглядом обреченного на заклание животного – под несчастьем, навалившимся на него, он застыл, не в силах пошевелиться. Человек, чье распростертое тело лежало на земле рядом с ним, несомненно, был мертв. Да, на такую удачу она даже и надеяться не смела. Блеснув глазами в ярком свете прожектора, который навел на них Брэд, журналистка подскочила к краю ямы и сунула Суонсону в лицо микрофон.

– Несколько слов нашим зрителям, мистер Суонсон!

Тот открыл рот, потом закрыл, открыл снова, но с губ его не сорвалось ни звука. Глаза расширились, а зрачки, наоборот, сузились до двух черных точек. Рональд Суонсон выронил лопату, схватился за грудь – и повалился ничком прямо в грязь рядом с трупом.

– Мистер Суонсон?

Не выключая микрофон, Патриция Чейни опустилась рядом с ним на колени, пощупала пульс. Жив, но пульс едва прощупывается. Нахмурившись, она вытащила из кармана сотовый телефон.

– У этого сукиного сына сердечный приступ, – протянула она с разочарованием. – Эх, а я и пары вопросов не успела задать!

– Мне снимать дальше? – поинтересовался Брэд.

– Нет, побереги батарейки. – Торжествующе ухмыльнувшись, она набрала 911. – Наснимаешься вволю, когда приедет полиция.

14

Зазвонил телефон. Тони схватил трубку после первого же звонка.

– Генри, это вы?

– Ты что, все это время не спал и ждал, когда я позвоню?

– Почти. Я поставил себе будильник, чтобы встать за полчаса до рассвета. А то вдруг вы позвоните, а я не услышу! – Тони зевнул и поудобнее уселся в кровати. – Ну как? Нашли Селуччи?

– Детектив Селуччи в полной безопасности, под присмотром Вики. Она даже заставила его провести целый день в постели... для поправки здоровья.

– Он серьезно пострадал?

– У него большая потеря крови. Очевидно, ему пришлось стать донором, не по своей воле конечно.

Тони вздрогнул.

– Бьюсь об заклад, Победа в ярости.

– Да уж! Ну а кроме того мы прижали к ногтю Суонсона.

– Отлично! Значит, с призраками покончено?

– Дай-то Бог! Тони...

В тоне Генри слышалась совершенно неприсущие ему смущенные нотки. Юноша улыбнулся. Единственное, что могло вызывать смущение у незаконнорожденного сына Генриха VIII, так это сознание собственной беспомощности. Могущественный вампир так и не научился обращаться с некоторыми чудесами техники двадцатого столетия.

– Я хочу записать телевизионные выпуски новостей. Может, заедешь ко мне ненадолго и поставишь видик на запись?

– Я ведь тысячу раз показывал вам, как это делать. – Тони с трудом подавил зевок. И почему он не запасся термосом с кофе? – Господи, Генри! Что же вы будете делать, когда я уеду?

Уеду. Последнее слово эхом отдалось в тишине, которая последовало за ним. Уеду. Он ведь совсем не так собирался сообщить об этом: Черт! Мозги явно отказываются соображать в такую рань.

– Генри? – произнес он только ради того, чтобы прервать затянувшееся молчание.

– Мне надо бороться, чтобы тебя сохранить? – В словах вампира чувствовался затягивающий соблазн темной глубокой воды, в которую так хочется погрузиться, хотя внешне, казалось, он обращается с вопросом сам к себе.

– Генри, не надо, пожалуйста...

Тони смолк на полуслове, так и не договорив, что именно не надо.

– Когда тебя не будет со мной рядом, – через секунду сказал Фицрой, и голос его уже не напоминал ни правителя королевской крови, ни Князя Тьмы, а был голосом обычного Генри, очень одинокого человека, – я буду по тебе скучать. Помнишь, Вики говорила, что расстояние не причина прекращать дружбу. Склонен с этим согласиться. Если уж мы с ней нашли способ уживаться друг с другом...

Попытавшись найти в пределах видимости мало-мальски подходящий предмет, чтобы высморкаться, юноша вымученно усмехнулся.

– Я всегда говорил, что наша подруга Победа – жутко умный вампир.

– Мне помнится, ты называл ее страшным вампиром.

– Это одно и то же. Э-э... До отъезда я обязательно с вами повидаюсь.

– Надеюсь.

Тони бросило в дрожь – это столь короткое слово обещало ему очень много.

* * *

Дженнифер Муи притормозила, ожидая, когда проедут машины и она сможет повернуть к зданию клиники. Вдруг, к ее величайшему изумлению, кто-то громко постучал в стекло.

Патриция Чейни прижала к стеклу контактный микрофон.

– Доктор Муи, сегодня ранним утром Рональд Суонсон был застигнут, когда он закапывал труп Ричарда Салливана, санитара, работавшего с вами в клинике "Надежда". – Даже немецкие стекла не могли заглушить голос журналистки. – Не сделаете ли вы заявление для прессы?

70
{"b":"11441","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мысли парадоксально. Как дурацкие идеи меняют жизнь
Как стать организованным? Личная эффективность для студентов
Школьники «ленивой мамы»
Наследство золотых лисиц
Без ярлыков. Женский взгляд на лидерство и успех
Князь. Война магов (сборник)
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Приманка для моего убийцы
Как испортить первое свидание: знакомство, разговоры, секс