ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Оруженосец
Гадалка для миллионера
Закон охотника
Смертный приговор
Резидент
Не такая, как все
Битва за реальность
В каждом сердце – дверь
Охотники за костями. Том 1
A
A

Уши человека не перестают слышать только потому, что он не хочет больше жить, и пока Аарон лечился, он слушал. Он прислушивался к словам и к тому, что кроется за ними. Он знал, кто платит третьему одевальщику.

«Ты дурак, — мысленно сказал вор широкой спине Дарвиша, отвечая лорд-канцлеру холодным взглядом, — если думаешь, что этот человек не опасен только потому, что он толстый и старый». Впрочем, Аарон и так знал, что Дарвиш дурак.

Злобное лицо лорд-канцлера вызвало у юноши подозрение, что вор должен кланяться королю совсем не так, как принц. Вот незадача!

По пути в тронный зал принц опрокинул в себя еще два кубка вина, и Аарон изумился, как мало весь этот алкоголь подействовал на него: голос звучал ясно, и руки не дрожали. На него как будто не влияла и атмосфера в зале. Спина была напряжена, Аарон отчетливо видел это сквозь тонкий белый шелк его рубашки, но это напряжение он принес с собой.

Молчание, воцарившееся за ритуальными словами Дарвиша, все тянулось и тянулось, и воздух казался неестественно сгустившимся. Яркие цвета мозаики за троном стали одновременно и приглушенными, и более отчетливыми. Юноша сощурил глаза. Идя сюда, он, как и Дарвиш, думал — их позвали только с одной целью: сообщить принцу, что его вор должен умереть. Но теперь Аарон не был в этом так уверен. Он подавил слабый вкус облегчения. Он хочет умереть. Он жаждет смерти.

А потом король заговорил — как гром, возвещавший грозу.

— Камень украден.

— Девять Наверху… — выдохнул Дарвиш, и Аарон мысленно повторил его слова. Камень сдерживал вулкан. Без него Ишия погибнет. — Кто его украл?

Все взоры медленно обратились к Аарону.

— Это не я, — сухо сказал юноша. Как он может что-то украсть, когда еле-еле ходит? — Я был с ним.

Вор ткнул указательным пальцем на принца и почувствовал странное удовлетворение, после того как Дарвиш вдруг ухмыльнулся и шагнул назад, чтобы они стояли бок о бок.

— Это не обязательно оправдывает тебя, — отрезал лорд-канцлер.

— Вы обвиняете моего королевского брата в краже Камня?

Вопрос Шахина был шелковый, но то был шелк петли, стягивающей горло. За последние несколько недель наследник все больше и больше обнаруживал в себе крайнюю неприязнь к вездесущему советнику отца. В том, что этот человек предан трону, принц не сомневался, но ему совсем не нравилось, как эта преданность проявляется. По мнению Шахина, лорд-канцлеру пора было указать на место.

Старик распознал этот тон и торопливо поклонился.

— О нет, мой принц! Вовсе нет. Но он делит свои покои с известным вором…

— И все мы знаем, что если б этот вор сделал ночью хоть один шаг, вы бы узнали об этом в ту же секунду. Так что давайте оставим глупости, — последнее относилось в равной мере к лорд-канцлеру, Дарвишу и Аарону, — и перейдем к делу. — Глаза под нависающими веками пригвоздили Аарона к плиткам пола. Юноша чувствовал себя кроликом под взглядом ястреба. — Ты не мог взять Камень, но ты, вероятно, знаешь, кто мог. Скажи нам.

Аарон перебрал в уме прочих воров Ишии. В конце концов, он им ничем не обязан.

— Если Камня нет, что удержит Госпожу? — В словах Дарвиша звучал страх.

Ответила жрица. Ее высокий, чистый голос стал пронзительным от усилий оставаться спокойной.

— Даже действующие вулканы не извергаются постоянно. Чародеи храма и дворца фокусируют силу, чтобы перекрыть дым и запах и скрыть пропажу от народа. Они всегда наготове, если случится худшее.

Дарвиш кивнул.

— Значит, чародеи знают, — с облегчением пробормотал он. А кто еще?

— Только мы шестеро и старший жрец в храме. — Женщина затеребила пальцами красные и желтые кисточки, висевшие на поясе соответственно ее сану, но лицо ее оставалось бесстрастным. — Если народ узнает…

— Если народ узнает, — договорил за нее Дарвиш, — паника сотрет Ишию с лица земли еще до того, как у вулкана появится шанс это сделать.

— Я рад, что вино не совсем сгноило твои мозги, братец, — саркастически произнес Шахин.

Аарон был уверен, что уловил под сарказмом одобрение, но не успел он задуматься над этим, как снова заговорил король.

— У кого Камень, вор?

Юноша уже давно оценил городских воров — все они кретины.

— Этот вор не из Ишии.

Зубы короля сверкнули в седине бороды. Ни на мгновение Аарон не поверил, что это была улыбка.

— Ты абсолютно уверен?

— Да, уверен. — «Он рубит своей силой, как мечом. А мой отец ударял своей, как дубиной».

С этой мыслью пришли воспоминания: огромный рыжебородый мужчина, темноволосая девочка, присевшая у его ног, ее голубые глаза расширены от ужаса; с этими воспоминаниями нахлынула буря эмоций — вина, гнев, ужас, боль, — слишком плотная, чтобы дышать. НЕТ! Вор отшвырнул и память, и эмоции обратно за стены. «Я покончу со всем этим!» Он отринул и стены, не оставив ничего, кроме пустоты.

Пустоты и Дарвиша. Но с Дарвишем он мог справиться. Ему не следовало покидать комнату принца. Он должен был остаться там и ждать смерти.

Избегая беспокойного взгляда Дарвиша, Аарон обратился прямо к королю.

— Я бы не смог это сделать, а я был лучшим.

— Лучшим? — насмешливо переспросил лорд-канцлер.

— Да, — просто ответил Аарон. Ему плевать, верят они или нет.

Лорд-канцлер с улыбкой развел пухлые руки.

— Изволь посмотреть, где ты теперь!

— Едва ли это его вина! — прорычал Дарвиш.

— И вряд ли это имеет отношение к делу, — вмешалась жрица. — Эти ребяческие препирательства не помогут нам вернуть Камень. — Она вдруг осознала, кого бранит, и покраснела. — Прошу прощения, возвышеннейший.

Аарон слышал этот спор. Едва ли его вина?

— Что это значит — «едва ли моя вина»? — Он засыпался. Кто еще может нести его вину?

Дарвиш, настороженно следивший за отцом, взглянул на юношу.

— Я не сказал тебе? А я думал, что сказал. Твоя кошка была нарочно подпилена и не

выдержала твой вес. Это не могло произойти случайно.

Нарочно подпилена. Нарочно подпилена. Холодная ярость хлынула в душу Аарона, чтобы заполнить пустоту — заполнить и перелиться через край. Вор не видел, как Дарвиш попятился. Он не видел, как король, наследник, жрица и лорд-канцлер наблюдают за ним с одинаковым опасением на лицах. Перед ним маячила жирная рожа и папироса, подпрыгивающая на толстой, сальной губе.

Когда Аарон заговорил, его голос напоминал осколки льда. Есть только одно место в Ишии, где может быть Камень.

Даже сильный ветер с гавани был не способен одолеть смешанные запахи гнили, и грязи, и слишком большого скопления людей на слишком маленьком пространстве. Дарвиш с трудом сдерживался, чтобы не дышать через рукав, как делали многие молодые дворяне, по разным причинам попадавшие в эту часть города. Он хмуро отмахнулся от ноющего попрошайки, перешагнул через кучу отбросов — жирные мухи, облепившие ее, были так раскормлены, что даже не пытались взлететь, — и невольно подумал: а не лучше ли будет вулкан?

Трое стражников за его спиной бранились вполголоса, им это место нравилось еще меньше, чем Дарвишу. Он-то хоть знал, зачем они здесь. А стражникам сказали, что их принц продал что-то, чего не должен был продавать, а его домашний вор узнал, где это находится, и они должны будут применить силу на тот случай, если у их господина возникнут проблемы с возвращением собственности. Не самая благая цель, чтобы облегчить прогулку по самым скверным трущобам Ишии.

— Троих хватит? — спросил Дарвиш.

— Ты когда-нибудь ходил больше чем с тремя?

— Нет.

— Тогда большее количество вызовет подозрения. Люди начнут задавать вопросы, а чем больше вопросов, тем больше шансов, что горожане узнают и запаникуют. — Жрица покачала бритой головой с темной щетиной. — Прежде всего народ не должен узнать, что Камень пропал.

— Какая удача для всех нас, братец, что твоя репутация позволяет тебе ходить к подобным людям, не вызывая недоумения. С тобой будет твоя сабля, — прибавил Шахин. — Возможно, тебе представится случай доказать, что ты умеешь орудовать ею не хуже, чем бутылкой.

18
{"b":"11442","o":1}