ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мальчики с Марса. Почему с ними так непросто и что с этим делать
Охотник. Куда вас, сударь… занесло?
Фантум 2013. Между землёй и небом
Усмири зверя
Иллюзии будущего
Земля лишних. Однокласснички
Наполеонов обоз. Книга 1. Рябиновый клин
Часовое имя
Паспорт 2.0
A
A

Шу-шу — тихий шорох листьев, поглаживаемых ветром, окружал их. Где-то впереди скрипела и постукивала о ствол сломанная ветка. Прошлогодняя поросль хрустела под башмаками и сандалиями, и казалось, идут не трое, а целая армия на марше. Даже Аарону не удавалось двигаться бесшумно.

Сухой, пыльный запах жухлой листвы поднимался при каждом шаге и оседал в носу, смешанный с более мощным ароматом кедров, растущих справа. Сквозь листву били косые зеленовато-золотые лучи послеполуденного солнца, и в каждом из них под собственный жужжащий аккомпанемент плясали насекомые.

По спине Дарвиша струился пот. Он расстегнул ножны. Что-то здесь не так. Что-то они упустили. Ускорив шаг, принц быстро обогнал своих спутников и сделал знак Чандре молчать. К его удивлению, девушка не стала задавать вопросы. Дарвиш ожидал спора, отказавшись от всякого права командовать после падения с «Грифона».

Чандра и сама удивилась, но ее рот подчинился прежде, чем разум успел спросить почему.

Теперь Дарвиш ясно чувствовал запах. Запах, которому тут было не место. Запах древесного угля. Людей. И животных. Очень близко. Внезапно деревья кончились, свежие пни отмечали край поляны. Дарвиш упал за укрытие и выглянул.

Прямо перед собой он увидел след, оставленный деревом, которое тащили в лагерь, коротко ощипанную траву, едко пахнущие испражнения тяглового скота, увидел, что лагерь покинут. Держа руку на сабле, принц осторожно вышел на открытое место.

Поляна была больше, чем казалось сначала, но, судя по всему, лагерь заполнял огромное пространство. Остались следы по крайней мере от пяти фургонов и большого количества людей. В центре поляны была вырыта огромная яма для костра, и Дарвиш направился к ней по утоптанной земле.

— Кто бы это ни был, — крикнул он, когда Аарон и Чандра вышли из леса, — сегодня утром они еще были здесь! Костер залит, но я нашел горячий уголек.

— Шои, — сказал Аарон, сбрасывая капюшон. Его лицо шелушилось, и особенно сильно — гордый крючок носа. — Странники.

— Никогда о них не слышала. — Чандра наклонилась и подняла ярко-зеленый лоскуток, вдавленный в колею.

— Я тоже. — Дарвиш перешел на другую сторону поляны, где виднелся четкий след, ведущий на северо-восток.

Аарон фыркнул.

— Вы живете на островах. Из фургонов выходят паршивые лодки.

— Они живут в фургонах? — удивилась Чандра.

— Да.

— «Шои» — это что-нибудь значит? — девушка бросила лоскут на землю.

— Это значит «люди». Остальные, не-шои, называют их странниками.

— Чем они занимаются?

Аарон повернулся к чародейке, вскинув кустики рыжеватых бровей.

— Они странствуют. Что?..

Ярко-голубая птица пронеслась через поляну, оскорбленно крича.

— Птицы…

Никаких птиц. Никакого птичьего пения. Последние несколько минут все было слишком тихо. Дарвиш выхватил саблю, и в ту же секунду первый человек выскочил на поляну, его меч со свистом рассек воздух — разбойник явно надеялся, что удар будет смертельным.

Стиснув зубы, Дарвиш молча атаковал. Их было двое, трое, нет пятеро, а он — один. Любой ценой он должен выбить их из равновесия.

Сталь лязгнула по стали, а когда мечи с шипением разошлись, Дарвиш со всей силой пнул разбойника в колено, и тут же повернулся ко второму. Вдохнув, принц увернулся от бешеного удара. Выдохнув, вонзил саблю, ударом слева, в живот разбойника. Это был его единственный шанс искупить вину; Дарвиш вложил все что мог в этот бой. Воин-левша имеет преимущество, и он растянул его до предела и дальше.

Острие царапнуло его по правой руке, достаточно глубоко, чтобы причинить боль, но не глубже.

«Одна Внизу, мне нужен мой щит!» Дарвиш упал, перекатился на спину, и с земли, держа саблю обеими руками, срезал третьего у коленей. Вскочив возле четвертого, принц двинул его в висок утяжеленной головкой эфеса и отбросил обмякшее тело. Разбойник, первым выбежавший на поляну, уже ждал своей очереди, оберегая ногу. Дарвиш сделал обманный выпад, вынуждая бандита повернуться больной стороной, размахнулся и рубанул саблей через шею и ключицу по ребрам.

Выдернув клинок, принц резко повернулся, но сражаться было уже не с кем.

Трое разбойников отдали богу душу, двое были на последнем издыхании. Пока Дарвиш озирался, Аарон нанес одному милосердный удар его же кинжалом и пошел к другому. Из троих мертвых двоих убил Дарвиш, третий лежал на спине, вместо лица — кровавое месиво. Камень из пращи Аарона, догадался принц.

Он оторвал разрезанный рукав рубашки, вытер им саблю и вложил клинок с пятнами запекшейся крови обратно в ножны.

Потом его затрясло. Колени дрожали, и, чтобы устоять, Дарвиш глубоко вдохнул.

«Мне надо выпить. О, Одна Внизу и Девять Наверху, мне надо выпить».

В девятнадцать лет он убил троих человек в бою, когда был послан с отрядом очистить пиратское гнездо на южном побережье Сизали. Но сейчас ему даже не верилось в это.

Чандра обеими руками зажала рот, пытаясь сдержать рвоту. Там было так много крови — черной, где она впиталась в землю, и красной, ярко-красной, темно-красной, всех оттенков красного, на распростертых телах. И эти люди были такие страшно мертвые. Не тихо умершие, как ее мать, радуясь избавлению от боли, но зверски скончавшиеся и ненавидящие каждую секунду угасания.

Девушка не поняла, что стонет, пока не услышала этот стон, но остановиться уже не могла. Ей хотелось выть, или рыдать, или причитать, или что-нибудь еще подобное.

Теплые руки обняли ее, большая ладонь погладила по спине.

— Не смотри, — тихо прошептал Дарвиш ей в волосы. — Отвернись. Когда не видишь — не столь ужасно. Я знаю.

— Так много крови, — глухо сказала Чандра, не вырываясь и не расслабляясь в объятиях принца. Его руки давали утешение, но девушка не знала, как его принять.

Дарвиш медленно повернул ее, отрывая ее взгляд от трупов. Когда Чандра увидела перед собой его лицо, а не поле боя, она как-то странно вздохнула и с сухими глазами рухнула принцу на грудь.

— Я никогда не видела, чтобы кто-нибудь так умирал, — дрожа, сказала девушка.

«Я тоже». Руки Дарвиша помнили каждый удар и ответное сопротивление плоти, каждое дребезжание, когда сталь натыкалась на кость.

Аарон оглядчиво ходил среди трупов, сражаясь с воспоминаниями, грозившими раздавить его; воспоминаниями о жизни, которую он выпустил словно камень из пращи и оставил позади. Первого человека он убил в одиннадцать лет при набеге на соседний замок. Один из защитников споткнулся и упал — Аарон вонзил топор ему в горло. После боя отец поднял отрубленную голову на копье и гордо объявил наследника клана мужчиной. Руки отца были залиты кровью, и на нем тоже была кровь.

Этим утром Аарон убил впервые с тех пор, как покинул отцовский замок. Убил не думая, защищая спину Дарвиша. «Отличный бросок, мой сын!» «Я больше не твой сын». «Даже я не сделал бы лучше». «Заткнись, отец!»

Но отрицание не вернет обратно ни камень, ни внезапную жестокость, которая была в обычае у отца. Аарон позволил себе расслабиться, и прошлое заявило свои права. Теперь ему придется быть сильнее, пока это прошлое не удастся разрушить.

Однако пока у него есть только отрицание.

— Они одеты как разбойники. — Точным ударом ноги Аарон перевернул одного на спину. — Оборванные, грязные. Только слишком откормленные. — Юноша присел на корточки и протер клинок у рукояти. Нахмурился, потянулся за другим мечом и забарабанил пальцами по стали. — На всех мечах и кинжалах эмблема Королевской стражи.

— Что? — вскинул голову Дарвиш.

— Их послал король Итайли.

— Тогда совсем другое дело, — воскликнул голос с края поляны. — Любой враг королевских стражников — наш друг.

Говоривший был невысоким, коренастым человеком, одетым во все зеленое и коричневое. Рядом с ним стояла девушка, повыше ростом, но одетая почти так же. У обоих на поясе висели длинные ножи, а мужчина держал в руках толстый посох, окованный с обоих концов латунью. Их кожа была темнее, чем у Аарона, но светлее, чем у Дарвиша и Чандры.

36
{"b":"11442","o":1}