ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Запах бензина – газ, нефть и горячий металл – смешивался с запахом Селуччи и, въедаясь в набивку матраца, сводил к нулю восприятие всех остальных запахов. Фургон могли бы вести хоть три поросенка, она была не в состоянии это определить.

Но, встав на колени возле перегородки, она уловила стук сердца незнакомого ей человека.

Вики сдавленно зарычала. Преодолев минутный порыв прыгнуть в кабину и вырвать незнакомцу сердце, она бесшумно отодвинула перегородку. Гнев не даст ответов на интересующие ее вопросы и не поможет определить, что стало с Майком Селуччи.

Сначала я узнаю, что произошло.

Парень, сидящий за рулем, опешил, когда на сиденье рядом с ним, всего секунду назад пустом, появилась улыбающаяся женщина. Однако улыбка ее была пугающей.

– Съезжай на обочину, – холодно велела она.

Перепуганный до потери пульса угонщик затормозил, его сердце колотилось так сильно, что он едва мог дышать.

– Выключи зажигание.

Издав жалобное хныканье, он повернул ключ. Ему казалось, что кровь застыла в его жилах. Холодные пальцы схватили его за подбородок.

– Где мужчина, который вел фургон?

Все, что парень мог видеть в сгущающихся сумерках, это ее глаза, напоминающие расплавленное серебро.

– Он... он остался возле кафе Руби. Я проехал только миль п-п-пять.

– Ты что-нибудь с ним сделал?

Несмотря на полное отсутствие воображения, незадачливый угонщик сразу понял, что его ждет в случае, если ответ окажется положительным. И почувствовал, что его сейчас стошнит.

– Если наблюешь здесь, будешь убирать сам. А теперь живо отвечай на вопрос.

– С ним все было в п-п-порядке. Правда, – поняв, что она ждет продолжения, парень поспешно добавил: – Я ог-глянулся и увидел, что он смеется.

– Смеется?

– Да, мэм.

Нахмурившись, Вики отпустила подбородок юноши. С чего бы это Селуччи смеялся? Странно было бы предполагать, что его так насмешил угон машины. Но, взглянув на золотисто-розовые полосы на горизонте, она все поняла.

Если кафе Руби находилось всего в пяти милях отсюда, то получается, что этот олух угнал фургон со спящим вампиром незадолго до заката.

Когда Вики заметила, что парень возится с замком, она схватила его за руку.

– Не так быстро, – пробормотала она. В ее голосе все еще чувствовалась угроза. – Как тебя зовут, дружок?

– К-кайл.

Он был довольно привлекателен, а легкая небритость придавала ему особый шарм. Стройный, но мускулистый. Голубые глаза. Ее взгляд задержался на жилке на горле юноши.

– И сколько же тебе лет, Кайл?

– Д-двадцать два.

Достаточно взрослый. Она выпустила голод на свободу.

Кайл увидел, как изменилась улыбка женщины, и почти все понял. Ее лицо было смертельно бледным, а зубы очень острыми и удивительно белыми.

* * *

– Думаю, юный Кайл примет решение перестать воровать машины.

– В самом деле? – Селуччи ухмыльнулся, с любопытством разглядывая ее профиль, который едва можно было различить в бледно-зеленом свете панели управления. – Почему ты пришла к такому выводу?

– Ну, я думаю, он пришел к такому решению, когда я дала ему понять, насколько ему повезло.

– Повезло?

– Конечно. Когда он угнал этот фургон, все, что в нем находилось, – это я. – Вики взглянула на своего приятеля, на секунду оставив управление машины. В ее глазах мелькнула улыбка, через мгновение она уже с трудом сдерживала смех. – Я просто дала ему понять, что в другой раз он может встретиться с чем-нибудь... на самом деле опасным!

* * *

Солнце должно было взойти в 4:56 по местному, тихоокеанскому времени. В 4:30 Вики, выбрав довольно-таки уютное укрытие, направила туда машину. Благодаря тому, что они ехали на запад, ей удалось отвоевать час тьмы. С тех пор как они выехали из дома, она выиграла уже три часа. Но это было пределом. Они уже проехали Британскую Колумбию, впереди – Ванкувер. Та же временная зона.

Уютно устроившись в водительском кресле, она пристально вгляделась в темноту своего убежища. Селуччи отказался спать с поднятой занавеской, и она понимала, что не имеет никакого права ставить ему эту в вину, хотя звук движения его крови постоянно ее отвлекал. Дорога, поднимаясь в горы, проходила через два национальных парка Хорошо, что она полакомилась кровью незадачливого Кайла – теперь можно было в полной мере сосредоточиться на дороге.

Сон разгладил черты лица Майка, тени смягчили складки лица. С трудом можно было поверить, что ему было уже тридцать восемь и за спиной – пятнадцать лет работы в полиции.

Тридцать восемь.

Седина на правом виске.

Сколько им еще отведено? Пятьдесят лет? Сорок? Что она будет делать без него в Вечности? Перед лицом Вечности она уже оплакивала смерть Селуччи, хотя он еще и был с ней. Генри предупреждал ее о подобных приступах отчаяния, хотя во все это было трудно поверить, пока сердце еще бьется в груди этого смертного.

"Ради Бога, Вики, не отчаивайся так".

Наклонившись, она дотронулась до плеча друга и слегка потрясла его.

– В чем дело?..

– Через двадцать минут восход. Мне придется оставить тебя в одиночестве.

Женщина выбралась из фургона, подошла к ограждению, отделявшему дорогу от пропасти, и насладилась красотою раскинувшихся перед нею Скалистых гор. Освещенные серым неярким светом, их силуэты казались неестественными, прямо-таки сказочными.

"Бессмертие? – вернулась к своим размышлениям Вики. – Ерунда, по сравнению с вечными горами я просто живу чуть дольше других".

Она услышала, как Майк хлопнул дверью машины, и произнесла:

– Я отправила Генри сообщение, когда мы были на заправке. Он в курсе, что мы сегодня будем у него.

– Так значит, мы его застанем?

Прищурившись, Вики развернулась на каблуках.

– А почему это вызывает у тебя сомнения?

– Ну, не знаю. Возможно, он захочет показать не только свои достоинства, но и недостатки.

Трое суток, проведенных в пути, так утомили Селуччи, что он, не приведя себя в порядок и не выпив чашечку кофе, не в состоянии был оценить всех прелестей весеннего утра и открывшегося перед ними великолепного пейзажа.

– Думаю, он нас дождется.

– Почему ты так уверена?

– Я попросила его об этом.

"Мне стоило бы это предвидеть", – проворчал себе под нос Майк, возвращаясь следом за Вики к фургону. Он перехватил ее руку в тот момент, когда подруга хотела потрепать его по волосам.

– Не приходило ли тебе когда-нибудь в голову, что Генри Фицрой лучше тебя понимает, что значит – быть вампиром?

Подчиняясь движению его руки, женщина обернулась, хотя они оба прекрасно знали, что она без малейшего труда могла бы освободиться из его хватки.

– Может, и так, но Генри Фицрой не в состоянии влезть в мою шкуру. К тому же я не собираюсь тратить свое время на дележ территории.

Селуччи не стал продолжать разговор, хоть прекрасно видел в глазах подруги тень сомнения: скоро они и так все узнают.

* * *

Когда Майк услышал, что крышка убежища, в котором скрывалась от дневного света Вики, открылась и перегородка, отделяющая грузовой отсек от кабины, поднялась, он бросил чайкам остатки своего гамбургера и поднял стекла. К счастью, на улице никого не было. Прекрасно – им совершенно не нужны взгляды посторонних.

Серебристо-серые глаза его подруги в лучах заходящего солнца поменяли цвет на золотистый. Она огляделась.

– Где мы?

– В восточной части города. Карибу-стрит. Мне хотелось, чтобы ты проснулась, когда мы уже прибудем на место.

Вики пристально вгляделась в ветровое стекло. Перед ней был Ванкувер, берег океана. Где-то здесь, совсем рядом, находился и Генри Фицрой.

Затем она перевела взгляд на Селуччи, словно бы видя его в первый раз.

У него было такое странное ощущение, что никто никогда так не проникал в его мысли и чувства, казалось, что эта женщина видит его насквозь. Ему стало не по себе. И как раз тогда, когда Майку показалось, что он не вынесет ее взгляда, отбросив прядь волос с его лица, Вики нежно ему улыбнулась.

9
{"b":"11441","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Николь. Душа для Демона
Вы нам подходите (СИ)
Пожиратели облаков
Хранительница времени. Выбор
Облики гордыни
А может это любовь? Как понять, есть ли будущее у ваших отношений
Острые предметы
Чужая путеводная звезда