ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аарон кивнул.

— И если на нас нападут, твой наемник и, возможно, чародейка, будут сражаться?

— Нападут?

— Пираты, — коротко пояснил эконом.

Юноша снова кивнул, и на этот раз эконом ответил тем же, сгребая монеты со стола в свою поясную сумку.

— Судно — «Зеленый Грифон». Мы уходим с отливом. Если опоздаете, останетесь на берегу. Деньги возвращены не будут.

Аарон набросил на голову капюшон, и все трое молча оставили склад.

Немелодично насвистывая сквозь зубы, эконом смотрел им вслед. Чужеземцы, кто их поймет! А этот как остро отточенная бритва — зарежет, если ляпнешь что-нибудь не то.

— Назваться своим именем? — пробормотал Дарвиш, когда они шли через доки к «Грифону». — Ты спятил?

Аарон покачал головой.

— Я знаю еще четырех Дарвишей: хозяина таверны, портного, садовника и слепого нищего. Все они примерно твоего возраста. Когда принцу дают имя, простой народ называет тем же именем и своих детей.

— Почему? — удивился Дарвиш, он никогда не слышал об этом.

— Чтобы отвести проклятия. Пусть Чандра усилит иллюзию на твоих глазах. — Вор слегка улыбнулся. — Лучшая ложь та, в которой есть доля правды. Ты будешь просто еще одним Дарвишем, названным в честь принца.

— А что насчет меня? — Чандра потянула Аарона за рукав.

— Обычно люди боятся чародеев. Они будут избегать тебя, пока им что-нибудь не понадобится.

— А как мне назваться?

— Тебя кто-нибудь ищет?

Чандра подумала о големе, терпеливо ждущем ее возвращения. О своем отце, который даже не понял, что она исчезла.

— Нет.

— Тогда используй имя, на которое ты отзываешься. Так безопаснее всего.

«Воры, — поняла девушка, чуть не наступив на кучу рыбьих потрохов, — имеют множество специальных знаний».

— Почему торговый корабль? — спросила она, когда тройка путешественников подошла к «Грифону». — Разве мы не спешим?

— Он уходит сегодня! — выпалил Дарвиш. Он думал о слепом нищем с его именем, пытаясь сравнить их жизни. — Что ты от меня хочешь — чтобы я реквизировал военный корабль? Мы стараемся не привлекать внимания.

— Ну, — засопела Чандра, обиженная его тоном, — может, вы чересчур стараетесь?

«Мы?» — удивился Аарон. Почему им не дали, нет, не военный корабль, но курьерский? Команде достаточно было сказать, что они выполняют поручение короля. Легкий, быстроходный кораблик доставил бы их в Тиволик за половину того времени, что требуется торговому судну, и ждал бы их там до той минуты, когда они сбегут вместе с Камнем. Со времени переезда принцессы Итайли в Ишию королевские курьерские суда часто ходят между этими двумя странами. Ни у кого не возникло бы вопросов, если б еще один курьер ушел сегодня вечером.

Видно, у кого-то есть свои причины. Аарон бы многое дал, чтобы узнать, кто этот кто-то и что это за причины.

Соленый морской воздух, запах смолы и нагретого солнцем дерева, отдающего ночи свое тепло… Чандра глубоко вдохнула расслабляясь. Палуба под ногами чуть вздрагивала от мягких шлепков волн по корпусу судна. Над головой заскрипели канаты, когда огромный квадратный парус натянулся порывом ветра. Удалившись от корабельных огней, насколько это было возможно на борту, Чандра запрокинула голову, наблюдая, как Девять пляшут по небу. Она размечталась о более быстром корабле, который мог бы плясать по воде, но раз уж так получилось — и этот сгодится.

Она вернет Камень в Ишию. Чародей Девяти могущественнее всех прочих чародеев, хотя сейчас трудно вообразить, с каким искусством придется столкнуться. Даже если — тут Чандра отринула минутное сомнение — чародей, укравший Камень, умеет творить колдовство с зеркалами, о котором она никогда не слышала, она вернет Камень и положит конец этим глупым свадебным планам. А потом уж разберется и с кузеном.

Пока же надо узнать все что можно о ее спутниках, их силу и слабости, чтобы использовать это наилучшим образом, когда придет время.

Дарвиш стоял на корме и смотрел на огни Ишии, вдыхая последние запахи родного города, пока ночной бриз выталкивал «Грифона» в море.

«Ты будешь гордиться мною, отец». В этой мысли было больше угрозы, чем обещания.

Он поднял мехи с вином в прощальном салюте и сразу испил половину, дабы утопить страх, притаившийся в глубине души: принц боялся, что даже возвращения Камня и спасения столицы для этого не хватит.

Аарон удалился на нос и, вглядываясь в темноту, вспоминал, как утихла боль в объятиях Дарвиша.

«Это была связь душ, — рассуждал он. — Связь душ сделала их неуязвимыми. Больше ничего».

Из темноты возникли голоса его детства, суровые священники, грозящие от имени жестокого, непрощающего бога. «Мужчина и мужчина — это грех и богохульство. Этот путь ведет к костру».

«Что это за бог, который считает любовь грехом? — возмутилась Фахарра. — Ее и так слишком мало в мире».

«Это была связь душ, — ответил им всем Аарон. — Связь душ сделала их неуязвимыми. Больше ничего».

— Опять письмо!

Паж передернул плечами и вручил капитану маленькую кожаную сумку с королевскими печатями Итайли и Сизали.

— Не знаю, мадам. Мне велели ак… — он споткнулся на незнакомом слове, — …центировать, что оно должно быть в Тиволике как можно скорее. Вы должны поймать вечерний отлив.

— Я и сама вижу срочный шнурок, парень. — Капитан постучала мозолистым пальцем по красной шелковой бечевке, обвязанной вокруг сумки и запечатанной сургучом. — И не указывай мне, когда отправляться. Я делала это, когда тебя еще на свете не было.

— Да, мадам. Я имею в виду, нет, мадам. — Он отскочил, когда капитан пролаяла приказ и матросы бросились отвязывать швартовы. Засунув руки глубоко в карманы, паж смотрел, как корабль отходит от причала. «Вот это жизнь, — мечтательно думал он, — мчаться через океан, бросать вызов ветру и волнам, чтобы доставить послание любой ценой». Не смея дольше задерживаться, паж вздохнул и потащился по бесчисленным террасам обратно во дворец. Может, ему стоит поступить в военный флот? В Ишии никогда ничего не происходит.

Благополучно выведя корабль из гавани, капитан перевернула сумочку и нахмурилась, разглядывая королевские печати.

— От ее благословеннейшего высочества — вот все, что я могу сказать. И если она хочет еще этих забытых Одной павлинов, пусть найдет для них другой корабль.

— Надоело избивать команду?

Дарвиш бросился на палубу рядом с лежавшим в тени Аароном и ухмыльнулся Чандре.

— Клянусь Девятью, нет! — ответил он. — Надоело, что меня избивают.

Последние два утра Дарвиш выбирал самых крепких матросов и вызывал их на кулачный бой. Якобы для тренировки. Но его спутники подозревали, что принц делает это ради забавы, поскольку сей коварный, не признающий никаких правил, варварский вид борьбы, принятый у матросов, нельзя было назвать тренировкой даже при самой буйной игре воображения. Последние две ночи Дарвиш пил с ними, быстро превратившись из сухопутной крысы в своего парня.

— Я знаю, он должен притворяться наемником, — пожаловалась Чандра Аарону накануне вечером, — но не до такой же степени! Он все-таки принц и должен вести себя подобающе.

Демонские крылья поднялись.

— Почему? — возразил вор. — Ты же не ведешь себя как принцесса.

— Я — Чародей Девяти, — надменно ответила девушка. Аарон жестом показал на Дарвиша, окруженного матросами. Принц учил их крайне непристойной солдатской песенке.

— Он такой, какой есть.

Аарона и Чандру команда игнорировала. Они отвечали тем же.

Вытирая плащом лицо, Дарвиш вопросительно взглянул на маленькую серебряную чашу, стоявшую меж скрещенных ног Чандры.

— Ты еще не нашла Камень?

— Не совсем, — нахмурилась она. — Могу сказать, что он еще существует и что мы направляемся к нему, но любые подробности он выжигает.

В последний раз, когда Чандра пыталась его найти, — перед самым восходом солнца, — поток силы едва не уничтожил ее гадальную чашу. Но девушка не собиралась говорить об этом принцу. Как не собиралась упоминать и о прикосновении, которое легко прошло через ее фокус и отклонило его. Это останется между нею и тем, другим, чародеем.

26
{"b":"11442","o":1}