ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Омон Ра
Метро 2033: Площадь Мужества
Покорить Францию!
Клыки. Истории о вампирах (сборник)
Воскресни за 40 дней
Пятьдесят оттенков свободы
Убийство в стиле «Хайли лайки»
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Сочувствующий
A
A

Вечер уже перешел в ночь, когда Дарвиш ощутил наконец легкое прикосновение к локтю и услышал шепот: «Ваше высочество» — что означало вызов от трона. Он дочитал непристойный стишок, который только что сочинил для юной дамы с прозрачными глазами, покрасневшей от такого внимания, пока ее друзья истерически хохотали. Потом театрально поклонился на их рукоплескания, махая красными шелковыми рукавами, а выпрямившись, получил поцелуй в награду. Затем повернулся — бестревожно, как будто его сердце не забилось больно под ребрами, — к пажу.

Паж наклонила голову. Благопристойно сплетя пальцы на бледно-серой тунике, она стояла в положенных двух шагах от него — достаточно близко для конфиденциальности, достаточно далеко для движения.

— Господин желает видеть вас, ваше высочество.

Он отвесил насмешливый поклон.

Паж повернулась и с непоколебимым спокойствием пошла вперед, зная: что бы принц ни чувствовал, как бы ни вел себя, он последует за ней.

Трон был высечен много-много лет назад из огромной глыбы обсидиана, и при подходе к нему Дарвиш старался удерживать взгляд на черном блестящем камне, а не на человеке, сидящем на нем. Этот трон должен был символизировать власть над вулканом, и он действительно потрясал людей, которые видели его впервые. Дарвиш однажды даже сидел на нем. Он был тогда очень юн, к тому же бит за это, но хорошо запомнил, насколько холоден и тверд этот трон, и еще тогда отринул всякое желание когда-либо снова сидеть на нем.

«Но мне ни за что не убедить в этом нашего осторожнейшего лорд-канцлера…»

Лорд-канцлер стоял слева от трона, засунув пухлые руки в широкие рукава своей зеленой мантии. От его круглого лица исходила безмятежность. Но Дарвиш знал, безмятежное лицо — самое опасное. Безмятежное лицо означает, что мнение лорд-канцлера уже составлено, и только деяние Одной Внизу способно изменить его.

Справа от трона, слегка опираясь одной рукой на камень, а другую заложив за спину, стоял Шахин, старший принц и наследник, Свет своего отца. На его лице абсолютно ничего не изменилось с их недавней встречи.

«Я слишком мало выпил. Я думал, что достаточно, но я ошибся». Поблизости от трона не было ни столиков с угощениями, ни слуг, поэтому Дарвиш выхватил почти полный кубок из руки пожилого лорда, чем страшно его удивил, и выпил залпом. Вино было приторно-сладким, не то легкое, горное, которое он предпочитал. «Увы, принцам выбирать не приходится. И что угодно лучше, чем никакого вина вообще». Возвращая кубок, он подмигнул лорду.

И вот уже ничто не стояло между ним и троном. Даже паж куда-то исчезла.

Сердце неистово колотилось, но Дарвиш продолжал идти вперед, впиваясь глазами в плитки пола. Увидев отблеск золота — внешнего края королевского герба, который обозначал фактическую границу трона, — он опустился на одно колено и на секунду положил голову на другое колено. Как член королевской семьи, Дарвиш мог не ждать королевского позволения встать, но расчет времени вещь деликатная: слишком короткое время — и его обвинят в непочтительности, слишком долгое — и его обвинят в сарказме. Любое из обвинений бывало обычно верным. Часто верными оказывались сразу оба. Но сегодня ночью по некой причине Дарвиш чувствовал себя усталым — ни больше, ни меньше, — поэтому остался в преклоненной позе чуть долее, и пусть они понимают это как хотят.

Вставая, принц слегка покачнулся, вино из последнего кубка тошнотворно болталось в желудке, но голос его был тверд, когда он произносил ритуальные слова:

— Ты просил меня прийти, возвышеннейший?

Дарвиш уже не помнил, когда последний раз называл этого человека отцом глаза в глаза. Традиция требовала, чтобы он держал глаза опущенными, пока король не заговорит. Но Дарвиш не держал. Он никогда не держал.

Глаза короля были такими же обсидианово-черными, как его трон, и излучали ровно столько же тепла, когда король посмотрел на своего третьего сына.

— Сегодня после полудня ты забрал кое-что из Камеры Четвертого, — сказал он без предисловий и эмоций. — Почему?

— Не кое-что, возвышеннейший. Кое-кого.

Длинные пальцы шевельнулись на широком черном подлокотнике.

— Не заставляй меня повторять вопрос.

«Как будто я мог бы заставить», — подумал Дарвиш и едва удержал пьяный язык, чтобы не высказать это вслух. Глубоко вдохнув, он приготовился поведать историю, которую сочинил за вечер, пока пил и флиртовал, но вместо этого вымолвил:

— Мне не понравилось то, что с ним делали.

— Ему делали только то, возвышеннейший, что всегда делают в Камере Четвертого, — торопливо вставил лорд-канцлер.

— Мне не понравилось, что делали с ним, — упрямо повторил Дарвиш.

— Он твой любовник? — В этом вопросе не слышалось ни любопытства, ни беспокойства: Он прозвучал лишь потому, что был неизбежен.

— Нет, возвышеннейший, просто вор, который упал из ночи на мой балкон.

— Тогда почему ты забрал его из Камеры Четвертого? Просто потому, что мог? — Лорд-канцлер вызывающе наклонился немного вперед.

«Он хочет, чтобы я сказал „да“, — понял Дарвиш, — дабы они могли прийти и забрать моего вора. Просто потому, что могут». А из размытых воспоминаний о прошлой ночи возникло лицо пленника, как раз после того, как он открыл свои изумительные серебристо-серые глаза.

Дарвиш поднял голову и посмотрел королю прямо в лицо. И медленно сказал, претворяя свои чувства в слова:

— Было уже так много боли… Я не мог позволить им добавить еще…

— Значит, ты взял на себя смелость, — а тон спросил «Да кто ты такой?» — остановить ее?

— Да, возвышеннейший.

Это был его первый откровенный разговор с отцом за многие годы, и Дарвиш видел, что на короля он не произвел впечатления. «Чего ты хочешь от меня?» — хотел спросить принц. Но не спросил. Он знал ответ. Ничего.

— Позволь ему оставить этого вора, отец.

— Что? — словно эхо повторил король мысль Дарвиша. Он повернулся и в замешательстве уставился на старшего сына.

Всего на мгновение Дарвиш увидел задумчивый взгляд в глазах Шахина, какого никогда прежде не видел, а затем он сменился презрением, слишком хорошо ему знакомым.

— Если не что-нибудь другое, то, может, это научит его отвечать за свои поступки.

— Но, мой принц, — запротестовал лорд-канцлер. — Вор. Свободный. Во дворце. Чужеземный вор.

Он сделал ударение на слове чужеземный, и король сдвинул брови. Как и было задумано — Дарвиш не сомневался в этом.

— Ну и что? — Ястребиный взгляд Шахина пригвоздил пожилого лорда. — Как будто за ним не будут постоянно следить.

Дарвишу почудилось, будто он услышал еще одно значение в словах брата. Будто под этим «за ним» Шахин имел в виду не вора, а самого Дарвиша. Но вино помешало ему разобраться.

— Я обдумал этот вопрос.

Ритуальные слова вмиг вернули Дарвиша к насущной теме.

— Вор должен был умереть, если б ты не спас его. Следовательно, у него нет жизни, кроме той, что ты ему дашь. Если, — тон сказал: «Когда», — он тебе надоест, он умрет.

— Так легко распорядиться жизнью, возвышеннейший?

Даже приглушенное жужжание двора, казалось, затихло после этих слов. Король вновь сдвинул брови. Дарвиш хотел найти слова, чтобы сгладить дерзость, но те, что пришли ему в голову, только ухудшили бы дело.

Наследный принц презрительно фыркнул.

— Тебе бы следовало знать, — его голос резал как лезвие сабли, — что своей собственной жизнью ты уже распорядился.

Опасность миновала, и король медленно кивнул, тем самым признав мудрость замечания наследника. Этот третий сын не стоит того, чтобы тратить на него гнев.

— Я закончил с тобой. — Вот и все, что он сказал. Король говорил это всем, кого отпускал.

Дарвиш снова преклонил колено, потом встал, задом прошел девять шагов и еще один. Натянув на лицо беззаботную улыбку, он повернулся и бросился в толпу придворных.

Задумчиво хмурясь, Шахин смотрел ему вслед. Долгие годы он был убежден, что Дарвиш только то, чем кажется: буффон, повеса, транжир. Но сегодня вечером — раньше, в коридоре, и сейчас — Шахин подумал, что видит нечто большее: возможно, принца, скрывавшегося внутри шута.

10
{"b":"11442","o":1}