ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Селуччи на секунду показалось, что он провалился в темный колодец и падает, падает... Нет, стоп! Как легко выйти за рамки законности...

– Вообще-то как раз наоборот. Обвиняемый имеет право на очную ставку со своим обвинителем.

– Верно, – кивнул вампир. – Так тоже можно.

– Послушайте, Фицрой. Не можете же вы просто взять и...

– Почему бы и нет? Разве мертвые не имеют права голоса? Есть такой закон?

– Черт возьми, вы прекрасно знаете, что нет! Просто...

– Не думаю, что тебе удастся столкнуть ее с призраками, Генри, – вмешалась Вики таким тоном, что стало ясно: последнее слово останется именно за ней. – Они сами бы добрались до нее, если бы смогли. Похоже, призраки могут являться только тебе. Если бы ты жил поближе к ее квартире, тогда...

– Это поправимо.

– Они появляются на закате. Это значит, что ты у этой дамочки должен оказаться до рассвета.

– Само собой разумеется.

"Тогда эта территория останется за мной!" – подумала Вики. И тут же постаралась прогнать эту мысль, даже вообще сделать вид, будто она не приходила ей в голову.

– Нет, Генри, это слишком рискованно.

– А если я никогда не избавлюсь от этих призраков, что тогда? Ты только представь – мне целую вечность придется задавать им вопросы, а если вдруг ошибусь, погибнут невинные люди.

– Ну хорошо, хорошо, сделаем, как ты говоришь.

– И как мы в таком случае собираемся... – Фицрой чуть было не ляпнул: "избавиться потом от ее тела", но вовремя остановился. Ни к чему лишний раз нервировать детектива. – Заманить сюда полицию?

Вики на это ничего не ответила, и он продолжил:

– Я все это продумал. Присутствие мисс Чейни сослужит нам неплохую службу. Она может быть очень... м-м... эффективной, когда надо.

Селуччи одобрительно хмыкнул. Замысел Генри казался ему неплохим. Натравить призраков на доктора, запугать ее и заставить обратиться за помощью к прессе, а затем через ту же самую прессу поставить в известность полицию – против подобного никаких возражений у него не было.

– Но как ты мыслишь претворить свой план в жизнь? Ты ведь не сможешь пробраться в соседнее здание до захода солнца.

Фицрой поразился: в голосе подруги звучала неподдельная тревога. Сколько бы они ни цапались, все-таки она не переставала считать его другом. Вики не нравится эта его безумная идея, она искренне за него беспокоится.

– Отвечай, когда тебя спрашивают! – Пока вампир размышлял, она снова успела прийти в ярость.

– Я проведу завтрашний день в квартире у соседей доктора, Кэрол и Рона Пайпер.

– Они что, твои друзья?

– Пока нет. – Генри, проигнорировав испытующий взгляд детектива, взял телефонную трубку и набрал номер, который запомнил с первого визита.

Селуччи понял, что вампир не удосужится пояснить свои действия, поэтому наклонился к Вики и шепнул ей на ухо:

– Что он делает?

– Помнишь, как Дракула выманил Люси из дома?

– Стоял в саду и звал?

– Вот именно. Генри собирается сделать примерно то же самое.

– Дракула не пользовался телефоном.

– Великое дело! Времена меняются.

– Алло, Кэрол? Послушай, Кэрол, мне нужно, чтобы ты кое-что для меня сделала. Пойди и отопри входную дверь. Правильно, Кэрол, ты знаешь, кто я.

В комнате вдруг стало жарко. Детективу показалось, что его джинсы сделались ужасно тесными. Вики придвинулась к нему и игриво лизнула кончиком языка мочку уха. Майк отпрянул.

– Не надо, – сказал он внезапно севшим голосом. – Не здесь и не сейчас.

– Отопри дверь, Кэрол, и жди меня. Я скоро приду. Ничего страшного, что ты не одна. Жди меня, Кэрол. Я уже выхожу.

– И все? – спросил Селуччи, когда Фицрой положил трубку.

Тот припомнил журналы и письма, которые видел в квартире четы Пайпер, – и пожал плечами.

– На одних зов вампира действует быстрее, чем на других.

Майк искренне пожалел, что джинсы ему так тесны, и пробурчал нечто невнятное. А затем принялся убеждать себя, что уж он-то на зов вампира никогда бы не откликнулся.

* * *

Они с Вики проводили Фицроя вниз и смотрели, как он идет к соседнему зданию.

– Надеюсь, он прикажет Кэрол и ее мужу покинуть квартиру на время, пока он там?

– Ну, будь я на месте Генри, они ушли бы на восходе и не вернулись в ближайшие двадцать четыре часа.

– До восхода солнца еще несколько часов. Что же он будет делать все это время?

Красноречивый взгляд подруги вогнал детектива в краску.

– Ладно, ладно, вижу, лучше мне этого не знать. Кстати, думаю, что с мисс Чейни имеет смысл поговорить именно тебе.

– Это почему?

– Ты можешь заставить ее забыть о вашей беседе, а я такими способностями, к сожалению, не обладаю.

– Так и быть.

Похлопав его по щеке, Вики направилась к телевизионному фургону. Разумеется, она это сделает. Шустрая девица забудет о разговоре с ней. И не только. Она, можете не сомневаться, забудет и самого Селуччи.

* * *

– Нам просто нужно, чтобы она находилась дома во время заката.

Даже серебристый взгляд Вики не подавил полностью волю журналистки. Патриция Чейни нашла в себе силы возразить:

– И каким же образом я заставлю ее не высунуть нос из квартиры?

– Вам придется всего-навсего оправдать свою недобрую славу. Поговаривают, что многие предпочтут отсидеться дома, даже рискуя пропустить крайне важное мероприятие, нежели провести с вами короткую беседу.

– К счастью, она никогда не ходит по пятницам в клинику.

– Откуда вы знаете?

– Я знаю о ней почти все и твердо намерена узнать остальное. Именно поэтому большая часть города испытывает при встрече со мной такой трепет, – улыбнулась журналистка.

Вики видела недавно подобную улыбку – три ночи назад она отразилась в застывших от ужаса глазах Буковского и Хейдена, перед тем как Вики свернула им шеи. Мисс Чейни искренне любила свою работу.

"А Генри еще переживал из-за того, что ему придется делить территорию со мной!"

* * *

Вампир скользнул через прихожую и нырнул в открытую дверь, молнией пролетев мимо стоявшей на пороге и явно ждавшей его прихода женщины.

Здесь, где уже не следовало опасаться видеокамер, он перевел дыхание и негромко окликнул ее по имени.

Дама обернулась. Лет около сорока, ничего не предпринимает, чтобы скрыть возраст. Квартира обставлена с претензией на готический стиль. Только загорелая кожа и здоровый вид хозяйки не вяжутся с окружающей обстановкой.

– Кэрол, зайди в комнату и запри дверь.

Она взглянула на него жадными глазами, и в Генри мгновенно проснулся голод.

* * *

В конце концов ей просто надоест здесь торчать! Хоть бы в городе произошел какой-нибудь скандал, тогда эта проныра уж точно уедет... Доктор Муи стояла в солярии, оборудованном на балконе, и хмуро рассматривала телевизионный фургон внизу на стоянке – его желтый цвет ярким пятном выделялся на сером асфальте. А если сейчас из окна на голову Патриции Чейни случайно выпало бы что-нибудь тяжелое, она убралась бы навсегда.

Утром доктор Муи постаралась сделать все возможные дела, используя свой домашний компьютер. Хотя нанятый ею хакер многое сделал для того, чтобы защитить ее конфиденциальную информацию, она прекрасно знала, что такого понятия, как совершенно безопасная линия связи, не существует. Чтобы покинуть страну, не потеряв накопленное состояние и не оставив никаких следов, Дженнифер Муи нужно было лично посетить несколько мест.

Чтобы закончить необходимые приготовления к отъезду, ей хватило бы всего пары часов, и она уже приступила к делу, но маячивший в зеркале заднего вида фургон журналистки путал все ее планы. Эта проныра следовала за ней повсюду – на почтительном расстоянии, однако, ни разу не нарушая закон.

Оторваться от нее доктору Муи не удавалось, и это означало, что завершить свои дела ей тоже не удастся, поскольку для этого совершенно не нужны были лишние свидетели. Так что пришлось вернуться домой несолоно хлебавши, по-прежнему с Патрицей Чейни на хвосте.

73
{"b":"11441","o":1}